Лодка на Серкио (Шелли/Бальмонт)/ПСС 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Лодка на Серкіо
авторъ Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Boat on the Serchio («Our boat is asleep on Serchio's stream…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата созданія: ориг. 1821; пер. 1903, опубл.: ориг. 1824; пер. 1903. Источникъ: Перси Биши Шелли. Полное собраніе сочиненій / Переводъ К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знаніе», 1903. — Т. 1. — С. 271—274..

Редакціи




[271]
ЛОДКА НА СЕРКІО.

Уснула наша лодка сладкимъ сномъ,
И паруса, какъ мысли въ сновидѣньи,
Она сложила въ мирномъ усыпленьи,
Безплодно шевелитъ своимъ рулемъ;
Ужь Доменико, лодочникъ, мечтая,
Поправилъ мачту, весла взялъ теперь,
Но лодка мирно спитъ, какъ спалъ-бы звѣрь,
О привязи своей не помышляя.

Чуть зримый мѣсяцъ свѣтится едва,
10 И звѣзды на лазури догорѣли;
Среди вѣтвей, въ пещерѣ, въ темной щели
Съ летучей мышью скрылася сова.
Заря зажгла росистыя долины,
Верхушки скалъ сѣдыхъ, потокъ рѣчной,
15 Туманъ,—дыханье свѣжести ночной,—
Одѣтыя снѣгами Аппенины,
И весь въ огнѣ заискрился востокъ,
Пещеры нѣжнымъ золотомъ облекъ,

[272]

День пробудилъ все то, что дышетъ въ мірѣ:
20 Дроздъ, жаворонокъ, ласточка, скворецъ
Живутъ, звенятъ, поетъ веселый жнецъ,
Звонъ колокола шире все и шире,
Жужжитъ и вьется горная пчела
Надъ свѣжими душистыми цвѣтами,
25 Семья свѣтлянокъ въ глубь травы ушла,
Сокрылась подъ росистыми листами,
Мерцая, догорѣли свѣтляки,
И на лугахъ кузнечики молчали,
И жукъ забылъ въ свой звонкій рогъ гудѣть,
30 И какъ грачи всей стаей улетѣть
Спѣшатъ, едва лишь выстрѣлъ услыхали,
Такъ быстро улетѣли изъ умовъ
Ночные страхи, тѣни темныхъ сновъ.

Всѣ встали для свершенья твердой воли
35 Воззвавшаго насъ къ жизни для того,
Что-бъ мы не наши цѣли, а Его
Осуществляли въ нашей тѣсной долѣ;
И тысячи проснулись, чтобъ узнать,
И нѣкто пробудился, чтобъ ученье
40 Туманное имъ дать, какъ разъясненье
Того, чего никто не могъ понять;
И многіе проснулись въ жалкомъ страхѣ,
Чтобъ ежиться, какъ червяки во прахѣ;
Но Мильчіоръ и свѣтлый Ліонель,
45 Себя во всемъ съ толпой разъединяя,
Поставили себѣ иную цѣль:
Жить подъ холмомъ, на склонъ его взирая;
И здѣсь былъ холмъ; цвѣтущею стѣной
Онъ Лукку отъ Пизанцевъ отдѣляетъ;
50 Какъ озеро съ зеленою волной,
Подъ нимъ равнина даль распространяетъ
Со множествомъ полей, болотъ, ручьевъ,
И этой ширью ласковой равнины
Удалены отъ склона Аппенины,
55 Гигантскій островъ между облаковъ.

[273]


«Какъ думаете вы, въ своей истомѣ
«О чемъ мечтаетъ лодка въ этотъ часъ?»
«—Коль правда есть въ мечтахъ и въ сонной дремѣ,
«Она конечно сердится на насъ,
60 «И думаетъ, какъ много въ самомъ дѣлѣ
«Мы по рѣкѣ отъѣхать-бы успѣли».—
Но Ліонель промолвилъ: «Ничего.
«Смотрите, вѣтеръ дуетъ превосходно,
«Мы будемъ хоть сейчасъ,—когда угодно,—
65 «Вонъ тамъ вдали, гдѣ все еще мертво
«Отъ полумрака; въ этомъ освѣщеньи
«Ни блеска дня, ни мрака ночи нѣтъ,
«Но, если звѣздъ погасъ кристальный свѣтъ,
«Они зажгутся намъ при возвращеньи.
70 «Погода благосклонна къ намъ съ утра;
«Какъ волосы свистятъ у Доменико
«Подъ вѣтромъ! Эй, пріятель, въ путь пора,
«Смѣется вѣтеръ весело и дико».
Но проворчалъ сердито Мильчіоръ,
75 Свое сдержать не въ силахъ нетерпѣнье:
«Коль въ лодкѣ разгадалъ я ощущенья,
«Она таитъ озлобленный укоръ:
«Когда-бы два часа теперь мы плыли,
«Чортъ знаетъ, говоритъ, ужь гдѣ-бъ мы были».
. . . . . . . . . . . . . . . 
80 «Балластъ за бортъ: припасы внизъ, сюда».
«—Быть можетъ опустить боченокъ ниже?»
«Нѣтъ, ничего, такъ хорошо». «—Да, да,
«Бутылки съ чаемъ здѣсь пускай, поближе,
«Лежатъ въ соломѣ. Такъ въ былые дни,
85 «Безгорестные школьники въ Этонѣ,
«У фермеровъ клокъ сѣна, что на склонѣ
«Сушили, полусонные, они,
«Стянувши, мы на немъ, смѣясь, валялись,
«Редиску ѣли, чаемъ упивались».
. . . . . . . . . . . . . . . 
90 Держа бутылку такъ, какъ будто чай
Есть лучшее, что можетъ дать намъ Рай,

[274]

Веселый Ліонель стоялъ, но строго—
«Къ рулю!»—ему промолвилъ Мильчіоръ,
«Отчаливай!» И вотъ живетъ просторъ,
95 Покрылась пѣной водная дорога.

Расширились, волнуясь, паруса,
И утренникъ по ткани пролетаетъ,
Смѣется вѣтерокъ, его питаетъ
Разсвѣтъ и серебристая роса;
100 Разрѣзавъ разъяренное теченье,
По Серкіо бѣжитъ впередъ ладья,
Вотъ вздрогнула, и встала на мгновенье,
И вновь предъ ней, крутясь, шипитъ струя;
Изъ тѣсныхъ горъ, изъ тишины ихъ плѣнной,
105 Стремительный потокъ бѣжитъ, кипитъ,
Свирѣпствуетъ, и вотъ онъ съ моремъ слитъ,
Во влагѣ мирной вспыхнулъ многопѣнный;
Подъ утренней улыбкой тотъ прибой
Столбы рождаетъ въ безднѣ голубой.

110 Межь мраморныхъ оплотовъ пробѣгая,
Что въ Рипафраттѣ бѣгъ рѣки дробятъ,
Кипитъ волна, той смертью умирая,
Которой,—устремляя свѣтлый взглядъ,—
Кто любитъ, умираетъ такъ охотно:
115 Съ любимымъ слившись, жить въ немъ безотчетно.
И точно не совсѣмъ еще прошла
Та судорога страсти, виснутъ горы,
Какъ-бы упасть готовыя, но взоры
Лаская, упоительно-свѣтла,
120 Рѣка въ восторгѣ мчится вдоль равнины,
Въ хрустальномъ изобильи влагу льетъ,
Къ подножью Арно дань свою несетъ,
Лозу и колосъ; дальше, мимо тины
Глухихъ невысыхающихъ болотъ,
125 Близь жуткихъ мѣстъ, чумою напоенныхъ,
Гдѣ синеватый ширится туманъ,
Межь сосенъ проскользнувъ, недвижно-сонныхъ,
Она вбѣгаетъ съ плескомъ въ Океанъ.




Примѣчаніе К. Д. Бальмонта


[494]Къ стр. 271.
Лодка на Серкіо.

Шелли описываетъ свои собственныя впечатлѣнія отъ катанья въ лодкѣ по Серкіо вмѣстѣ съ Уильемсомъ.




PD-icon.svg Это произведеніе перешло въ общественное достояніе.
Произведеніе написано авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.
Кромѣ того, переводъ выполненъ авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликованъ прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.