МСР/ВТ/Глюк

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Глюк
Музыкальный словарь Римана
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Доницетти. Источник: т. 1: А — Доницетти, с. 367—369 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th)МСР/ВТ/Глюк в дореформенной орфографии


Глюк (Gluck), Кристоф Виллибальд (позднее фон Г.), род. 2 июля 1714 в Вейденванге близ Берхинга (средн. Франкония) около богемской границы (а не 25 марта 1700 в Нейштадте), ум. 15 нояб. 1787 в Вене; сын лесничего у князя Лобковича в Эйзенберге, где учился в начальной школе. В 1726—32 был мальчиком-хористом при иезуитской церкви в Комотау и как таковой обучался пению и игре на фп., органе и скрипке, затем отправился в Прагу, где зарабатывал средства для существования в качестве певца в церквях и скрипача на балах; вместе с тем Г. сделался, под руководством чеха Черногорского, отличным виолончелистом. Благодаря вероятно поддержке князя Лобковича, Г. решился в 1736 отправиться в Вену, которая уже и в то время была значительным музыкальным центром. Здесь ломбардский князь Мельци, слышавший Г. на вечере у князя Лобковича, обратил внимание на его выдающийся талант, взял его с собой в Милан и поручил там для дальнейшего усовершенствования Саммартини (см.), одному из творцов струнного квартета. После четырехлетнего обучения Г. выступил оперным композитором, поставив в 1741 „Artaserse“ (Милан); вскоре затем последовали: „Ipermnestra“ и „Demetrio“ [„Cleonice“] (Венеция 1742), „Demofonte“ (Милан, 1742), „Artamene“ (Кремона 1743), „Sofonisba“ (Милан 1743), „Alessandro nell’Indie“ [„Poro“] (Турин 1744) и „Pedra“ (Милан 1744). Эти произведения, — в таком же чисто-итальянском стиле, какие писали Саккини, Гульельми, Иомелли и Пиччини, — скоро доставили Г. известность, так что в 1745 он был уже приглашен в Лондон, чтобы писать оперы для Геймаркетского театра; он поставил там „La caduta dei Giganti“ (1746), повторил „Artamene“, сделал также опыт поставить оперу „Piramo e Tisbe“, составленную из лучших арий его прежних опер (pasticcio), но потерпел полнейшую неудачу. Путешествие в Лондон явилось поворотным пунктом композиторской деятельности Г.; зависело это частью от собственных его размышлений, вызванных падением упомянутого pasticcio, частью — от сильного впечатления, произведенного на него сочинениями Генделя, а также музыкой Рамо, с которой он познакомился в это время в Париже. С этих пор Г. Стал больше заботиться о драматической выразительности своей музыки и в операх своих стал обращать внимание не только на музыку, но и на текст. Изменение стиля Г. совершилось лишь постепенно; все же оно отчасти проявляется уже в „La Semiramide riconosciuta“, написанной в 1748 для Вены, куда Г. отправился из Лондона и где в 1754—64 был капельмейстером придв. оперы. В 1749 Г. был приглашен в Копенгаген („Tetide“). Затем последовали „Telemacco“ (Рим 1750), „La clemenza di Tito“ (Неаполь 1751), „L’eroe cinese“ (Вена 1755), „Il trionfo di Camillo“ и „Antigono“ (Рим 1755), „La Danza“ (1755, Лаксенбург), L’innocenza giustificata“ и „Il re pastore“ (Вена 1756), „Don Juan“ (балет, там же 1761), „Il trionfo di Clelia“ (Болонья 1762) и много новых арий при возобновлении старых опер других композиторов в Вене и Шёнбрунне. Кроме того Г. написал для двора новую музыку к целому ряду, имевших в то время успех в Париже французских комических опер (на тексты Фавара, Ансома, Седена, Данкура): „Les amours champêtres“ 1755, „Le chinois poli en France“ 1756, „Le déguisement pastoral“ 1756, „La fausse ésclave“ 1758, „L’île de Merlin“ 1758, „L’ivrogne corrigé“ 1760, „Le cadi dupé“ 1761, „On ne s’avise jamais de tout“ 1762 и „La rencontre imprévue“ 1764 [на немец. под загл. „Die Pilgrimme von Mekka“]. 1762 год составляет начало второго периода жизни Г. — годы странствий и исканий кончились, наступила творческая зрелость, Г. дал миру своего „Орфея“ („Orfeo ed Euridice“, Вена). Для этой оперы он нашел то, чего ему до сих пор недоставало: либреттиста, понимавшего одинаково с ним недостатки итальянской оперы и заменившего прежние поэтические сравнения и сентенции действием и страстностью. Либреттист этот, заслуги которого заключаются конечно не в одном том, что он понял намерения Г., был Кальсабиджи (см.), автор текстов „Орфея“, „Альцесты“ (Вена 1767) и „Paride ed Elena“ (там же 1770). Г. ясно выразил свои взгляды на оперу в предисловиях к партитурам „Альцесты“ и „Париса и Елены“ (напеч. 1769 и 1770). Менее удачные и менее обнаруживающие его новые стремления оперы этой эпохи написаны на тексты Метастазио (прежнего главного либреттиста Глюка): „Ezio“ (Вена 1763), „Il Parnasso confuso“ (Шёнбрунн 1765, к бракосочетанию Иосифа II, исполнена императорской фамилией), „La corona“ (1765, также исполнена принцессами) и написанные для Пармского двора в 1769 интермедии: „Le feste d’Apollo“, „Bauci e Pilemone“ и „Aristeo“. В 1772 Г. познакомился с атташе французского посолства Бальи-Ле-Блан-дюРулле, который проникся его реформаторскими идеями, переделал для него „Ифигению“ Расина в оперное либретто и выхлопотал постановку на сцене парижской Большой оперы оконченной еще в том же году новой оперы („Ифигения в Авлиде“); однако же для устранения горячей оппозиции этому предположению понадобилось личное ходатайство супруги дофина Марии Антуанеты, бывшей ученицы Г. Шестидесятилетний Г. сам поспешил в Париж для разучивания оперы и 19 апр. 1774 состоялось ее первое представление, возбудившее необычайный интерес в публике. „Орфей“ и „Альцеста“ были также поставлены с немаловажными изменениями; наплыв публики был так велик, что впервые пришлось выдавать билеты на генеральную репетицию, во время которой Г. дирижировал без сюртука и парика, в ночном колпаке. Париж разделился на два лагеря. Почитатели музыки Люлли и Рамо стали на сторону Г., которому покровительствовал и двор. Многочисленная партия приверженцев итал. оперы устроила, однако, так, что либретто „Roland“, переданное Г-у, было в то же время без его ведома предложено и Пиччини, прославившемуся в Италии своими 60 операми. Г. тем временем поставил еще две небольшие, незначительные оперы „Cithère assiégée“ и „L’arbre enchanté“ (1775) и вернувшись в Вену, написал свою „Армиду“. Узнавши об интриге с Пиччини, он так рассердился, что отказался от сочинения „Роланда“ и сжег наброски этой оперы. Спор глюкистов (аббат Арно, Сюар и др.) с пиччинистами (Мармонтель, Лагарп, Женгене, Даламбер) получил громкую известность; с обеих сторон появилось множество брошюр и газетных статей. (Срв. Leblond, „Mémoire pour servir à l’histoire de la révolution opérée dans la musique par M. le chevalier G.“ [1781]; перечень отдельных статей помещен в добавлении к „Biographie universelle“ Фетиса под Г.). „Армиде“ сначала не особенно посчастливилось (1777); зато „Iphigénie en Tauride“ („Ифигения в Тавриде“) нанесла совершенное поражеиие пиччинистам (18 мая 1779, либретто Гильяра); слабый успех последней оперы Глюка „Echo et Narcisse“ (1779), не мог уже повредить его славе. Маститый композитор, которому легкий припадок апоплексии напомнил об упадке его сил, возвратился в 1780 покрытый славой в Вену; там спокойно проводил он остаток дней, пока новый апоплексич. удар не прервал его жизни. Кроме произведений для сцены Г. написал весьма немногое, а именно: шесть симфоний (прежней формы, т.е. увертюр), семь од Клопштока для 1 голоса с фн., „De profundis“ для хора и оркестра и восьмой псалом а capella. Кантата „Страшный суд“ осталась неоконченной (Сальери окончил ее). В 1873—96 было издано у Врейткопфа и Гертеля критически просмотренное роскошное издание главных опер Глюка (обе „Ифигении“, „Альцеста“, „Армида“, „Орфей“) под редакцией Пеллетана (ум. 1876) и при сотрудничестве Б. Дамке, К. Сен-Санса и Ж. Тирсо. Срв. А. Schmid, „Chr. W., Ritter von G.“ (1854); Desnoiresterres, „G. et Piccini“ (1872); Siegmeyer „Über den Ritter G. und seine Werke“ (1825, 2-e изд. 1837); Miel, „Notice sur Christophe G.“ (1840); Marx, „Gluck und die Oper“ (1863); A. Reissmann, „W. G., sein Leben und seine Werke“ (1882); L. Nohl, „Gluck und Wagner“ (1870) и пр. Срв. Опера и Пуччини.