Морское видение (Гейне; Вейнберг)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Морское видение
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнберг (1831—1908)
Оригинал: нем. Seegespenst. — Из цикла «Северное море», сб. «Книга песен». Перевод опубл.: 1858[1]. Источник: Сайт Marganas Welt

    Морское видение


    А я лежал у борта корабля,
    И, будто бы сквозь сон, смотрел
    В зеркально чистую морскую воду…
    Смотрел всё глубже, глубже —
    И вот, на дне передо мной
    Сперва, как сумраком подёрнуты туманным,
    Потом ясней, в определённых красках,
    И куполы, и башни показались,
    И наконец, как солнце, светлый, целый город
    Древне-фламандский,
    Жизнию кипящий.
    Там, в чёрных мантиях, серьёзные мужчины,
    С брыжами белыми, почётными цепями,
    Мечами длинными и лицами такими ж,
    По площади, кишащей пёстрым людом,
    Шагают к ратуше с крыльцом высоким,
    Где каменные статуи царей
    Стоят настороже с мечом и скиптром.
    Невдалеке, где тянутся рядами
    Со стёклами блестящими дома,
    И пирамидами острижены деревья,
    Там, шёлком шелестя, девицы ходят,
    И целомудренно их розовые щёчки
    Одеты шапочкою чёрной
    И пышными кудрями золотыми,
    Из-под неё бегущими наружу.
    В испанских платьях молодые франты
    Рисуются и кланяются ловко;
    Почтенные старушки,
    В коричневых и старомодных платьях,
    Неся в руках молитвенник и чётки,
    Спешат, ногами семеня,
    К высокой церкви,
    На звон колоколов
    И звуки стройные органа.

    Я сам охвачен тайным содроганьем…
    Далёкий звон домчался до меня…
    Тоской глубокою и грустью бесконечной
    Моё сдавилось сердце,
    Ещё незалечившееся сердце;
    Мне чудится, что губы дорогие
    Опять его целуют раны,
    И точат кровь из них,
    И капли красные, горячие, катятся
    Струёю медленной и долгой
    На старый дом, стоящий там, внизу,
    В подводном городе глубоком —
    На старый дом с высокими стенами
    Меланхолически пустынный,
    Где только девушка у нижнего окна
    Сидит, склонивши на руку головку,
    Как бедное, забытое дитя —
    И знаю я тебя,
    Забытое и бедное дитя!

    Так вот как глубоко, на дно морское,
    Из детской прихоти ты скрылась от меня
    И не могла уже оттуда выйти,
    И меж чужими ты, чужая, всё сидела…
    И так столетья шли…
    А я меж тем с душой, печалью полной,
    Искал тебя по всей земле,
    И всё тебя искал,
    Тебя, всегда любимую,
    Тебя, давно потерянную
    И снова обретённую.
    Тебя нашёл я, и смотрю опять
    На милый образ твой,
    На умные и верные глаза,
    На милую улыбку…
    Теперь с тобой я не расстанусь больше,
    И на морское дно к тебе сойду,
    И кинусь я, раскрыв объятья,
    К тебе на грудь…

    Но вовремя как раз меня
    Схватил за ногу капитан
    И оттащил от борта,
    И крикнул мне, сердито засмеявшись:
    «Да что вы, помешались, доктор?»




    Примечания

    См. также перевод Михайлова.

    1. Впервые — в журнале «Библиотека для чтения», 1858, т. CL, с. 2—4 с подзаголовком «Посвящено Юлии Васильевне Данзас».