НЭС/Национальное собрание

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Национальное собрание
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 100—108 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Национальное собрание (Assemblée nationale) или учредительное Н. собрание (Ass. n. constituante) — первое собрание народных представителей в эпоху революции. Когда Людовик XVI вынужден был созвать генеральные штаты, парижский парламент потребовал, чтобы они были избраны по форме 1614 г., т.-е., чтобы каждое из трех сословий имело по одному голосу, что грозило затормозить реформы. Нация, восторженно встретившая известие о предстоящем созвании генеральных штатов, требовала, наоборот, поголовного голосования и удвоения числа депутатов третьего сословия. Министр Неккер согласился на последнюю меру, оставив нерешенным вопрос о способе подачи голосов. Регламент 24 января 1789 г. определил порядок выборов. Особенно сложными были выборы третьего сословия. Все французы, достигшие 25 лет, имеющие оседлость и внесенные в списки налогов, участвовали в первичных избирательных собраниях, составлявших наказы и выбиравших делегатов, которые сводили первичные наказы в один общий и назначали ¼ из своей среды для представления наказа в общее собрание третьего сословия, собиравшееся в главном городе округа. Выборы были частью трехстепенные, частью двухстепенные. Депутаты снабжались инструкциями и общими полномочиями (pouvoirs généraux), «достаточными для того, чтобы они представляли, решали и принимали все то, что может касаться нужд государства, реформы злоупотреблений, установления определенного и прочного порядка во всех частях управления, общего благополучия королевства и блага всех и каждого». Генеральные штаты были открыты лично королем в Версале, 5 мая 1789 г. Общее число депутатов равнялось 1118: 577 — от третьего сословия, 291 — от духовенства, 250 — от дворянства. Духовенство распадалось на высшее (48 архиепископов и епископов, 35 аббатов и каноников) и низшее (бедные сельские кюрэ), завидовавшее богатству и влиянию высшего. Среди дворянства было около 60 членов, занимавших высокие должности. Среди депутатов третьего сословия большинство состояло из адвокатов, нотариусов, врачей, купцов, ремесленников и небольшой группы сельских хозяев. Речь короля при открытии штатов не давала никаких обещаний и признавала главной задачей штатов восстановление прочного порядка в финансах и укрепление государственного кредита. Говоривший после короля хранитель печати Барантен предоставлял трем сословиям самим установить способ голосования (одобряя, впрочем, поголовное голосование), обещал равенство сословий в платеже налогов. В докладе Неккера, наполненном сухими цифрами, тоже не заключалось обещаний. 6 мая сословия собрались каждое отдельно, но депутаты третьего сословия выразили нежелание образовать из себя отдельную палату. Дворянство и духовенство решили приступить к поверке полномочий, каждое отдельно от других сословий. На следующий день третье сословие пригласило духовенство и дворянство образовать общее собрание и сообща приступить к поверке полномочий, но не имело успеха. 10 июня, по предложению Сийеса, третье сословие решило в последний раз послать приглашение двум остальным сословиям и потом приступить к поверке полномочий всех депутатов, что и было окончено к 15 числу (уже тогда несколько кюрэ присоединилось к депутатам третьего сословия). 17 июня депутаты третьего сословия, признавая себя представительством девяносто шести сотых всей нации, приняли название «Н. собрания». Чтобы обезопасить себя от возможного перерыва или даже прекращения своей деятельности, члены национального собрания решили и объявили, что «налоги и поборы будут взимаемы как прежде» только до роспуска собрания; с этого дня взимание всех налогов и поборов, не вотированных им, должно прекратиться. Между тем, дворянство и высшее духовенство обратились к королю с протестом против действий третьего сословия. 20 июня зала заседаний Н. собрания оказалась запертой, под предлогом приготовлений к королевскому заседанию. Тогда депутаты собрались в принадлежавшей графу д’Артуа зале для игры в мяч (salle du jeu de paume) и здесь, под председательством Бальи, принесли торжественную присягу не расходиться и собираться всюду, где потребуют обстоятельства, до тех пор, пока не будет создана и утверждена на прочных основаниях конституция королевства. Гр. д’Артуа велел запереть мячевой зал, и депутаты 22 июня собрались в црк. св. Людовика, где к ним примкнуло большинство депутатов от духовенства. Торжественное заседание 23 июня, при участии всех сословий, но при отсутствии популярного Неккера, было открыто речью короля, в которой он, указав на «гибельное разделение», заявил, что сам должен прекратить его. Затем была прочитана королевская декларация, в которой заявлялось, что депутаты должны образовывать три палаты и обсуждать дела по сословиям, сходиться же для совместных обсуждений лишь с особого разрешения короля. Король объявлял не имеющими силы, как незаконные и не конституционные, совещания депутатов третьего сословия, но, вместе с тем, обещал разные реформы. В заключение было предъявлено требование разойтись немедленно, а на следующий день собраться для занятий каждому сословию отдельно. Когда король удалился, за ним последовали почти все епископы, несколько священников и значительная часть дворян, прочие же депутаты остались на своих местах. «Господа — сказал церемониймейстер де-Брезэ — вы слышали приказание короля». «Да, — отвечал Мирабо, — мы слышали намерения, которые внушены королю… Если вам поручили заставить нас уйти отсюда, вы должны просить приказания употребить силу, так как мы не покинем наших мест иначе, как перед силой штыков» (эта фраза стала популярной в несколько иной форме: «Пойдите и скажите вашему господину, что мы находимся здесь по воле народа и уйдем отсюда только уступая силе штыков»). Н. собрание единодушно постановило, что оно остается при своих прежних решениях, что личность депутатов неприкосновенна, а всех, кто стал бы преследовать их, объявило изменниками против нации, виновными в уголовном преступлении. Двор, хотевший-было действовать решительно и арестовать вождей третьего сословия, испугался и даже убедил Неккера взять назад поданное им прошение об отставке. 24 июня большинство духовенства вошло в состав Н. собрания, а 25-го то же сделало меньшинство дворян. 27 июня король пригласил и остальных депутатов присоединиться к Н. собранию. С 9 июля оно стало называться учредительным (constituante), после того как конституционный комитет, избранный собранием, представил ему план работ, касающихся составления конституции. Обеспокоенное сосредоточением войск кругом Парижа, собрание обратилось к королю с адресом, на который не получило ответа. 11 июля Неккер получил отставку; Н. собрание объявило, что он и другие уволенные министры уносят с собой уважение собрания и его сожаления. 14 июля произошло взятие Бастилии; затем начались беспорядки в городах и селах, отказы крестьян от уплаты повинностей в пользу помещиков, уничтожение за̀мков и документов на феодальные права. Фактически феодализму наступил конец. 4 августа 1789 г., в знаменитом ночном заседании, виконт Ноайль предложил, для успокоения страны, объявить подлежащими выкупу все феодальные права, кроме сеньериальной барщины и других остатков личной зависимости, которые должны быть уничтожены без выкупа. Предложение это поддержал герцог Эгильон, требовавший, впрочем, выкупа всех без изъятия феодальных прав. Затем был сделан еще целый ряд предложений, и Н. собрание приняло следующие статьи: уничтожение крепостного состояния, выкупаемость сеньеральных прав, уничтожение сеньериальной юстиции, всех податных привилегий и исключительного права охоты, равенство налогов, допущение всех граждан ко всем должностям, уничтожение привилегий отдельных провинций и городов. К концу сентября собранием была утверждена «декларация прав человека и гражданина». 1 октября в Версале состоялся праздник в честь офицеров фландрского полка, на котором ясно выразилось несочувствие двора к Н. собранию. 5 октября в Париже разразился бунт: голодная толпа, сопровождаемая национальной гвардией, с Лафайетом во главе, двинулась на Версаль и принудила короля переехать в Париж (6 октября). Тогда же король дал свою санкцию представленным ему статьям конституции и декларации прав. С 19 октября Н. собрание заседало в Париже, сначала в помещении архиепископства, потом в Манеже, около Тюльери. Когда в июне 1791 г. Людовик XVI сделал попытку бежать из Парижа, Н. собрание объявило свои заседания непрерывными и постановило, что, до отмены им этой меры, декреты собрания будут исполняться помимо принятия их королем. Тогда же были декретированы три следующих статьи: 1) если король, принеся присягу конституции, откажется от нее, он будет считаться отрекшимся от престола; 2) если король станет во главе армии, чтобы направить силы ее против нации, или не воспротивится формальным актом всякому такого рода действию, предпринятому от его имени, он будет считаться отрекшимся от престола; 3) король, отрекшийся или считающийся отрекшимся от престола, становится простым гражданином и подлежит на общем основании ответственности за преступления, совершенные после отречения. Члены клуба кордельеров составили петицию на имя Н. собрания, в которой заявляли, что «преступление Людовика XVI доказано, что король отрекся», и просили принять его отречение и созвать новое учредительное собрание. 17 июля, на Марсовом поле, эта петиция была выставлена на алтаре отечества и собрала уже более 6 тыс. подписей, когда явились войска и Н. гвардия. Произошло столкновение; много было убитых и раненых. Это сильно пошатнуло популярность Н. собрания, Лафайета и Бальи (мэра Парижа). 5 августа начался пересмотр конституции, закончившийся 1 сентября. 3 сентября 1791 г. конституция была представлена королю, который принял ее 13-го числа, а 14-го подписал ее в Н. собрании и принес присягу быть верным нации и закону. 30 сентября 1791 г. происходило, в присутствии короля, последнее заседание Н. собрания; на смену его выступило законодательное собрание, в которое не мог быть и не был выбран ни один бывший член Н. собрания (декрет 16 мая 1791 г.). — Руководил заседаниями Н. собрания избиравшийся обыкновенно на 15 дней председатель. Список председателей заключает в себе почти все наиболее видные имена Н. собрания. Заседания были публичны; публика обыкновенно не ограничивалась ролью слушателей, а вмешивалась в ход прений, апплодировала или шикала. Несколько раз жизни депутатов, особенно ненавистных толпе, грозила серьезная опасность. Партии не были точно разграничены одна от другой; их группировка изменялась под влиянием событий. Главных партий было три. Партия аристократов (высшее духовенство, часть знати и бывших членов парламентов) желала (в разной степени) сохранения старого порядка. Главные члены этой партии: д’Эпремениль, виконт Мирабо (брат великого оратора), абб. Мори, Казалес. Среднюю партию (первоначальный центр) образовали монархисты, преданные идее королевской власти, но желавшие, в то же время, реформ и конституции, с разделением властей и с представительством из двух палат (Малуэ, Мунье, Лалли-Толандаль, Клермон-Тоннерр и др.). Они учредили клуб «беспристрастных» или «монархический», закрытый в начале 1791 г. Многие из них оставили Н. собрание после 5—6 октября и после того, как собрание остановилось на системе одной палаты. Третья, наиболее влиятельная партия — левая. Более умеренные ее члены (Турэ, Троншэ, Тарже, Ле-Шапельэ, Сийес, Рабо-Сент-Этьен, Лафайет, Бальи и др.) заняли место первоначального центра, когда тот распался. Мирабо трудно причислить к какой-либо партии, так как у него был свой собственный план действий. Чтобы воспрепятствовать образованию проектированного Мирабо министерства, Н. собрание приняло постановление, которым запрещало своим членам становиться министрами. Политику Мирабо хотели, после его смерти, продолжать Барнав и братья Ламеты, отделившиеся от более крайних, «бешеных», к которым принадлежали Бюзо, Петион, Робеспьер, Редерер и др. Среди последних уже в это время стали ясно намечаться республиканские стремления. — Законодательная деятельность Н. собрания чрезвычайно обширна: оно заново перестроило всю Францию. В своей законодательной деятельности Н. собрание исходило, во-первых, из господствовавших тогда начал рационалистической философии. Оно принимало во внимание требования жизни, давно доказавшей полную несостоятельность бо̀льшей части учреждений и порядков старой Франции. Сильное влияние оказывали на деятельность собрания и текущие события. Н. собрание не хотело дать Людовику XVI, находившемуся под реакционным влиянием двора, сколько-нибудь сильную власть, опасаясь, что она сделается орудием реакции. Этим объясняется, в значительной степени, и неудача планов Мирабо. Наконец, в декретах Н. собрания можно проследить влияние интересов того общественного класса, из среды которого вышло большинство деятелей 1789 г., т.-е. буржуазии. Н. собранию часто ставят в упрек его презрение к опыту прошлого, его радикализм, его преклонение перед отвлеченными началами, из которых оно дедуктивным путем старалось добыть частные приложения. Этот упрек в значительной степени ослабляется тем, что в старом порядке слишком немногое заслуживало сохранения. Обвинения Н. собрания в непрактичности, в недостатке политического смысла также значительно ослабляются, если принять во внимание прошлое Франции, те крайности централизации и правительственной опеки, которые представляли плохую почву для развития в обществе практического знакомства с государственными и общественными делами. О выработанной Н. собранием конституции 1791 г. см. XXII, 547. По этой конституции между королем и его министрами — с одной стороны, местными властями — с другой, не было прямой связи: король не имел на местах никаких агентов. Таким образом, вместо крайней централизации старого порядка Н. собрание создало крайнюю децентрализацию и слабость власти. Как бы в противовес зависящей от короля армии была учреждена национальная гвардия, в которую должны были входить все активные граждане (кто не был внесен в ее списки, тот не пользовался правами активного гражданина). Все должности в национальной гвардии замещались на срок, по выбору подчиненных. Право обращаться, при волнениях, к вооруженной силе было предоставлено муниципальным властям. Гражданское устройство духовенства (constitution civile du clergé) обратило его представителей в избираемых народом должностных лиц, получавших жалованье от государства. Старое деление Франции на 18 архиепископств и 116 епископств заменялось делением на 83 диоцеза, совпадавшие с административным делением на департаменты. Уничтожались также все церковные титулы, кроме епископа и настоятеля (curé). Епископы должны были выбираться теми же лицами, как и депутаты, члены суда первой инстанции и департаментская администрация, а настоятели приходских церквей — лицами, выбиравшими местную администрацию. Епископы не нуждались в папском утверждении и должны были только извещать папу о своем вступлении в должность. От духовных лиц требовалась специальная присяга на верность гражданскому устройству духовенства; но большинство отказалось от исполнения этого требования, и фактически французское духовенство разделилось на присяжное или конституционное (les assermentés, constitutionnels, jureurs) и неприсяжное (les insermentés, réfractaires, nonjureurs). Судебная власть была передана в руки избираемых народом судей: в кантонах учреждены мировые судьи, с заседателями, в дистриктах — гражданские трибуналы, в департаментах — уголовные. Судебная организация завершена единым кассационным судом и Haute cour nationale, составленной из членов кассационного суда и выбираемых особым порядком присяжных, для суда над министрами и главными агентами исполнительной власти, а также для суда по преступлениям, грозящим общей безопасности государства, когда декрет об обвинении исходит от законодательного корпуса. Н. собрание уничтожило продажность должностей, перенос дел из одних судов в другие или на разрешение исполнительной власти («эвокации»), судебные функции административных учреждений, так сильно запутывавшие, при старом порядке, правильное отправление правосудия. Оно провозгласило бесплатность юстиции, гласное и устное судопроизводство, состязательность процесса, ввело по уголовным делам присяжных (для суждения о факте преступления, квалифицирование же его и определение наказания было предоставлено судьям), установило равенство наказаний, обещало пересмотреть гражданские законы и составить общий их свод, ввело новый уголовный кодекс. Законодательство Н. собрание провело в жизнь два принципа, совершенно чуждые старому порядку: начало индивидуальной свободы и начало равенства. Эти принципы совершенно изменили положение личности, ее гражданские и политические права. Н. собрание уничтожило сословия, на которые делилось французское общество, и соединило всех в одном классе «граждан» (citoyens). Оно отменило дворянские титулы, гербы, исключительное право привилегированных лиц на занятие известных должностей. Пали все прежние стеснения личной свободы, все остатки личной зависимости, уничтоженной без всякого вознаграждения. Всякие ограничения прав протестантов и евреев были уничтожены. Н. собрание объявило, что впредь все будут равны перед законом и перед судом, что все граждане будут допускаемы ко всем местам и должностям, без других различий, кроме проистекающего из доблестей и талантов. Здесь, однако, была допущена непоследовательность, под влиянием буржуазии. Избиратели второй степени, избиравшие депутатов в палату и одни только имевшие право на занятие всех должностей по управлению, должны были удовлетворять требованиям имущественного ценза. Эти ограничения дали оружие крайним демократическим партиям, требовавшим всеобщего избирательного права. Принцип индивидуальной свободы нашел выражение в статьях, допускавших личное задержание лишь в определенных законом случаях и при соблюдении известных форм. Свободе передвижения Н. собрание осталось верно, когда (в сентябре 1791 г.) уничтожило все постановления против эмигрантов. Н. собрание признало свободу слова и печати (что привело к уничтожению цензуры), свободу совести, свободу петиций и собраний (при условии сходиться не вооруженными и подчиняться полицейским правилам). Воспоминание о сильных корпорациях старого порядка заставило Н. собрание запретить ассоциации лиц ради их «вымышленных общих интересов». Уничтожены были всякие стеснения личной предприимчивости, всякие ограничения свободы труда, монопольные торговые компании. Н. собрание признало брак гражданской сделкой, но почти не изменило личных отношений между супругами, почти не коснулось власти отца, мужа, опекуна. Принцип равенства заставил его уничтожить в праве наследования всякие преимущества пола и старшинства рождения. Законодательство Н. собрания, касающееся собственности, составляет также развитие индивидуалистического начала: оно освобождало ее от всяких стеснений и ограничений, которыми были так богаты старые феодальные порядки. Особая феодальная собственность, феоды и цензивы совершенно исчезли, после того как одни феодальные и сеньериальные права были уничтожены без вознаграждения, другие объявлены подлежащими выкупу. Вся недвижимая собственность стала свободной аллодиальной собственностью («le franc alleu général»). Объявленная продажа так называемых национальных имуществ произвела значительное перемещение поземельной собственности. Церковные земли были объявлены собственностью нации 2 ноября 1789 г. 4 декабря Талейран предложил воспользоваться ими для уплаты громадного государственного долга. Финансовые затруднения и теория, не допускавшая в государстве никаких корпораций и объявлявшая их собственность достоянием государства, вынудили Н. собрание прибегнуть к этой мере. Для осуществления ее была применена система ассигнаций (декр. 19 дек. 1789 г.), которых Н. собранием было выпущено на 1800 милл. (курс их, при прекращении Н. собранием своей деятельности, был 82 за 100). Н. собрание совершенно преобразовало систему налогов и государственного кредита, при чем теории физиократов проведены были им далеко не полно и не последовательно. Оно уничтожило податные привилегии двух первых сословий и признало всех без изъятия подлежащими налогам, сообразно с состоятельностью каждого. Старые налоги были уничтожены и заменены прямым налогом, падавшим на чистый доход от земель и других недвижимостей, патентным сбором, падавшим на промышленность и торговлю. Наконец, Н. собрание привело в известность государственный долг, завещанный ему старым порядком, и приступило к его погашению, для чего было создано особое учреждение. — Литература (кроме сочинений и изданий, касающихся вообще революции): A. Brette, «Recueil des actes relatifs à la convocation» etc. (П., 1789); протоколы H. собрания; разные коллекции декретов (напр., Duvergier, «Collection des lois et décrets»); Lallement, «Choix de rapports, opinions et discours prononcés à la Tribune nationale; Ass. constituante» (П., 1818—1819); Mavidal et Laurent, «Archives parlementaires» (с VIII по XXXIII т., 1867—89); Et. Charavay, «L’Ass. électorale de Paris en 1790—1791» (протоколы, 1890); Al. de Lameth, «Histoire de l’Ass. constituante» (1828—1829); Eug. Pierre, «Histoire des assemblées polit. en France» (т. I: «La Première constituante», П., 1877); A. Cherest, «La Chûte de l’ancien Régime» (1884—1886; русск. пер.); H. Кареев, «История Зап. Европы в новое время» (т. III, приведена библиография по отдельным вопросам); М. Ковалевский, «Происхождение современной демократии» (томы I—III); G. Gautherot, «L’assemblée constituante» (1911); A. Mathiez, «Les grandes jonrnées de la constituante» (1913).

Н. К.

H. собрания позднейшего времени. H. собрание 1848—49 гг. После февральской революции во Франции было созвано Н. учредительное собрание, избранное всеобщей подачей голосов по департаментским спискам. Оно открыло свои заседания 4 мая 1848 г., в Париже, в составе 900 чел. В собрании большинство состояло из умеренных республиканцев различных оттенков; в их число входили члены временного правительства (Ламартин, Гарнье-Пажес, Дюпон, Мари, Кремье, Марраст, Араго), а также Тьер, Оливье, Кавеньяк, Карно, О. Барро и др. Радикалы и социалисты (Ледрю-Роллен, Л. Блан, Барбес, Распайль, Леру, Бланки и др.) были в меньшинстве так же, как легитимисты (Фаллу, Ларошжаклен и др.) и вообще правые. Председателями собрания были последовательно Бюше (по 15 июня), Сенар (по 19 июля), Мари (по август) и Арман Марраст. Н. собрание признало республиканскую форму правления; вместо временного правительства, сложившего с себя власть, оно выбрало (10 мая) «исполнительную комиссию» из пяти членов (Араго, Гарнье-Пажес, Ламартин, Ледрю-Роллен, Мари). 15 мая народная толпа под предводительством Бланки и Распайля ворвалась в залу заседаний, разогнала Н. собрание и провозгласила новое временное правительство; но восстание было в тот же день подавлено. Закрытие правительством национальных мастерских (см. ниже, ст. 118) дало повод к новому страшному восстанию 23—26 июня. Н. собрание вручило диктатуру Кавеньяку, который и подавил его с крайней жестокостью. После этого Н. собрание назначило Кавеньяка президентом совета министров и главою исполнительной власти (29 июня). Главным делом собрания была выработка новой конституции, законченная 4 ноября 1848 г. (см. XXII, 552). На основании этой конституции были произведены выборы президента республики. Выбран был Л. Наполеон, оказавшийся в разладе с Н. собранием. 26 мая 1849 г. Н. собрание закрылось, уступив место законодательному собранию. — Н. собрание 1871—1875 гг. 8 февраля 1871 г. избрано было во время франко-прусской войны, когда значительная часть французской территории была еще занята неприятельскими войсками. Оно было избрано всеобщей подачей голосов по департаментским спискам; состояло из 768 депутатов; около 250—300 мест досталось республиканцам, большинство которых принадлежало в это время к сторонникам продолжения войны; остальные места принадлежали сторонникам восстановления монархической власти, делившимся на легитимистов, орлеанистов и бонапартистов; все они стояли за заключение мира, все были сторонниками консервативной политики, но непримиримо враждовали друг с другом, что не мешало легитимистам надеяться на реставрацию монархии с гр. Шамбором («Генрихом V»), как королем, и даже ее подготовлять. Н. собрание открылось 12 февраля 1871 г. в Бордо; с 20 марта 1871 г. заседало в Версали. Председателем Н. собрания был избран Жюль Греви (республиканец), 4 апреля 1873 г., после его отказа от этого звания — Бюффе (правый). 13 фев. правительство национальной обороны сложило с себя власть. Главой исполнительной власти был избран Тьер (17 февраля). В августе 1871 г. Н. собрание, присвоив себе, вопреки протестам левой (в особенности Гамбетты), учредительную власть, провозгласило Тьера президентом республики; в мае 1873 г. оно оставило Тьера в меньшинстве и после вынужденной этим его отставки избрало президентом республики Мак-Магона, установив при этом семилетний срок его полномочий (септеннат). Н. собрание подтвердило низложение Наполеона III и его династии. 18 мая 1871 г. оно ратифицировало заключенный во Франкфурте-на-М. мирный договор. Наиболее важным делом Н. собрания была выработка конституции 1875 г.; поправка Валлона, установившая республику, была принята большинством всего одного голоса (353 против 352). 31 декабря 1875 г. Н. собрание разошлось. — Н. собрание во Франции, по конституции 1875 г., составляется соединением в одно целое сената и палаты депутатов. Председатель сената председательствует в Н. собрании, которое он и созывает. Н. собрание собирается в Версали: 1) для избрания президента республики, и 2) для пересмотра конституционных законов, когда обе палаты признают его необходимым. — См. Франция, государственное устройство и история.