Нечто o Философии. (Бернарден-Де-Сен-Пьер)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg
Нечто o Философии.
авторъ Жак-Анри Бернарден-Де-Сен-Пьер, переводчикъ неизвѣстенъ
Оригинал: французскій, опубл.: 1814. — Источникъ: az.lib.ru • Текст издания: «Вѣстникъ Европы», № 13, 1814.

Нѣчто o Философіи.

(Одинъ изъ лучшихъ писателей послѣдняго вѣка, Бернаденъ де Сен-Пьеръ, не задолго до смерти отвѣчалъ врагамъ философіи въ произнесенной имъ привѣтственной Рѣчи къ одному новому Члену Института, Рѣчи изъ которой мы перевели сей отрывокъ.)

…Представьте себѣ безчисленное множество людей, покрывающихъ шаръ земный, изъ которыхъ не останется ни одного, можетъ быть, по истеченіи вѣка; подумайте и безконечномъ числѣ предразсудковъ и заблужденій, приводящихъ въ не согласіе семейства, народы, религіи: не кажется ли, что люди странствуютъ во мракѣ глубокой ночи, тѣсняся толпами, пересѣкая одинъ y другаго дорогу, не имѣя въ виду ни извѣстнаго пути, ни опредѣленной цѣли? Между тѣмъ Богъ даровалъ каждому изъ нихъ для вѣрнаго руководства искру Философіи, то есть, п точному опредѣленію сего имени, первыя сѣмяна любви къ мудрости. А сердечная къ ней склонность, сей духъ истины и свѣтъ разума, сопутствуетъ человѣку со дня его рожденія, возрастаетъ съ лѣтами страстей для управленія ими, и безъ сомнѣнія присоединяется по смерти къ тому источнику, изъ котораго она проистекла. Не такъ сотворены животные: каждое изъ нихъ покорствуя волѣ главной страсти, имѣетъ въ ней побужденіе, руководство и разсудокъ свой. Но человѣкъ, въ одно время вмѣщая въ себѣ всѣ ихъ страсти и всѣ ихъ наслажденія, умѣряетъ ихъ только силою небеснаго разсудка, безъ котораго ему надлежало быть ихъ жертвою, или игрою.

И такъ Философія есть отблескъ Божественной премудрости; она мать добродѣтелей; она источникъ просвѣщенія. Въ ней заключается тайное чувство Божества; она возвѣстила смертнымъ о бытіи Вездѣсущаго, по физическимъ и нравственнымъ законамъ Природы, изобрѣла, искусства и науки, которыя, содѣйствуя самой Природѣ удовлетворяютъ нашимъ потребностямъ и нашимъ удовольствіямъ; она есть провидѣніе человѣческихъ обществъ, какъ вышнее начало ея есть про мысль вселенныя. Кто вдохновенъ ею, тотъ столькоже выше обыкновенныхъ людей, сколько обыкновенный человѣкъ выше животныхъ. Однакожъ, никакое состояніе въ жизни для нее не чуждо. Она не отвергаетъ и не присвоиваетъ никакого народа, никакого Богослуженія, никакого обряда въ мірѣ; живетъ въ уединеніи и въ обществѣ, въ обители монашеской и въ станѣ воинскомъ; носитъ оковы съ Эпиктетомъ и возсѣдитъ на тронѣ съ Маркъ-Авреліемъ.

Хотите ли судить о ея дѣйствіяхъ, воззрите на ученыя общества, на ихъ различные классы. Каждое занимается тѣмъ, что произвела Философія пріятнаго и полезнаго; одни наблюдаютъ дѣйствія метеоровъ; другіе занимаются извлеченіемъ металловъ; иные усовершаютъ земледѣліе, искусство врачебное. Одни созидаютъ на землѣ памятники, другіе дерзаютъ измѣрять небеса, всѣ имѣютъ въ предметѣ начала тѣхъ искусствъ и наукѣ, которыя плодотворятъ наши поля, или украшаютъ наши города. Конечно взаимныя потребности людей заблаговременно побуждали ихъ въ симъ изслѣдованіямъ; но Философія подала имъ способъ къ успѣхамъ, и привела ихъ къ великой цѣли гражданскаго образованія чрезъ прекраснѣйшее изобрѣтеніе въ мірѣ — чрезъ даръ слова или краснорѣчія.

Въ самомъ дѣлѣ, Геометръ можетъ изъясняться съ Геометромъ чрезъ фигуры, линіи и формулы; Химикъ съ Химикомъ черезъ Химическія снаряды; музыкантъ съ музыкантомъ чрезъ музыкальные тоны или звуки; другія искусства черезъ подражаніе Природы: но слово внятно для всѣхъ людей безъ изключенія. Оно говоритъ ихъ уму и сердцу; безъ вещества, безъ лицъ, безъ красокъ, выражаетъ не только все то, что изобрѣли искусства и науки, но и самыя обширнѣйшія понятія разума и самыя скрытныя движенія сердца; всѣмъ народамъ пишетъ уставы, и хотя языкъ ихъ измѣняется по разстоянію мѣстъ и отъ перемѣны вѣковъ, сближаетъ и соединяетъ ихъ чрезъ вѣрныя правила естественной грамматики. Наконецъ, по его всемогущему вліянію на весь родъ человѣческій вы узнаете, что оно низпослано на землю тѣмъ Божественнымъ словомъ, Которое вначалѣ сотворило вселенную.

Животныя выражаютъ свои страсти ропотомъ, воплемъ, ревомъ, стономъ, одними безсловесными звуками; и достойно замѣчаній, что ихъ голоса суть тѣ же, которыми говорятъ наши страсти; но Философія изобрѣла другія для человѣческаго разсудка, которому надлежало управлять сими страстями. Она довершила свои благотворенія, когда опредѣлила слово и отлила его для очей чрезъ великое искусство писать на времена безконечныя. Изъ того проистекли изящныя науки, a имена философа и ученаго сдѣлались однозначущими словами; ибо дѣйствіе было принято за причину, a причина за дѣйствіе.

Тогда Философія обтекала вѣки и народы; и человѣкъ, лишенный просвѣщенія въ странѣ варварской, или зараженный предразсудками у образованнаго народа, могъ укрѣпить свой разсудокъ разумомъ всѣхъ мудрецовъ извѣстныхъ въ мірѣ. Тогда сама Философія, обогатясь трудами мудрыхъ, и красотами Природы, которой была она вѣрной истолковательницей, возродила краснорѣчіе со всѣми его прелестями. Такъ многіе мѣлкіе ручьи, сливая воды свои, образуютъ пышную рѣку, которой величавое теченіе приноситъ Царствамъ плодородіе и торговлю, отражая на берегахъ зелень полей, зданія градскія и лазурныя небеса. И такъ Филолософія просвѣщаетъ родъ человѣческой посредствомъ науки.

Сколько разумъ человѣческій возвысился въ просвѣщеніи отъ первыхъ вѣковъ, столько, a можетъ быть гораздо болѣе, новыхъ благъ до нашего просвѣщенія предуготовлено судьбами для нашего потомства, до того, какъ Философіи достигнетъ наконецъ до послѣдняго своего предѣла, естѣли сія небесная дщерь можетъ только имѣть прѣделъ свой на землѣ.

Дозвольте мнѣ представить вамъ краткое обозрѣніе настоящихъ и будущихъ ея успѣховъ. Я полагаю, что Поэзія есть цвѣтъ, литтературы, какъ сама литтертура есть высочайшее произведеніе Философіи. У всѣхъ народовъ и самыхъ дикихъ очистился языкъ черезъ Поэзію. Е. украшали они изреченія мудрыхъ, первыя правила нравоученія, и къ богамъ возсылаемыя молитвы. Они изобрѣли рифму, какъ легкій способъ удерживать рѣчь въ памяти чрезъ повтореніе одинакихъ звуковъ. Поэзія прибѣгла къ созвучіямъ не для удовольствія преодолѣвать затрудненіе, но для того, чтобы плѣнять гармоніей и ею возвышать мысли по образцу природы, которая сама образуетъ тѣло изъ двухъ подобныхъ и родственныхъ половинокъ. Скоро Поэзія изобрѣла противоположности, чтобы выводить согласіе, и къ женскимъ рифмамъ присоединила мужескія, подобно какъ Природа основала прекраснѣйшія свои творенія на братственныхъ и супружескихъ согласіяхъ. Но когда Философія распространилась до всѣхъ потребностей общежитія, надлежало ей свергнуть съ себя узы стихотворства; надлежало избрать другой легчайшій слогъ для выраженія своихъ понятій. Тогда привела она прозу въ совершенство, и неподчиняя прозаическаго языка созвучнымъ правиламъ рифмы, обогатила его всѣмъ изяществомъ краснорѣчія, Такъ родилась проза отъ стихотворства, подобно какъ полезный плодъ родится отъ блестящаго цвѣта.

Вѣкъ славныхъ Поэтовъ предшествовалъ вездѣ вѣку славныхъ Ораторовъ, При Людовикѣ XIV явились сначала Корнель, Расинъ, Боало, Мольеръ, Руссо, Кина, Лафонтень, и нѣкоторые Ораторы, Паскаль, Боссюэтъ, Фенелонъ, ла-Брюйеръ. Но въ послѣдующемъ вѣкѣ, показались Монтескье, Вольтеръ, Жан-Жакъ, Macсильонъ, Бюффонъ, которые перенесли въ слогѣ ихъ всѣ красоты прежней Поэзіи, и можетъ быть превзошли прежнихъ Ораторовъ обширностію и глубокомысліемъ ихъ изслѣдованій. Сей вѣкъ имѣлъ и своихъ Поэтовъ. Такъ было и во дни Августа. Послѣ Горація, Полліона, Виргилія, Овидія, Проперція, Катулла явились, Философы-писатели, оба Плинія, Сенека, Плутархъ, и проч. Такъ въ Перикловъ вѣкъ Софоклъ, Эврипидъ, Эсхинъ предшествовали ученикамъ Сократа, Платону, Ксенофонту и другимъ Философамъ. Въ тѣ же самые вѣки были однакожъ писатели, которые въ одно время отличались ихъ талантомъ и въ стихахъ и въ прозѣ, какъ Вольтеръ во Франціи. Но такія дарованія подобны величавымъ древесамъ, которыя въ благорастворенномъ климатъ приносятъ въ одно время цвѣты и плоды.

И такъ проза обязана Философіи великими ея успѣхами. Какія украшенія обогатили въ послѣднемъ, вѣкѣ тѣ прозаическія творенія, которыя имѣютъ въ предметѣ царства Природы, до того неизвѣстныя! какъ высоко воспарили торговля, промышленность, земледѣліе! Ея изслѣдованіямъ обязаны наши луга травами Азіи, наши цвѣтники произрастеніями Америки, наши сады плодами четырехъ частей свѣта. Она принесла новому свѣту жатвы и стада Европейскія, и произвела смягченіе нравовъ во всѣхъ народахъ. Она обезоружила суевѣріе и укротила самовластіе на Востокѣ, Западѣ, Югѣ и Сѣверѣ; она основала благодѣтельныя и цвѣтущія общества въ странахъ Каннибаловъ. Наконецъ, ея рука насадила бы давно сѣмяна гражданскаго просвѣщенія и благоденствія въ пустыняхъ Африки, естьли бы науки предуготовили ея землю къ сему плодотворному цвѣту.

И такъ, можно ли сказать, что Философія, которая приноситъ щастіе роду человѣческому, произвела бѣдствія Французской революціи; нѣтъ, страсти ненасыщаемыя ни властію, ни фортуною, ни мщеніемъ, честолюбивое воспитаніе, влеченіе въ первенству, низпровергли престолъ, олтари и Академіи. Могли ли онѣ благоговѣть предъ гражданскими уставами, когда забыли уваженіе къ законамъ Природы? Не безразсудное ли честолюбіе похитило y Философіи нѣкоторыхъ достойныхъ мужей, увлеченныхъ въ хаосъ революціи не столько усердіемъ къ общей пользѣ, сколько любовію къ личнымъ своимъ выгодамъ.

Во Франціи мерцалъ ложный блескъ просвѣщенія; Философія совсѣмъ исчезла. Такъ бываетъ на полюсѣ нашемъ, когда, солнце не посѣщаетъ его, когда сѣверная заря, слабо горящая на небѣ, не можетъ уже возродить дневнаго свѣта, и ночи возвѣщаетъ новыя ночи: слабые и безцвѣтные лучи ея только озаряютъ во мракѣ обширность льдистаго океана, а на берегахъ его хищныхъ звѣрей, питающихся мертвыми тѣлами.

Куда вы сокрылись тогда, возлюбленныя Дщери Философіи, Музы Французскія? Вы были изгнаны, но въ изгнаніи не забывали своего отечества; ваши творенія облегчали жребій нещастныхъ; и въ семъ самомъ институтѣ вдохновенные вами мужи являлись на эшафотахъ съ бодростію Сократовъ и Аристидовъ…. —

Б. де Сен-Пьеръ.
"Вѣстникъ Европы", № 13, 1814