Не юбилейте! (Маяковский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Не юбилейте!
автор Владимир Владимирович Маяковский
Дата создания: 1926. Источник: В. В. Маяковский. Сочинения в двух томах. — М.: Правда, 1987. — Т. I.


НЕ ЮБИЛЕЙТЕ!


Мне б хотелось 
  про Октябрь сказать, 
  не в колокол названивая, 

не словами, 
  украшающими 
  тепленький уют,— 

дать бы 
  революции 
  такие же названия, 

как любимым 
  в первым день дают! 

Но разве 
  уместно 
  слово такое? 

Но разве 
  настали 
  дни для покоя? 

Кто галоши приобрел, 
  кто зонтик; 

радуется обыватель: 
  «Небо голубо́…» 

Нет, 
  в такую ерунду 
  не расказёньте 

боевую 
  революцию — любовь. 



В сотне улиц 
  сегодня 
  на вас, 
  на меня 

упадут огнем знамена́. 

Будут глотки греметь, 
  за кордоны катя 

огневые слова про Октябрь. 



Белой гвардии 
  для меня 
  белей 

имя мертвое: юбилей. 

Юбилей — это пепел, 
  песок и дым; 

юбилей — 
  это радость седым; 

юбилей — 
  это край 
  кладбищенских ям; 

это речи 
  и фимиам; 

остановка предсмертная, 
  вздохи, 
  елей — 

вот что лезет 
  из букв 
  «ю-б-и-л-е-й». 

А для нас 
  юбилей — 
  ремонт в пути, 

постоял — 
  и дальше гуди. 

Остановка для вас, 
  для вас 
  юбилей — 

а для нас 
  подсчет рублей. 

Сбереженный рубль — 
  сбереженный заряд, 

поражающий вражеский ряд. 

Остановка для вас, 
  для вас 
  юбилей — 

а для нас — 
  это сплавы лей. 

Разобьет 
  врага 
  электрический ход 

лучше пушек 
  и лучше пехот. 

Юбилей! 

А для нас — 
  подсчет работ, 

перемеренный литрами пот. 

Знаем: 
  в графиках 
  довоенных норм 

коммунизма одежда и корм. 

Не горюй, товарищ, 
  что бой измельчал: 

— Глаз нам мелочь!— 
  приказ Ильича. 

Надо 
  в каждой пылинке 
  будить уметь 

большевистского пафоса медь. 



Зорче глаз крестьянина и рабочего, 

и минуту 
  не будь рассеянней! 

Будет: 
  под ногами 
  заколеблется почва 

почище японских землетрясений. 

Молчит 
  перед боем, 
  топки глуша, 

Англия бастующих шахт. 

Пусть 
  китайский язык 
  мудрен и велик,— 

знает каждый и так, 
  что Кантон 

тот же бой ведет, 
  что в Октябрь вели 

наш 
  рязанский 
  Иван да Антон. 

И в сердце Союза 
  война. 
  И даже 

киты батарей 
  и полки́. 

Воры 
  с дураками 
  засели в блинда́жи 

растрат 
  и волокит. 

И каждая вывеска: 
  — рабкооп — 

коммунизма тяжелый окоп. 

Война в отчетах, 
  в газетных листах — 

рассчитывай, 
  режь и крои́. 

Не наша ли кровь 
  продолжает хлестать 

из красных чернил РКИ?! 

И как ни тушили огонь — 
  нас трое! 

Мы 
  трое 
  охапки в огонь кидаем: 

растет революция 
  в огнях Волховстроя, 

в молчании Лондона, 
  в пулях Китая. 

Нам 
  девятый Октябрь — 
  не покой, 
  не причал. 

Сквозь десятки таких девяти 

мозг живой, 
  живая мысль Ильича, 

нас 
  к последней победе веди! 

1926


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в странах, где срок охраны авторских прав равен сроку жизни автора плюс 70 лет, или менее.