Ода к греческой вазе (Китс; Комаровский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
(перенаправлено с «Ода к греческой вазе (Китс/Комаровский)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ода к греческой вазе
автор Джон Китс (1795-1821), пер. Василий Алексеевич Комаровский (1881—1914), перевод выполнен в 1913 году.
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Ode on a Grecian Urn. — Дата создания: 1819. Ода к греческой вазе (Китс; Комаровский) в дореформенной орфографии


КИТС
________

ОДА К ГРЕЧЕСКОЙ ВАЗЕ


Ты цепенел века, глубоко спящий,
    Наперсник молчаливой старины
Вечно-зеленый миф! А повесть слаще,
    Чем рифмы будничные сны!
Каких цветений шорох долетел?
    Людей, богов? Я слышу лишь одно:
    Холмов Аркадии звучит напев.
    То люди или боги? Все равно…
Погони страх? Борьба упругих тел?
    Свирель и бубны? Хороводы дев?

Напевы слушать сладко; а мечтать
    О них милей; но пойте вновь, свирели;
Вам не для слуха одного порхать…
    Ах, для души теперь они запели:
О юноша! в венке… и не прейдет
    Тот гимн — и листья те не опадут;
    Пусть ввек не прикоснется поцелуй;
Ты плачешь у меты — она цветет
    Всегда прекрасная, но не тоскуй —
Тебе любить в безбрежности минут!

О, этих веток не коснется тлен!
    Листы — не унесет вас аквилон!
Счастливый юноша — без перемен
    Свирели будет звон и вечный сон;
Любовь твоя блаженна! Вновь и вновь,
    Она кипит, в надежде утолить
    Свой голод; свежесть чувства не пройдет
А страсть земная отравляет кровь,
    Должна печалью сердце истомить,
    Иссушит мозг и жаждой изведет.

Что это за толпа, волнуясь, мчит?
    На чей алтарь зеленый этот жрец
Ведет теленка? Почему мычит,
    Венками разукрашенный телец?
Чей это городок на берегу
    И на горе высокий этот вал,
Зачем молитвенный спешит народ?
    О этот город, утро на лугу,
И нет здесь никого, кто б разсказал,
    Зачем так грустен этот хоровод.

Эллады тень! обвитая листвой
    Мужей из мрамора и легких жен,
Зеленым лесом, смятою травой
    Ты мучаешь, маня, как вечный сон,
И вечно леденящая мечта!
    Но поколенье сменится другим,
Ты новым людям будешь вновь сиять -
    Не нам. Тогда скажи, благая, им,
«Краса есть правда, правда — красота»,
    Земным одно лишь это надо знать.


1913