О действии гашиша (Ланге)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

О действии гашиша : Психологическая заметка
автор Николай Николаевич Ланге
Источник: Вопросы философии и психологии: Книга 1. Под ред. профессора Н. Я. Грота. Москва: издательство «Типо-литография Высочайше утвержденного Т-ва И. Н. Кушнерев и Ко», 1889. С. 147–162. О действии гашиша (Ланге) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Работая над одним вопросом экспериментальной психологии, я был поставлен в необходимость произвести некоторые точные психологические наблюдения над состоянием человека, отравленного гашишем. Если прием этого вещества не переходит известных границ, опыт не представляет, вообще говоря, никакой опасности.

Ввиду этого, вечером 21 января 1887 г., я принял 6 гран extr. cannabis indicae. То, что я испытал в течение следующих трех с половиной часов, представляет, кажется, довольно общий интерес. Поэтому я сообщу здесь: 1) ряд субъективных наблюдений, 2) объективные измерения и, в заключение, укажу на некоторые общие результаты опыта.

I. Субъективные наблюдения.[править]

Первое ощущение, которое я испытал (минут через 5—10 после приема) было легкое и приятное одурение, сопровождаемое слабым головокружением. Органические ощущения здоровья и приятной теплоты сразу возросли. Делать небольшие движения было очень приятно, но направлять их к какой-нибудь определенной цели становилось уже трудно. Всякое такое действие требовало сознательного усилия, направленного как бы против овладевшего мною легкого сна. Активная мысль так ослабела, что я не мог сосчитать своего пульса. Сосредоточивать внимание на производившихся в это время определениях продолжительности двигательной реакции было совершенно невозможно: иннервационное напряжение или сразу разрешалось в движение, или вовсе не удавалось. Следовательно, первое, что ослабело, была воля и активная апперцепция (внимание). Напротив, пассивная восприимчивость ясно возрастала; краски окружающих предметов стали для меня ярче, их очертания — резче, воздушная перспектива как бы исчезла. Вместе с тем, не стесняемые сознательною волею, чувства и волнения совершенно произвольно ассоциировались с случайными внешними представлениями, не имеющими с ними никакой реальной связи, например, приятное чувство физической истомы и теплоты странным образом присоединялось к различным зрительным представлениям, и потому внешние предметы и их очертания казались мне как-то особенно приятными, т. е. сознательная мысль уже так ослабела, что мало разделяла объективные причины от субъективных, — однако еще не исчезла совсем, ибо эти субъективные состояния еще не приобретали предметности в виде галлюцинаций.

При еще увеличившейся слабости воли аффекты стали являться совершенно произвольно и как бы играя. Без всякой причины хотелось смеяться. По временам я уже начинал впадать в бессознательное состояние. За эти моменты счет времени так ослабевал, что при возвращении сознания мне казалось иногда, будто прошло минут 10, между тем как промежутки бывали не больше 5 секунд.

Постепенно усиливаясь, субъективные ощущения начали преобладать над объективными. Образы и воспоминания хотя и могли быть вызваны только с большим трудом, но, раз вызванные, получали необыкновенную яркость. При закрытых глазах эти образы заставляли забывать о реальном мире. Вскоре они получили, почти исключительно, вид разнообразных геометрических фигур, и по своему блеску и цветам напоминали те фигуры, что мы видим, когда давим на глаз (фосфены). Наконец, эти образы стали так ярки, что были видны и при открытых глазах, впереди реальных предметов; нельзя сказать, что я не видел реальных предметов, но я забывал их за яркостью галлюцинаций. Эти зрительные галлюцинации не имели ничего подобного в следующих периодах сна. Кажется, они шли периодически: то летели с ужасною быстротой, то исчезали, оставляя сознание темноты. Воля над мыслями исчезла окончательно. Начинался «вихрь идей».

В этот момент явились, должно быть, тягостные органические ощущения. По крайней мере, на меня сразу и без всякого внешнего основания напал безотчетный страх. Я потерял всякую способность относиться к эксперименту по-прежнему. Он начинал казаться мне страшным. Внезапно явилась мысль о смерти, о вечном безумии, об отраве. У меня выступил такой сильный пот, что я ощущал его рукой чрез сукно сюртука. Голова горела и болела. Руки стали холодны. Сердце билось так сильно, что я его слышал; дыхание спиралось и становилось почти невозможным.

К этому времени относится замечательное явление: с окончательным ослаблением воли и активной мысли ослабели нравственные чувства. Дело в том, что я чувствовал себя очень дурно и был положительно уверен в печальном исходе опыта; и несмотря на мысль о смерти, у меня явилось самое ничтожное тщеславие: я бредил — и напрягал все усилия, чтобы сказать в бреду что-нибудь умное или замечательное; я думал, что умираю — и меня мучило желание умереть красиво. Одним словом, с ослаблением воли и активной апперцепции, исчезла и нравственная сдерживающая сила; низшие эмоции — страха, желания жизни, тщеславия — сохранились и даже усилились, высшие же исчезли.

Но органические страдания всё усиливались. Постепенно все мои мысли, все посторонние чувства исчезали, оставалась одна непрерывная боль, которую я не мог точно локализовать. Я чувствовал, что нахожусь в каком-то темном и бесконечном пространстве, наполненном моими же представлениями, или вернее, — моими страданиями. Эти образы быстро скакали один за другим, и каждый ударял мне в сердце. По спинному мозгу пробегали огненные струйки; желудок схватывали судороги.

По временам я приходил в себя, и мне казалось, что я возвращался из какого-то страшного странствования по загробной жизни; раз это сознание было особенно сильно: мне буквально показалось, что я воскрес, и радость реальной жизни охватила меня с такою силой, что я заплакал от счастья. Но эти моменты продолжались не долго. Ночь безумия опять охватывала меня, и я опять переносился в темный, бесконечный, холодный и неопределенный мир. Я часто старался удерживаться от этого, но активная мысль совершенно ослабела: я не мог ни на чем сосредоточиться. Только делая какое-нибудь произвольное движение рукою или ногою, я мог на несколько секунд оставаться в действительном мире. Вероятная причина этого — теснейшая связь воли, направляющей движение, с активной апперцепцией.

Обессиленный физическою, а особенно психическою болью (должно быть подобною меланхолической), я стал, наконец, впадать в сон и забытье. Движения мне были невыносимы. Меня уложили спать. Сколько времени продолжался сон, я не знал[1]; я чувствовал полное утомление; прежние дикие галлюцинации пролетали только изредка и как бы вдали. Замечательно, что, несмотря на сон, я ясно слышал, как говорили в соседней комнате, но понимать слов не мог.

Вдруг я проснулся и всё мгновенно изменилось, — я был опять совершенно здоровым и прежним человеком. Этот переход до такой степени удивителен, что я могу пояснить его только через сравнение. Когда Данте сошел до конца ада, мир внезапно для него перевернулся: звездное небо было не внизу ада, но над ним; когда я дошел до конца сна, мир внезапно для меня перевернулся: то, что казалось ужасною действительностью, стало ничтожною галлюцинацией, занявшей скромное место среди прочих воспоминаний о пережитом. И это внезапное умаление ужасного было так странно, что, проснувшись, я прежде всего рассмеялся.

Некоторая слабость мысли сохранилась еще и на следующий день. Я не узнавал дома и улицы, где жил, забывал все вещи и т. п. Но всё это было лишь следствием душевной усталости и той силы, с которой пережитое во время опыта вновь привлекало меня. Неприятного или безумного в этом состоянии не было уже ничего.

II. Объективные наблюдения[2].[править]

В 7 час. 30 мин. вечера Н. Л. принял 6 гран cannabis indicae в пилюлях.

7. 30. Пульс 94 в минуту. Ощущение утомления. Общее состояние — приятное.

7. 38. Определение времени реакции при внимании, обращенном на возможно быстрое произведение движения[3]. Хроноскоп показал следующие величины, который мы сопоставляем с величинами, полученными при нормальном состоянии (незадолго до приема гашиша):


В нормальном состоянии:
142 σ[4] 103
128 114
28 105
136 112
153 121
129 Итого: число опы- 104 Итого: число опы-
142 тов 14; 126 тов 15;
142 среднее 103 среднее
163 арифм. 141; 124 арифм. 113;
140 среднее 113 среднее
174 отклонение 11. 106 отклонение 7.
145 107
148 109
109 132
1:12


7. 40. Все предметы кажутся ближе; они рисуются резче, отчетливее, лучше.

7. 47. Ощущение увеличенной мышечной силы, в связи с общим повышением чувства жизненной энергии.

7. 48. Определяется время реакции, при внимании обращенном на возможно-быстрое восприятие данного внешнего раздражения. Получены следующие величины:


То же в нормальном состоянии:
254 σ 273
256 178
142 220
174 194
170 190
143 Итого: число опы- 200 Итого: число опы-
254 тов 15; 163 тов 16;
180 среднее 227 среднее
217 арифм. 193; 234 арифм. 202;
122 среднее 205 среднее
142 отклонение 40. 194 отклонение 19.
169 188
193 174
255 212
233 183
199


7. 50. Чувство равновесия нарушено. Общее состояние продолжает быть приятным. Внешние предметы кажутся движущимися, именно благодаря чрезвычайно усилившейся восприимчивости к иннервационным ощущениям (ощущения движения глаза и головы не соответствуют более перемещению предметов в поле зрения).

7. 55. При закрытых глазах являются зрительные галлюцинации, а именно в виде простых геометрических фигур.

8. 3. Определяется длина волн чувственного внимания. Берется предельно малое зрительное впечатление (крайние полосы на вертящемся Массоновском круге), и Н. Л. со вниманием фиксирует их, благодаря чему эти слабейшие ощущения являются усиленными. Регистрируя хроноскопом эти последовательные (мнимые) усиления, определяем длину волн внимания[5]:


3,6" 3,0
4,4 4,1
3,8 2,8 Итого: число опытов 15
3,8 3,4 среднее арифметическое 3,4"
4,2 2,5 среднее отклонение 0,7"
4,6 2,4
2,7 3,0
(пауза) 2,3


8. 7. Начало чрезвычайно сильных галлюцинаций; они — геометрического вида.

8. 8. Опыты над так называемой «лестничной фигурой» Шнейдера (Treppenfigur)[6] дают следующую продолжительность для непроизвольной смены представлений:


2,3" 1,4 1,0
0,8 1,8 1,4
2,2 1,4 1,6
2,0 0,8 1,0
2,4 0,8 1,8
1,0 1,3 2,3 Итого: число опытов 27
2,5 1,6 1,6 среднее арифм. 1,5"
2,3 1,4 среднее отклон. 0,5"
(пауза) 0,7
2,3
1,4
0,9
(пауза)


8. 12. Наблюдения над быстротою смены активно вспоминаемых представлений[7] (объект — вышеупомянутый вращающийся круг Массона):


2,5" 2,4 1,6
4,0 2,2 1,1 Итого: число опытов 24;
2,3 2,8 2,0 среднее
2,3 1,1 2,3 арифмети-
1,4 2,0 2,6 ческое 2,1"
3,0 1,8 1,9 ср. отклон. 0,5"
1,6 1,4
2,3 1,7
1,1 2,5
(пауза) (пауза)


8. 15. Начало тягостных ощущений и общего недомогания. Производятся опыты для определения точности в оценке протяжений по движениям (руки). Н. Л. чертит, с закрытыми глазами, ряд линий, которые ему кажутся равными одному русскому дюйму, причем получаются следующие величины:


Тоже в нормальном состоянии:
30,5 mm 22,5 mm
25,5 24,0
25,5 Итого: число 25,5 Итого: число
22,5 опытов 10 20,0 опытов 10
21,0 среднее 25,0 среднее
24,5 арифм. 25,3 mm 26,0 арифм. 23,3 mm
25,5 средн. 22,0 средн.
28,0 отклон. 2,1 mm 24,0 отклон. 1,6 mm
23,5 21,0
27,5 23,0


Действительная же длина русского дюйма 25,4 mm.

8. 23. Пульс 92. Голова очень горяча.

8. 25. Чрезвычайно обильное потоотделение.

8. 34. Временное улучшение общего состояния. Опыты над цветовым контрастом показывают его не изменённым. После возобновления болезненного припадка Н. Л. заявляет, что в сравнении с тем, что он переживает, всякое занятие наукой вздор, да и вообще вся наука только суета, не имеет никакого серьезного значения. Это же Н. Л. повторяет и впоследствии, в связи с размышлениями о смерти. Нередко он многократно говорит то же самое. Всякий интерес к опыту у него исчез. Общее самочувствие всё ухудшается.

8. 37. Колющие боли в спине и жгучие в животе; дыхание судорожное, со стонами. Общее тягостное состояние достигает своего maximum’а. После продолжительного молчания и как бы отупения начинается бред. Н. Л. жалуется то на физическую боль, то на невыносимо-тягостное душевное состояние. Он требует, чтобы позвали врача и дали противоядие, многократно утверждает, что он не проживет еще и пяти минуть; но не смерть ему страшна, а то, что он умрет сумасшедшим. Кроме того, во всём, что он говорит, сквозит самый отчаянный Weltschmerz. Каждые пять минут он спрашивает, сколько прошло времени: ему кажется, что с последнего такого вопроса протекли целые часы. Вместе с тем, он сознает, что все его слова и жесты действуют на присутствующих крайне удручающим образом и невольно возбуждают в них различные опасения; поэтому он неоднократно просит простить его. Замечательно, до какой степени ясно и обдуманно всё, что он говорить, если выделить, конечно, болезненные преувеличения; двойственное действие гашиша (дикие фантазии наряду с трезвым самонаблюдением) на нём явственно видно. После приступа дикого бешенства и самых отчаянных речей:

в 10. 5, впадает Н. Л. в молчаливое состояние, которое в 10. 15, при полном утомлении, уступает место сну.

10. 30. Н. Л. уже просыпается, и притом со смехом и вообще в чрезвычайно-приятном безболезненном состоянии. Галлюцинации совершенно исчезли; однако, сходя с лестницы (в темноте), Н. Л. чувствует большую неуверенность и вообще психическое состояние его еще весьма ненормально, — он не узнает, например, дороги домой, а также своей квартиры.

III. Выводы.[править]

Из предыдущих заметок мы можем, между прочим, сделать следующие выводы:

1. При отравлении гашишем явления интеллектуальные, вообще говоря, сохраняются неизменными, в то время как явления аффективные крайне усилены, а волевые — крайне ослаблены. Такова общая картина этого состояния. Но, поскольку познавание определяется волею (явления активной апперцепции или внимания), она тоже бывает ослаблена и даже вовсе парализована; поскольку, далее, эффективная жизнь есть результат дисциплины воли (область сдерживающих нравственных чувств), чувствования являются не просто усиленными, но и их прежнее соподчинение по интенсивности (равновесие) нарушенным. Сохранение интеллектуальных явлений особенно резко заметно в полном сохранении памяти (пассивной), которая почти исчезает при отравлении опием. Кроме практического значения для самонаблюдений, эта особенность гашиша, сравнительно с опием, имеет и общий теоретически интерес. Почему психические состояния, вызванные гашишем, соединяются в сравнительно твердые ассоциации, а состояния вызванные опием — нет, это объяснить не легко. Указание на то, что состояние человека, отравленного опием, весьма отлично от нормального состояния, и что его мысли и чувствования ассоциируются лишь с этой измененной личностью, а не с нормальной, не может объяснить указанного различия, ибо при отравлении гашишем изменение личности никак не меньше. Может быть это различие должно объяснять из характера менее определенных состояний, вызываемых опием, т. е. может быть, способность психических явлений к ассоциированию определяется не только их сходством или смежностью, но и к. н. другими их свойствами, например большей или меньшей ясностью и определенностью. Или может быть к непосредственной ассоциации способны не вообще все психические явления, а например только познавательные (которые при гашише сохраняются), а прочие ассоциируются только через них. Всё это вопросы, для разрешения которых мы не имеем пока никакого материала, ибо, к сожалению, психология ассоциации до сих пор была разрабатываема более в ширину, чем в глубину, под влиянием мало-научного догмата о том, что ассоциация есть простейшее, дальнейшим образом неразложимое явление.

2. Уже многократно психологи указывали на страшное явление, вызываемое гашишем, именно на так наз. «растяжение пространства и времени»: незначительные промежутки времени и небольшие расстояния кажутся для отравленного гашишем чудовищными, бесконечными. Из приведенных выше наблюдений видно однако, что это растяжение не имеет самостоятельная характера, но обусловлено, главным образом, растяжением времени — тягостными чувствованиями, а растяжение пространства — ощущениями усталости. Именно приведенные выше данные показывают, что растяжение времени имело место лишь во второй период опьянения, после появления тягостных ощущений, и отсутствовало, пока состояние было приятным. А относительно растяжения пространства мои опыты показывают, что при малых движениях, не сопряженных с утомлением (напр. при незначительных движениях кистью руки) растяжения пространства вовсе не наблюдается. Конечно, можно бы было возразить на это объяснение, что при обыкновенной усталости пространство не растягивается. Но, во-первых, такое категорическое утверждение вряд ли верно, например для утомленного путника дорога, которую ему еще остается пройти, действительно кажется длиннее, чем она есть; а во-вторых, та вялость и апатичность, которые овладевают нами под влиянием гашиша, так необыкновенны и исключительны, что не могут быть исправлены предыдущими опытами. Замечательно также, что иллюзия при гашише распространяется, по-видимому, лишь на то пространство, которое мы должны пройти, а не на то, которое уже прошли, что также указывает не на какое-нибудь общее поражение органа восприятия пространства, а лишь на изменение одного из его масштабов.

3. Особенно замечательны явления, связанные с ослаблением воли. Это ослабление наступило почти мгновенно, именно около 8 час. 5 мин., вместе с появлением сильных галлюцинаций. Действительно, психометрические наблюдения, произведенные до этого момента, не показывают почти никакого отклонения от нормальных величин: реакционное время при внимании, обращенном на движение, было равно 137 σ (нормальное же 112 σ[8]), а при внимании, обращенном на восприятие 193 (нормальное же 202); далее, длина волны чувственного внимания в зрительных ощущениях оказалась равной 3,4"[9] и нормальная величина тоже 3,4"[9]. Психометрические же данные, полученные после этого срока, показывают крайне сокращенные времена, т. е. наступление так сказать судорожного состояния механизма, управляющего вниманием и активным воспоминанием, причем, как всегда в подобных обстоятельствах, механизм, действуя самостоятельно и независимо от воли человека, исполняет свои функции быстрее и чаще, может быть точнее. Так опыты с Treppenfigur Шнейдера дали 1,5", а нормальная продолжительность в этой смене 3,5", опыты над вызовом воспоминаний дали 2,1", а нормальная продолжительность — 3,1". Замечательно, что притом среднее уклонение отнюдь не увеличилось, сравнительно с нормальным, а во втором ряде опытов даже несколько сократилось (нормальное 0,6").

4. Гашиш замечательным образом повышает общий уровень аффектов, хотя болевая периферическая чувствительность бывает иногда даже понижена[10]. Принимая во внимание, что все болезненные явления в нашем случае исчезли так быстро и бесследно, что общее органическое состояние уже на следующий день было вполне нормальным, мы должны, кажется, предположить, что органическое расстройство и во время опыта было в действительности вовсе не серьезно. Но такова была аффективная неустойчивость, что это незначительное расстройство казалось субъекту ужасным и в полном смысле слова невыносимым. Совершенно такое же несоответствие чувствований с их причинами констатируют и все другие наблюдатели[11], и мне лично известны случаи, когда прием гашиша порождал такое радостное и веселое настроение, что человек из-за самой ничтожной причины хохотал без устали. Замечательно, что это усиление не ограничивается общим настроением и низшими чувствованиями, но распространяется и на высшие и специальные, например эстетические эмоции. Я помню, что когда мне показали круг с секторами дополнительных цветов, я не мог от него оторваться, — так он казался мне прекрасен; то же самое указывают Рише и Карпентер относительно музыки и даже отдельных музыкальных тонов[12]. Такое совершенно общее действие гашиша на аффективную возбудимость служить, по-видимому, подтверждением физиологической теории чувствований, именно указывает на то, что чувствования суть своего рода центральные ощущения, локализованные, может быть в каком-нибудь общем мозговом центре. К сожалению, психология чувствований еще так мало разработана, их генетическая преемственность так мало выяснена, что сделать какие-нибудь более определенные выводы из приведенных выше данных в настоящее время вряд ли возможно.

На этом мы и закончим нашу заметку, выразив желание, чтобы такого рода наблюдения были произведены в более широком объеме. Вряд ли возможно сомневаться, что систематическое производство таких экспериментов и их осторожное толкование может дать целый ряд важных психологических данных, и притом в тех высших областях, которые до сих пор почти не поддаются изучению помощью обыкновенных методов экспериментальной психологии.

Н. Ланге.


Примечания[править]

  1. Как оказалось, всего 15 минут.
  2. Эти объективные наблюдения произвели: бывший ассистент проф. Вундта D-r Ludwig Lange и D-r О. Kulpe. Сюда входят и субъективные замечания, записанные ими с моих слов во время самого опыта.
  3. Из исследования, произведенного Людвигом Ланге и мною, обнаружилось, что продолжительность двигательной реакции зависит от того, на что экспериментируемый субъект обращает свое внимание: на то ли, чтобы произвести движение, или на то, чтобы воспринять данное внешнее раздражение. В первом случае время реакции значительно меньше, чем во втором. Этим обстоятельством должно объяснять, кроме прочего, и различия в величинах, даваемых разными экспериментаторами. О значении этих наблюдений и о методе их произведения см. Philos. Studien, V.
  4. Через σ мы означаем (по примеру Кателля) одну тысячную секунды.
  5. О волнах внимания и способе их определения см. мои «Beitrage zur Theorie d. sinnl. Aufmerksamkeit» (Philos. Studien, IV), а также изложение этой работы у Вундта в третьем издании «Физиологической психологии» (т. II, стр. 243, 253 и след.).
  6. Лестничная фигура Шнейдера (она дана в «Физ. псих.» Вундта) есть перспективное изображение материальных углов, которое может быть понято и как выпуклое, и как вогнутое. Наблюдая эту фигуру некоторое время, мы замечаем, что каждое из этих истолкований её неизбежно и непроизвольно вытесняется в нашем сознании другим. Так как эти истолкования обусловлены живостью того или другого из соответственных образов воспоминания, то указанная смена является, косвенным образом, мерилом быстроты в смене воспоминаний, т. е. мерилом быстроты непроизвольной смены представлений, когда их выбор ограничен двумя.
  7. В приведенной выше моей работе (Beitrage etc.) я старался доказать, что активное чувственное внимание, поскольку оно усиливает любое из внешних ощущений, есть ложный процесс и состоит в суммировании или ассимиляции реального ощущения (которое мы, очевидно, усиливать не можем) с произвольно вызываемым в сознании соответственным образом воспоминанием, причем эта сумма, конечно, будет иметь большую устойчивость и интенсивность, чем одно реальное ощущение; от этого и зависит кажущееся усиление реального ощущения, наблюдаемого нами с так называемым вниманием. Так как чувственное внимание не постоянно, но имеет колебания (волны), то, очевидно, такие же колебания должны быть свойственны и его истинной причине, т. е. вспоминаемым образам; иначе говоря, стараясь вновь вызвать в сознании какое-нибудь прежнее представление, мы лишь на короткое время можем сообщить ему значительную интенсивность. И действительно, такие колебания воспоминаний были уже давно замечены, например Фехнером: каждое воспоминание на мгновение становится ясным, затем быстро бледнеет и требует нового усилия, чтобы быть вызвано. По моим многочисленным наблюдениям, эта периодичность, при вызове образов воспоминания (например полос на круге Массона), совершенно соответствует периодичности чувственного внимания при тех же объектах.
  8. Эта, впрочем и сама по себе незначительная, разница в 29 тысячных секунд объясняется, очевидно, не вполне удачным рядом наблюдений, как-то показывает и чрезмерно большое среднее уклонение (14 σ, вместо нормальных 7,5 σ).
  9. а б Эти и следующие нормальные величины взяты из моей цитированной выше работы (Philos. Stud.. IV, стр. 404).
  10. Нотнагель и Россбах: «Руководство к фармакологии». Русск. пер. д-ра мед. Иванова, стр. 993.
  11. «Я помню однажды, — говорит Рише („Сомнамбулизм, демонизм и яды интеллекта“. Русск. пер., стр. 452), — когда один из моих друзей принял гашиша, я хотел было, чтобы испытать степень его чувствительности, уколоть его слегка булавкой; самый вид этой булавки привел его в неописанный ужас. Он бросился бежать с воплями, как будто я хотел серьезно ранить его, потом упал передо мною на колени, умоляя меня, во имя нашей дружбы и всего святого, не подвергать его этой ужасной муке; выражая свой ужас и мольбы, он прибегал к таким трагическим речам и жестам, что трудно было удержаться от смеха».
  12. Рише, ibid., стр. 460. Карпентер: Физиология ума. Т. П; русск. пер. 196 и след. Ср. Т. Moreau: «Du hachich et de aliénation mentale». Etude psychologique.