О страшном суде (В. Майков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

О страшном суде
автор Василий Иванович Майков (1728—1778)
См. Оды духовные. Дата создания: 1763, 1773, опубл.: 1763[1]. Источник: В. И. Майков. Избранные произведения. — М.—Л.: Советский писатель, 1966. О страшном суде (В. Майков) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


  1. О страшном суде. 1. «Ужасный слух мой ум мятет…»
  2. О страшном суде. 2. «Разверз свой зев несытый ад…»
  3. О страшном суде. 3. «И се уж глас трубы шумит…»
  4. О страшном суде. 4. «По трубном гласе вопль восстал…»
  5. О страшном суде. 5. «Тревогу вижу я костей…»
  6. О страшном суде. 6. «Колеблется неробкий дух…»
  7. О страшном суде. 7. «Едва приняли вид иной…»
  8. О страшном суде. 8. «Но здесь лютейший страх объял…»
  9. О страшном суде. 9. «Блистают небеса огнем…»
  10. О страшном суде. 10. «Во славе страшен Бог своей…»
  11. О страшном суде. 11. «И се отмщенья час настал…»
  12. О страшном суде. 12. «Где огнь и жупел, дым и смрад…»
  13. О страшном суде. 13. «Когда свершился божий гнев…»
  14. О страшном суде. 14. «Где озарит вас всех мой свет…»
  15. О страшном суде. 15. «Познаете состав вы свой…»
  16. О страшном суде. 16. «Сияет вся небесна твердь…»

О СТРАШНОМ СУДЕ



1.

Ужасный слух мой ум мятет,
Престрашны громы загремели,
Моря и реки закипели,
Смутился весь пространный свет.
Лицо прекрасна солнца тмится,
Луны погибла красота,
Земля пожарами дымится,
Объял все пламень вдруг места.

2.

Разверз свой зев несытый ад,
10  По сфере грозны молньи блещут,
Сердца претвердых гор трепещут,
Леса, поля, луга горят;
Из высочайшего эфира
Горящи звезды вниз падут.
Приходит час кончины мира,
Последний день и Страшный суд.

3.

И се уж глас трубы шумит,
Взывая всех из хлябей темных,
Из вод, из пропастей подземных:
20  «Приймите, смертны, прежний вид,
Иссохши кости, восставайте,
И, пепел, телом облекись,
Ответ в делах своих давайте,
Пред суд, весь смертных род, стекись!»

4.

По трубном гласе вопль восстал,
Разверзлась дверь земной утробы;
Уже вскрываются и гробы,
Пространный воздух восстенал;
Оковы грешники ломают,
30  Спеша предстать на Страшный суд;
Мытарства тени изрыгают,
И хляби до́бычь отдают.

5.

Тревогу вижу я костей
Из ставшего из пепла тела;
Со действом вышнего предела
Облекся плотью всяк своей;[2]
Стенанье тяжко испуская,
Судьбы со трепетом ждет всяк;
Трепещут, рвутся, воздыхая;
40  Бледнеет каждого там зрак.

6.

Колеблется неробкий дух,
Сердца отважны встрепетали,
Когда во равенстве предстали
И царь, и воин, и пастух;
Гордящись силою премногой,
Бессильны зрятся на суде;
Богатый вкупе и убогой
В единой страждут там беде.

7.

Едва приняли вид иной,
50  На свет взглянули смертны очи,
Уже им жаль глубокой ночи,
Котора крыла их собой;
Им сносней та была минута,
В которую теряли свет,
Когда ссекала смерть прелюта
Число желанно ими лет.

8.

Но здесь лютейший страх объял;
Стеная, рвутся в горьком плаче,
Страшатся новой жизни паче,
60  Как час их смертный ни терзал.
Они б с охотою желали
Стократно паки умереть,
И если б мертвы пребывали,
Не стали б сей напасти зреть.

9.

Блистают небеса огнем,
И в само то мгновенье ока
Врата отверзлися востока,
Грядет судья правдивый всем;
Земля свой ужас изъявляет,
70  Тряхнувшись, мещет огнь из недр;
Потом пред богом умолкает
Земля и море, огнь и ветр.

10.

Во славе страшен Бог своей,
Престол его — пространство мира,
Корона — свет, заря — порфира
И скиптр — послушность твари всей;
Одной чертой изобличает
Народов многих житие,
Единым словом совершает
80  Из праха смертных бытие.

11.

И се отмщенья час настал,
Воззрел бог к грешным грозным оком
И, в гневе яром и жестоком,
Несчастным тако провещал:
«Во огнь вы отыди́те вечны,
Ожесточенные сердца,
Губители бесчеловечны,
И там страдайте без конца,

12.

Где огнь и жупел, дым и смрад,
90  Бессмертный червь не усыпает,
Ужасным пламенем рыгает,
Разверзши зев, свирепый ад,
Где нет малейшия отрады,
Откуда смерть бежит и сон,
И в муке вечной без пощады
Всегдашний испускайте стон!»

13.

Когда свершился божий гнев,
Отверглись грешники от трона,
И, чтоб не слышати их стона,
100  Бог печатлеет адский зев.
И, обратясь кротчайшим взором
Ко праведным, сие изрек:
«Со ангельским пресветлым хором
В раю вы обитайте ввек,

14.

Где озарит вас всех мой свет
И где печали ввек не знают,
Не сетуют и не стенают,
Но радость вечная живет,—
Я вас, о чада, там спокою,
110  Среди обителей святых;
Моих вас таин удостою,
Открыв вам часть судеб моих!

15.

Познаете состав вы свой,
Познаете состав вы света,
И в нескончаемые лета
Довольны будете собой.
Се вам за подвиги награда,
Се мзда за тяжкие труды.
Среди небесна вертограда
120  Забудьте все свои беды!»[3]

16.

Сияет вся небесна твердь,
Лучами света озаренна;
Навеки в аде затворена,
Лежит в оковах тяжких смерть.
Земля гнев божий ощущает,
Себя лишенну твари зрит,
Из недр престрашный огнь бросает
И, тленна будучи, горит.


1763, 1773

Примечания

  1. «Свободные часы», 1763, февраль, с. 148. (др. ред.). Печ. По PC, кн. 1, с. 27.
  2. Ст. 35 — 36. Со действом вышнего предела / Облекся плотью всяк своей — т. е. когда наступило время, указанное всевышним, мертвецы предстали перед судом, приняв тот вид, который имели в земной жизни.
  3. Строфа 15 (появляется во 2-й ред.) связана с развитием масонских воззрений поэта. У Майкова Бог на Страшном суде не только отделит грешников от праведных, но и удостоит праведных своих тайн, откроет им часть судеб.