ПБЭ/ВТ/Ареопаг

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ареопаг
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 994—996 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : МЭСБЕ : НЭС : ТСД : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Ареопаг в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wiktionary-logo-ru.png Словарь


[993-994] АРЕОПАГ — высший афинский совет, получивший свое название от холма, на котором, по мифологическому преданию, Марс должен был оправдываться от обвинения в убийстве Галлиротия, сына Нептуна (отсюда и самое название его с греч. «холм Марса»), и позже Орест — в убийстве своей матери. Судебный трибунал находился там с весьма древнего времени, и греки верили, что он основан был самой Минервой в противовес другому совету, который имел свои заседания в доме, расположенном внизу, на Агоре. Сначала в нем заседали только евпатриды. Впоследствии достаточно было побыть архонтом, чтобы иметь право заседать там. Права Ареопага вскоре значительно расширились. Солон предоставил ему право наблюдать за общественными нравами и поддерживать порядок в государстве. Влияние этого совета сделалось столь большим, что сначала он заседал только в течение трех дней в каждом месяце, впоследствии же, вследствие множества дел, вынужден был иметь заседания ежедневно. При Перикле, главе демократической партии, одним законом ограничена была его юрисдикция; но, по изгнании тридцати тиранов, ему предоставлена была большая часть его прежних прав, так что во время упадка Афин, до римских императоров, Ареопаг играл еще важную роль.

В книге Деяний, 17, 19—34, рассказывается, что когда ап. Павел проповедовал на Агоре об Иисусе Христе и Его воскресении, то эпикурейские и стоические философы попросили его подняться в Ареопаг, чтобы там изложить проповедуемое им учение перед более компетентными слушателями. Во все времена, афиняне были жадны ко всяким новостям в философии и политике. Хотя трибунал Ареопага специально имел своим назначением заниматься религиозными вопросами, более или менее затрагивающими общественную нравственность, как в суде над Сократом, однако [995-996] едва ли ап. Павел был приведен пред это собрание в качестве подсудимого. Контекст, по-видимому, показывает, что он просто приведен был туда из любопытства. Кроме того, он сам начал свою речь словами: «Мужи афинские», — как обычно обращались не к трибуналу, а просто к толпе слушателей. Равным образом и произнесенная им речь не похожа на защитительную. В рассказе, который передает нам св. Лука об этом событии, не находится ни малейшего следа ни обвинения, ни защиты, ни приговора; заседание заканчивается раньше, чем ап. Павел изложил свое учение, среди разных шуток насмешников и скептиков, которые насмешливо сказали, что послушают его лучше в другой раз.

В настоящее время нетрудно найти в Афинах место, где ап. Павел так красноречиво говорил о неведомом Боге. Из Геродота (8, 52) известно, что холм Ареопага находился насупротив юго-западной оконечности Акрополя, и что оттуда персы метали горючие вещества против деревянных укреплений, защищавших крепость в этом пункте, где она и была наиболее доступна для неприятеля. Павзаний (1, 28), описавший самое место Ареопага, дает то же самое топографическое определение, и теперешнее предание безусловно право, когда оно указывает его к западу от древнего Акрополя, от которого он отделялся ложбиной. Место, где происходили собрания, еще и теперь отмечено прямоугольником, выдолбленным в скале холма, куда нужно подниматься по 16 ступеням, также выдолбленным в скале и разрушенным временем. Ареопагиты заседали или присутствовали стоя в том узком четырехугольнике, где подъем, после некоторого незаметного повышения от запада к востоку, оканчивается сразу обрывом. Известно, что они производили свои заседания под открытым небом (Pollux, 8, 118). В то время, когда Ареопаг посетил Павзаний, в самом месте заседания находилось два больших камня, из которых один предназначен был для обвинителя, а другой для обвиняемого. Камень обвинителя назывался «камнем неумолимости»‚ а камень обвиняемого — «камнем обиды» (Павзаний 1, 28, 5). Хотя в настоящее время и нет возможности в точности воспроизвести все подробности обстановки, во всяком случае вид отсюда на Агору и Акрополь, где находился целый лес статуй, представляя собою, быть может менее красноречивое свидетельство о художественном гении греков, чем об их постыдном идолопоклонстве, вполне мог вдохновить ап. Павла. В своей речи он изложил самые возвышенные истины: о Боге, творце неба и земли, об общем происхождении всех людей, об их братстве между собою, об Иисусе воскресшем. После его речи, как бы ни были, по-видимому, незначительны ее результаты, истинная вера одержала победу над идолопоклонством. Один из членов Ареопага, Дионисий, обратился в христианство, и с ним еще одна женщина, по имени Дамарь. У подошвы холма, к северу, находятся развалины церкви, посвященной Дионисию Ареопагиту (см. это слово).

См. ученую статью проф. Курциуса «Ап. Павел в Афинах» в перев. А. Лопухина, Христ. Чт. 1894 г., т. II, а также соотв. главы в сочинениях Фаррара, Жизнь и труды ап. Павла, и Лопухина, Библ. история при свете нов. исслед. и открытий т. III.