ПБЭ/ДО/Аггей

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Аггей
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 272—278 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ДО/Аггей въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[271-272] АГГЕЙ — десятый изъ двенадцати малыхъ пророковъ (евр. haggai „праздничный“, LXX, Αγγαῖος). Въ его книгѣ [273-274] записаны четыре рѣчи, съ которыми онъ, по повелѣнію Божію, обращался къ евреямъ, возвратившимся изъ плѣна вавилонскаго. Всѣ рѣчи были произнесены пророкомъ во второй годъ царя Дарія. Свою первую рѣчь (Агг. 1, 1—11) пророкъ произнесъ въ первый день шестого мѣсяца (элулъ, соотвѣтствующій августу—сентябрю) и обратилъ ее къ вождямъ переселенцевъ, къ „Зоровавелю, сыну Салаѳіилеву, правителю Іудеи, и къ Іисусу, сыну Іоседекову, великому іерею“. Въ ней содержится отвѣтъ на распространенное среди народа мнѣніе, будто „не пришло еще время, не время строить домъ Господень“. Пророкъ указываетъ на очевидную несообразность такого мнѣнія: „а вамъ самимъ время жить въ домахъ вашихъ украшенныхъ, тогда какъ домъ сей въ запустѣніи?“ и утверждаетъ словомъ Господнимъ, что всѣ несчастія, постигающія возвратившихся на родину евреевъ, посылаются на нихъ именно за небреженіе о домѣ Божіемъ. Слѣдствіемъ этой рѣчи пророка было то, что въ 24-й день того же шестого мѣсяца начались работы по постройкѣ храма (Агг. 1, 12—15). Почти черезъ мѣсяцъ послѣ этого, въ 21-й день седьмого мѣсяца (тишри, сентябрь—октябрь), пророкъ произноситъ вторую рѣчь, въ ободреніе тѣхъ, которые были огорчены сравненіемъ строющагося храма съ первымъ, Соломоновымъ, причемъ это сравненіе оказывалось не въ пользу новаго храма. Пророкъ приглашаетъ ихъ ободриться и продолжать работы, — „ибо Я съ вами, говоритъ Господь“; скоро Онъ потрясетъ всѣ народы, „и прійдетъ желаемый всѣми народами“; тогда Господь наполнитъ этотъ новый храмъ славою, и слава его будетъ больше, нежели прежняго, „и на мѣстѣ семъ я дамъ миръ, говоритъ Господь Саваоѳъ“ (Агг. 2, 1—9). Въ 24-й день девятаго мѣсяца (кислевъ, ноябрь—декабрь) пророкъ, по повелѣнію Божію, обращается къ священникамъ съ двумя вопросами: освящается ли обыкновенный предметъ отъ прикосновенія къ священному и оскверняется ли онъ отъ прикосновенія къ нечистому? Когда получился отвѣтъ, что въ первомъ случаѣ предметъ не освящается, а во второмъ самъ дѣлается нечистымъ, пророкъ пользуется этимъ примѣромъ, чтобы показать, что и народъ остается нечистымъ, несмотря на свои жертвоприношенія, пока не строитъ домъ Господень; въ этомъ причина всѣхъ несчастій, которыя, по слову пророка, теперь прекратятся, (Агг. 2, 10—19). Книга заканчивается краткою рѣчью къ Зоровавелю, произнесенною въ тотъ же день, какъ и предыдущая, въ 24 день девятаго мѣсяца (Агг. 2, 20—23). Пророкъ отъ имени Господа обѣщаетъ Зоровавелю, что въ тотъ день, когда Господь ниспровергнетъ всѣ народы, Онъ возметъ Зоровавеля „и будетъ держать его какъ печать, — ибо Я избралъ тебя, говоритъ Господь“.

Изъ этого содержанія книги пророка Аггея видно, что онъ пророчествовалъ въ Іерусалимѣ по возвращеніи евреевъ изъ плѣна вавилонскаго, и именно во второй годъ Дарія Истаспа, царя персидскаго (520 г. до Р. Х.). Это замѣчательнымъ образомъ подтверждается свидѣтельствомъ 1-й книги Ездры. Здѣсь именно разсказывается, что во второй годъ Дарія пророки Аггей и Захарія стали говорить пророческія рѣчи, — и „тогда встали Зоровавель и Іисусъ и начали строить домъ Божій въ Іерусалимѣ, и съ ними пророки Божіи, подкрѣплявшіе ихъ“ (1 Езд. 5, 1—5 ср. 6, 14). Кромѣ этихъ свѣдѣній о пр. Аггеѣ, находимыхъ въ его книгѣ и подтверждаемыхъ книгою Ездры, никакихъ другихъ достовѣрныхъ извѣстій о его жизни не имѣется. Еврейское преданіе называетъ его членомъ великой синагоги, предсѣдателемъ которой считается Ездра, — но ея членами оказываются всѣ болѣе или менѣе выдающіеся послѣплѣнные дѣятели, и самое извѣстіе о великой синагогѣ является, можетъ быть, только отголоскомъ преданія о трудахъ Ездры и его помощниковъ по завершенію ветхозавѣтнаго канона. Затѣмъ, одни догадываются, что Аггей возвратился изъ плѣна въ молодыхъ лѣтахъ (псевдо-Епифаній), другіе, напротивъ, думаютъ, что онъ былъ однимъ изъ тѣхъ стариковъ, которые видѣли великолѣпіе перваго храма (1 Ездр. 3, 12—13, ср. Агг. 2, 3, — Эвальдъ и др.), — но эти догадки такъ [275-276] и остаются догадками, одинаково правдоподобными. Совсѣмъ не можетъ быть принято старинное мнѣніе, неправильно опирающееся на то мѣсто книги пр. Аггея, гдѣ онъ названъ „вѣстникомъ Господнимъ, посланнымъ отъ Господа“ (Агг. 1 ,13,) именно, — будто Аггей былъ ангелъ Божій, явившійся въ образѣ человѣка: прямой смыслъ рѣчи пророка совсѣмъ не благопріятствуетъ такому выводу. Имя Аггея, наряду съ именемъ пророка Захаріи, встрѣчается въ надписаніяхъ нѣкоторыхъ псалмовъ (въ переводѣ LXX — Пс. 137, 145, 147, 148, въ сирскомъ переводѣ Пс. 125, 126, 145147, въ Вульгатѣ Пс. 111, 145). Это, конечно, не значитъ, что Аггей и Захарія были писателями этихъ псалмовъ, — нѣкоторые изъ послѣднихъ надписываются даже тремя именами: „псаломъ Давиду, Аггеа и Захаріи“ (Пс. 137); можетъ быть, Аггей и Захарія ввели эти псалмы въ богослужебное употребленіе въ новомъ храмѣ.

Пророчество Аггея о славѣ второго храма (2, 6—9) и объ избранникѣ Божіемъ Зоровавелѣ издревле считается въ христіанской Церкви мессіанскимъ. Второй храмъ превзошелъ первый не внѣшнимъ великолѣпіемъ, а тѣмъ, что въ немъ явился Мессія, и съ тѣхъ поръ онъ сталъ средоточіемъ молитвеннаго поклоненія всего христіанскаго міра, и изъ него именно разлилась по всей землѣ проповѣдь мира и любви. Приведенный выше русскій переводъ словъ: „и прійдетъ Желаемый всѣми народами“ заимствованъ изъ латинскаго перевода блаж. Іеронима: et veniet Desideratus cunctis gentibus; еврейскій же текстъ (ûbhâû hemedath kol—haggôîm), подкрѣпляемый въ данномъ случаѣ другими древними переводами, ближе къ буквальному смыслу можетъ быть переведенъ такъ: „и придутъ драгоценности всѣхъ народовъ“, т. е. въ новый храмъ всѣ народы будутъ приносить то, что для нихъ дороже всего, ибо — „Мое серебро и мое золото, говоритъ Господь Саваоѳъ“ (ст. 8). Таковъ же и переводъ LXX, точно переданный въ славянской Библіи: „и пріидутъ избранныя (ἥξει τὰ ἐκλεκτά) всѣхъ языковъ“. Пророчество это сходно съ тѣмъ, какое находимъ у Исаіи 60, 5—13 объ Іерусалимѣ: „богатство моря обратится къ тебѣ, достояніе народовъ прійдетъ къ тебѣ; множество верблюдовъ —— принесутъ золото и ладонъ, и возвѣстятъ славу Господа“. Въ послѣдней своей рѣчи пророкъ Аггей называетъ Зоровавеля „печатью“ и избранникомъ Божіимъ, возстановляя въ его лицѣ отверженный на время домъ Давидовъ (Іер. 22, 24, 30); Зоровавель является здѣсь только прообразомъ своего потомка Мессіи, къ которому въ полной мѣрѣ приложимы эти наименованія. Это мѣсто изъ книги пророка Авдія приводится въ книгѣ Іисуса сына Сирахова 49, 13: „и онъ (Зоровавель) какъ перстень (печать) на правой рукѣ“. А слова пророка о томъ, что Господь еще разъ потрясетъ небо и землю, приводятся у ап. Павла въ посланіи къ Евреямъ (Евр. 12, 26).

Отрицательная критика не можетъ заподозрить подлинность книги пр. Аггея и съ этой стороны принуждена оставить ее въ покоѣ; но зато она пытается, опираясь на свидѣтельство этой книги, набросить тѣнь на историческую достовѣрность 1-й книги Ездры. Въ послѣдней говорится (1 Ездр. 3, 8), что основаніе храма положено во второй годъ по возвращеніи евреевъ въ Іерусалимъ (ок. 534 г.), а по книгѣ пр. Аггея оказывается, что «24-го дня девятаго мѣсяца“ 2-го года Дарія (520 г.) „основанъ былъ храмъ Господень“ (Агг. 2, 18). Но въ самой же книгѣ Ездры находится и объясненіе этого кажущагося противорѣчія: постройка храма остановилась въ самомъ началѣ, по проискамъ враговъ, „и остановка сія продолжалась до второго года царствованія Дарія, царя Персидскаго“ (1 Ездр. 4, 24). Возможно, что враги не ограничились тѣмъ, что „сильною вооруженною рукою остановили работу“ (ст. 23), но и разорили то, что было уже сдѣлано; впрочемъ, и безъ этого почти 15 лѣтъ остановки не могло пройти безслѣдно для начатой постройки. Поэтому во 2-й годъ Дарія приходилось начинать все почти сызнова, — хотя часть прежней работы сохранилась: можно было все-таки видѣть, что новый храмъ будетъ [277-278] уступать прежнему (Агг. 2, 3). Слова же пророка о томъ, что храмъ былъ основанъ въ 24-й день девятаго мѣсяца, можно понимать въ томъ смыслѣ, что на этотъ день было назначено особое торжество въ ознаменованіе начала новыхъ работъ: изъ Агг. 1, 14—15 видно, что работы начались еще въ 24-й день шестого мѣсяца.

Рѣчь пророка Аггея почти прозаическая, не отличающаяся обиліемъ мыслей и образовъ; мѣстами есть повторенія, мѣстами особенно любитъ пророкъ повторять выраженіе: „обратите сердце ваше на пути ваши“.

Толкованія на книгу пр. Аггея: Ѳеодора Мопсуестійскаго П. Миня гр. LXVI, Ѳеодорита Кирскаго ibid. LXXXI, Кирилла Александрійскаго ibid. LXXI, Іеронима П. Миня лат. XXV. Новыя: L. Reinke, Der Prophet Haggai, Münster 1868; Köhler, Die Weissagung Haggai’s, Erlangen 1860 и др. Русскія: Иринея, архіеп. Псковскаго, ч. 5-я Спб. 1807; Ив. Смирнова, Рязань 1872; Палладія еп. Сарапульскаго, Вятка 1876.

Аггей, св. прор., въ Мѣсяцесловѣ. — Въ церковномъ чтеніи о св. Аг. прор. повѣствуется, что онъ происходилъ отъ колѣна Левіина, родился въ Вавилонѣ, во время плѣненія іудеевъ, въ юныхъ еще лѣтахъ пришелъ въ Іерусалимъ и вмѣстѣ съ прор. Захаріей пророчествовалъ 36 лѣтъ, предваривъ пришествіе Христово за 470 лѣтъ, пророчествовалъ и обличалъ развращеніе іудеевъ и былъ отчасти свидѣтелемъ начала работъ по возобновленію храма Іерусал. (Зоровавелемъ); по кончинѣ былъ погребенъ подлѣ гробовъ священническихъ, потому что самъ происходилъ отъ священническаго рода. Въ заключеніи описывается его внѣшній и внутренній обликъ: «Бяше же сѣдъ власы, круглу браду имѣяй, возрастомъ высокъ; честенъ и добродѣтелью свѣтелъ, любимъ же всѣми, яко Божій пророкъ славенъ (Прол. по Новг. Соф. рук. XV в. № 1328); имя его толкуется (нарицается) праздникъ пли празднуяй“ (Прол. XII—XIII в. Новг. 1325 и Печ. Прол.). Память его 16 декаб., въ Рим. Мѣс. 4 іюл. (въ Мѣсяц. Констант. церк. IX—X в. ни подъ тѣмъ, ни подъ др. числомъ памяти его нѣтъ, — см. у Дмитр., Опис. лит. рук. т. I).

Такое чтеніе о прор. Аггеѣ находится въ Мен. В., въ Пролог. обоихъ редак. (стишной и не стишной), въ греч. Синакс., въ Чт.-Мин. Макарія (приведены обѣ Пролож. ред.). и Дим. Ростов. (который, кромѣ Прол. указываетъ, какъ на свой источникъ — на Епифанія, но сообщаетъ дословно лишь Пролож. повѣствованіе). О. Мартыновъ въ своемъ „Ann. Eccles. graec.—slav“. отмѣчая, что нашъ Прологъ чтеніе о прор. Агг. заимствуетъ изъ Мин. В., иронически замѣчаетъ, что къ заимствованію „московскій синаксаристъ изъ книжнаго шкафа своей учености добавилъ отъ себя лишь истолкованіе имени прор. Агг., будто оно означаетъ праздникъ или празднуяй“. Но мы указали на Новг. перг. списокъ Прол. XII—XIII в. (№ 1325), въ которомъ уже дѣлается такое добавленіе — истолкованіе имени; оно находится и въ греч. синаксаряхъ какъ Служеб. Миней (см. изд. 1813 г., дек. 16), такъ и въ Синаксаристѣ Никодима (т. I, стр. 376); кромѣ того, чтеніе нашего печатн. Прол. о прор. Агг., которымъ пользуется Мартыновъ — буквальный переводъ синаксаря греч. Служ. Мин. (см. въ послѣднихъ по изд. 1843 г., декаб. кн., стр. 128) Слѣдов., ни о какихъ произвольныхъ добавленіяхъ „москов. синаксариста“, какъ выражается Март., не можетъ быть и рѣчи и потому его ироническое замѣчаніе обличаетъ лишь его невѣжество въ области греч. слав. рус. агіографіи.