ПБЭ/ДО/Адриан, Публий Элий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[343-344] АДРІАНЪ П. Элій, римскій императоръ (117—138); род. въ Римѣ 24 января, 76 г.; испанскаго происхожденія; родственникъ Траяна, который усыновилъ его на смертномъ одрѣ. Это былъ блестяще одаренный и хорошо образованный человѣкъ, превосходиый воинъ, знакомый почти со всѣми науками, обладавшій чудесною памятью и бойкимъ остроуміемъ, красивый и благодушный. При всемъ томъ, въ его характерѣ не было цѣльности и твердости, и поддаваясь различнымъ увлеченіямъ, онъ наконецъ потерялся въ самопротиворѣчіяхъ. Свое царствованіе онъ началъ тѣмъ, что отказался отъ завоеваній Траяна, — Месопотаміи, Ассиріи и Арменіи, — что представляло дотолѣ неслыханное явленіе въ лѣтописяхъ Рима. Его политикой было сплотить, а не расширять имперію, и первымъ условіемъ для такой политики было достигнуть строго естественныхъ границъ. Время съ 121 по 134 г. онъ провелъ въ путешествіи, причемъ самъ смотрѣлъ за всѣмъ, возстановлялъ, что находилось въ упадкѣ, и начиналъ новыя предпріятія. Въ теченіе его царствованія было воздвигнуто множество новыхъ зданій, и его вліяніе на римское законодательство, касавшееся положенія рабовъ, военныхъ дѣлъ, способовъ судебной процедуры, администраціи и проч., было весьма замѣчательно. Но онъ возвратился въ Римъ, пораженный неизлѣчимой болѣзнью, и поддался меланхоліи. Онъ умеръ въ Байяхъ, 10 іюля 138 г., будучи бременемъ для себя и для своихъ друзей, и погребенъ былъ въ огромномъ мавзолеѣ, — Moles Hadriani, теперешнемъ замкѣ Ангела, который онъ построилъ себѣ въ Римѣ. Касательно его отношеній къ евреямъ, см. п. сл. Бар.-Когба, и Израиль, въ отдѣлѣ послѣ-библейской исторіи. Что касается его отношенія къ христіанству, то нѣкоторые [345-346] писатели считаютъ его ежесточеннымъ врагомъ, и говорятъ о четвертомъ такъ называемомъ Адріановомъ гоненіи; другіе считаютъ его другомъ ихъ, и дѣлаютъ его виновникомъ перваго эдикта о вѣротерпимости. То и другое мнѣнія, безъ сомнѣнія, односторонни. Разсказы о мученичествѣ Діонисія Ареопагита аѳинскаго, епископа Александра, и епископа Телесфора римскаго, св. Евстаѳія, св. Симфорозы, св. Цереала, и др., относятся къ его царствованію, и свидѣтельствуютъ о томъ, что положеніе христіанъ при немъ не было спокойнымъ. Съ другой стороны, и его рескриптъ, которымъ запрещалось казнить христіанъ просто по требованію мятежной, фанатической языческой толпы, далеко еще не былъ эдиктомъ о вѣротерпимости: это просто было подтвержденіе эдикта Траянова, согласно съ которымъ христіанъ можно было подвергнуть казни не иначе, какъ послѣ законно установленнаго и правильнаго судопроизводства. Въ виду этого, вообще, можно думать, что Адріанъ незнакомъ былъ съ христіанствомъ, и относился къ нему безразлично. Въ своемъ посланіи къ Сервіану онъ отождествляетъ христіанъ съ поклонниками Сераписа. Двѣ христіанскія апологіи, представленныя ему Квадратомъ и Аристидомъ, безъ сомнѣнія, много пролили бы свѣта на этотъ вопросъ, если бы онѣ дошли до насъ; но онѣ погибли, и похвала съ которою апологеты послѣдующихъ поколѣній относились къ его памяти, вѣроятно, имѣла своею цѣлью просто произвесть благопріятное впечатлѣніе на его преемника.

Spartianus: Vita Hadriani, въ Script. Hist. August.; Gregorius: Gesch. Kaiser Hadrians, Königsberg, 1851 E. Kenan: L’Eglise chrétienne, Paris 1879, chap. I.