ПБЭ/ДО/Браманизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Браманизмъ
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Археологія — Бюхнеръ. Источникъ: т. 2: Археологія — Бюхнеръ, стлб. 1073—1078 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕПБЭ/ДО/Браманизм въ новой орѳографіи


[1073-1074] БРАМАНИЗМЪ. Въ древнѣйшей религіи Индіи — ведизмѣ (см. ведизмъ) съ теченіемъ времени обряды пріобрѣтали все болѣе сильное значеніе. Выработалось убѣжденіе, что правильно совершенный обрядъ и точно произнесенная молитва (молитва — брама́) обусловливаютъ несомнѣнный успѣхъ предпріятія молящагося. Но обряды и молитвы становились сложными. Немногіе могли ихъ знать и выполнять правильно. Эти люди — браманы (молитвенники) выдѣлились въ особый господствующій классъ жрецовъ. Они сдѣлали свое занятіе наслѣдственнымъ, и такъ возникла каста брамановъ. Рядомъ съ ними стала всегда и вездѣ считавшаяся благородною каста воиновъ (кшатріевъ), ремесленники (ваисіи) разсматривались, какъ низшіе и подчиненные по отношенію къ этимъ двумъ кастамъ. Четвертую касту составило безправное племя рабовъ — судры (образовавшихся изъ аборигеновъ Индіи, покоренныхъ арійцами). Послѣдніе не могли имѣть даже религіозныхъ утѣшеній. Къ религіозной общинѣ принадлежали только три первыя касты, почему лица изъ этихъ кастъ назывались двиджа — дважды рожденными (второе — духовное — рожденіе было торжественнымъ обрядомъ принятія въ религіозную общину, которое совершалось чрезъ возложеніе священнаго шнура). Этотъ строй получилъ освященіе въ законахъ Ману — родоначальника человѣчества, за которымъ признавалось божественное происхожденіе. Брама — богъ молитвы возвысился вмѣстѣ съ браманами, онъ далеко оттѣснилъ на задній планъ боговъ ведизма и ихъ дѣла и свойства (особенно Праджапати) присвоилъ себѣ. Философская мысль, всегда склонявшаяся въ Индіи къ пантеизму, выработала теорію образованія міра путемъ истеченія изъ Брамы. «Какъ нить изъ паука, дерево изъ сѣмени, волны изъ моря, огонь изъ угля, такъ міръ выходитъ изъ Брамы». Существа вселенной представляютъ собою рядъ ступеней, чѣмъ дальше они въ порядкѣ истеченія отъ Брамы, тѣмъ они ниже и несчастнѣе. Естественно, по теоріи, браманы должны были стоять близко къ Брамѣ и оказывались надѣленными чрезвычайными правами и полномочіями. Молитвы брамановъ имѣли магическую силу, и исполненіе ихъ было обязательно для боговъ. Отсюда такой силлогизмъ: міръ находится во власти боговъ, боги находятся во власти молитвы, молитва находится во власти брамановъ; слѣдовательно, браманы — наши боги. Должно прибавить, что браманъ не можетъ совершать молитвъ и жертвъ‚ если не имѣетъ жены (жены принимаютъ опредѣленное активное участіе въ обрядахъ). Такимъ образомъ вся вселенная оказывается въ полной зависимости отъ браманскихъ женъ. Не совсѣмъ логично въ Б. съ ученіемъ объ истеченіи міра изъ Брамы соединилось ученіе о переселеніи душъ. Міръ, какъ выходящій, удаляющійся отъ Брамы, безбоженъ‚ нечестивъ и несчастенъ. Въ мірѣ — страданіе; спасеніе заключается въ томъ, чтобы выйти изъ міра, вернуться въ Браму. Ниспаденіе къ [1075-1076] низшимъ ступенямъ бытія — удаленіе отъ Брамы — и поднятіе къ высшимъ — приближеніе къ Брамѣ зависитъ отъ тѣхъ дѣлъ, которыя совершаетъ душа въ томъ или иномъ тѣлесномъ существованіи. Душа человѣка за преступленія завтра же можетъ переселиться въ животное или растеніе. Задача живыхъ существъ — стремиться къ избавленію отъ этихъ ужасныхъ переселеній, стремиться къ сліянію съ Брамой. Стремящійся къ этому долженъ прежде всего заботиться о тщательномъ исполненіи обрядовъ. За малѣйшіе проступки, нечистому налагались мучительныя очищенія и искупительныя жертвы (посты, молитвы, обмазываніе коровьимъ навозомъ, питье коровьей урины, горячаго масла, за тяжкіе проступки — даже самоубійство). Но все это могло избавить только отъ ада и низшихъ возрожденій, а не отъ возрожденій вообще. Для того, чтобы можно было возвратиться въ чистый духъ Брамы, нужно совсѣмъ отречься отъ чувственной жизни, заглушить въ себѣ всѣ требованія тѣлесной природы, порвать съ приманками внѣшняго міра. Это достигается путемъ аскетическихъ упражненій. Путемъ лишеній и самоистязаній (сидѣніе на огнѣ, пребываніе подъ дождемъ, подъ зноемъ) аскетъ умерщвляетъ свою плоть. Но онъ долженъ умертвить и свою духовную природу, онъ долженъ всѣ свои мысли сосредоточить на одномъ Брамѣ, который не подлежитъ никакимъ опредѣленіямъ, есть чистое бытіе, не имѣющее предикатовъ. Ученіе Б. имѣетъ обширную литературу. Б. признаетъ веды священными книгами, но воззрѣнія большей части ведъ плохо вяжутся съ Б. Браманы присоединили къ ведамъ — брахманы — своеобразныя толкованія, сообщившія ведамъ новое освященіе. Затѣмъ явились араньяка — лѣсныя книги (руководства для лѣсныхъ аскетовъ), постепенно стали составляться упанишады (сокровенное ученіе) — теософическіе трактаты. Являются сутры (sûtra — шнуръ, руководства для ритуала). Упанишады большею частію вошли въ составъ веданты (конецъ ведъ), которая дѣлилась на двѣ части: первая — карма миманза (карма — дѣло, подвигъ‚ миманза — умозрѣніе) говоритъ о религіозно-практической сторонѣ Б.‚ вторая — уттара миманза — содержитъ спекулятивное изслѣдованіе о Брамѣ. Литература эта росла и расширялась въ теченіе столѣтій, но уже за VI в. до Р. Х. ученіе Б. несомнѣнно приняло изложенный абстрактный характеръ. Буддизмъ (см. буддизмъ), вышедшій изъ Б. и отнявшій у него множество членовъ, далъ толчекъ къ реформѣ и въ Б. и онъ постепенно принялъ новый видъ. Народъ всегда желаетъ конкретнаго божества, живаго, близкаго къ человѣчеству. Брама былъ слишкомъ абстрактенъ и непонятенъ. Браманы приблизили тогда къ Брамѣ двухъ антропоморфныхъ боговъ ведизма — Вишну — охранителя и Шиву (Рудру) — разрушителя. Три Божества соединились: Брама — принципъ эманаціи, Вишну — начало сохраняющее, Шива — разрушающее. Такъ явилась индійская троица — тримурти. Чтобы еще болѣе приблизить образъ благодѣтельнаго Вишну къ человѣчеству, браманы начали учить о его явленіяхъ на землѣ, о его воплощеніяхъ (аватарахъ, avatâra — нисхожденіе) въ различныхъ образахъ для избавленія отъ бѣдъ людей. Въ первый разъ Вишну воплотился въ образъ рыбы и спасъ Ману (предка человѣчества, автора законовъ) отъ потопа. Замѣчательна восьмая аватара Вишну въ образѣ человѣка Кришны (Krsna — черный) для спасенія Индіи отъ тиранніи царя Камсы. Въ тримурти и Кришнѣ нѣкоторые наивно и смѣло хотѣли видѣть прототипъ христіанской Троицы и самаго Христа. Но въ тримурти можно находить и пантеизмъ (Вишну и Шива — эманаціи Брамы) и политеизмъ (Вишну и Шива, какъ совершенно различные боги, противодѣйствуютъ одинъ другому), но никакъ нельзя найти христіанскаго тріединаго Бога, лица Котораго пребываютъ въ единеніи любви и безконечно возвышаются надъ міромъ, между тѣмъ какъ Вишну и Шива связаны съ богами и міромъ неразрывно связью обоюдной зависимости. Вишну имѣетъ супругу Лакшми, Шива имѣетъ много супругъ (сакти, особенно замѣчательна Дурга). [1077-1078] У нихъ есть потомство, и все это есть нѣчто конечное, зависимое, подчиненное. Статуи и рисунки тримурти — трехголоваго божества не должны быть непремѣнно считаемы символомъ тріединаго индійскаго принципа (Брамы, Вишну и Шивы), и одинъ Брама представляется иногда съ четырьмя и пятью головами. Кришна есть отчасти эвгемерестическій образъ (умершій обожествленный человѣкъ, былъ князь Кришна, да и Кришна—Вишну является княземъ) и отчасти натуралистическій (къ нему пріурочились миѳы огня, молніи, грозы). Нравственный характеръ Кришны очень сомнителенъ (Кришна склоненъ къ пьянству, любви и страшно мстителенъ). Кришна — жестокій воинъ, съ улыбкой на устахъ онъ приготовляетъ и совершаетъ разрушеніе, подобно Ахиллу, онъ погибаетъ, пораженный въ пятку стрѣлою охотника. Въ подробностяхъ жизни и чертахъ характера Кришны указываютъ нѣчто сходное съ повѣствованіями Евангелія. Но какъ бы ни объясняли происхожденіе этого сходства, предположеніе о томъ, что исторія Кришны дала нѣкоторый матеріалъ для Евангелія, безусловно не можетъ быть допущено. Нѣчто сходное съ разсказами Евангелія приписывается Кришнѣ не древней священной литературой, а багаватъ-гитой, поэмой, явившейся гораздо позже Евангелій. Нравственныя правила Б. часто высоки, но боги — какъ‚ наприм., Кришна‚ — воплощаясь‚ забываютъ эти правила и совершаютъ страшныя преступленія. Въ то время какъ въ христіанствѣ Христосъ есть высочайшій образецъ для подражанія, въ Б. желающіе стать нравственными должны забыть о непоучительномъ примѣрѣ боговъ. Но живой примѣръ сильнѣе слова и въ Б. много совершается безнравственнаго, и многое варварское освящено священнымъ преданіемъ (положеніе женщины ужасно). Культъ позднѣйшаго браманизма пестръ и широкъ. Введено идолопоклонство, развито почитаніе животныхъ (коровы, обезьяны, змѣй). Аскетизмъ и самоистязаніе имѣютъ обильную практику. Іогины (yoga, лат. глаг. jungo — соединеніе, т. е. съ Брамой) подвергаютъ себя удивительнымъ самоистязаніямъ, чтобы соединиться съ Брамой (— Атманомъ = корень жизни и дыханія, чистое бытіе, все; іогинъ обыкновенно держитъ въ умѣ слогъ ом — мистическую формулу Брамы), а также и для того, чтобы за свои удивительные подвиги получать деньги и приношенія отъ толпы. Б. раздробился на множество сектъ. Самъ Брама не имѣетъ культа, но имѣются секты вишнуитовъ и шиваитовъ. Представленія о божествахъ и ихъ аттрибутахъ въ сектахъ значительно измѣнились. Такъ, въ представленіе Вишну и Кришны внесена мысль о всеразрушающемъ времени; наоборотъ, шиваиты почитаютъ лингу (Linga) — фаллюсъ, символъ половаго члена Шивы, какъ производительной силы. Позднѣйшій Б. внесъ въ свое вѣроученіе и элементы христіанскаго и магометанскаго ученія. Въ началѣ XIX столѣтія образовалась община Брама-сомай, вѣроученіе которой составлено на основаніи ведъ, корана и библіи. Въ половинѣ столѣтія оно распалось на два направленія: одно, признающее авторитетъ ведъ, другое‚ его отрицающее. Послѣднее источникъ богопознанія видитъ въ созерцаніи природы, признаетъ личнаго Бога, безсмертіе и исключительно требуетъ нравственнаго усовершенствованія. По приблизительной религіозной статистикѣ браманистовъ въ настоящее время насчитывается на земномъ шарѣ не много менѣе полтораста милліоновъ. См. арх. Хрисанѳа, Религіи древняго міра т. I, M. Müller’а, History of ancient sanskrit literature.