Памяти Андрея Федоровича Карпова (Бердяев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Памяти Андрея Федоровича Карпова
автор Николай Александрович Бердяев
Опубл.: 1937. Источник: Путь. — 1937. — № 54. — С. 72-73. — odinblago.ru


Неожиданная и преждевременная смерть Андрея Федоровича Карпова произвела на меня тем более тяжелое впечатление, что мы с ним очень часто виделись последнее лето. Он делал мой портрет, который хотел закончить в октябре. Он был разнообразно одаренный человек, был между прочим и художником. Он принадлежал к культурнейшим людям своего поколения (ему было 35 лет), которое не богато культурными людьми. Его тянуло в Грецию и на Афон и он хотел использовать свой отпуск, чтобы там побывать. Он паль жертвой этой поездки на Восток. Он там заразился сыпным тифом и вернулся тяжело больным. Двойное притяжение Афин и Афон определило его поездку. Его притягивала к себе древняя Греция, которую он особенно любил и которой занимался, он мечтал почувствовать ее через Грецию современную, и притягивал Афон, как древний духовный центр православия. В том, что преждевременная смерть его была результатом его желания увидеть Афины и Афон, чувствуется иррациональность и непостижимость человеческих судеб. Я увидел А. Ф. впервые в 1924 году на съезде русского христианского движения молодежи. Тогда уже он поразил меня высоким уровнем своих умственных интересов и культурных запросов. Потом я его встречал в кружке христианского движения. В это же время я встречался с двоюродным братом Андрея Федоровича В. Кривошеиным, который вскоре стал монахом на Афоне. А. Ф. виделся с ним на Афоне, где прожил около пяти дней и говел. У В. Кривошеина был редкий у молодежи нашего времени интерес к философии. На Афоне, который уже перестал быть умственным центром, В. Кривошеин написал интересную работу о Св. Григории Паламе. А. Ф. окончил Сорбонну и потом много читал. Он несколько лет участвовал в моем семинаре, читал доклады и активно участвовал в собеседованиях. Он всегда своим участием подымал умственный и культурный уровень собеседования. В «Пути» он написал статью о Бухареве, одну из первых о нем работ. Но более всего он занимался Платоном и в беседах постоянно к нему возвращался. А. Ф. написал книгу о Платоне по оригинальному замыслу. Книга построена в форме платоновского диалога, в котором сам Платон является одним из собеседников. Так пытался он своеобразно реконструировать миросозерцание Платона. Особенно интересовало его платоновское учение о государстве и он готовил новую книгу, связанную с философскими учениями о государстве. Беспокоила его религиозная тема о государстве. Его «Платон» вышел совсем перед поездкой в Грецию и он видел только пробные экземпляры книги, которые успел надписать тем, кому хотел дать книгу. Кроме того А. Ф. написал несколько статей по-английски. Он участвовав в англо-русских съездах. А. Ф. подавал надежду быть ценным работником духовной культуры. У него было много замыслов, которые он не успел выполнить. А. Ф. совсем не напоминал тип современного молодого человека-активиста, увлекающегося техникой, спортом и фашистской политикой. В нем чувствовалась тонность душевной организации, он был скорее созерцательного типа, с преобладанием интереса к вопросам, связанным с богословием, философией, литературой и искусством. Он принадлежал подлинной русской духовной культуре. Его исчезновение есть большая убыль для русской зарубежной культурной атмосферы.