Песенки (Фор/Бальмонт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Песенки
автор Поль Фор (1878—1960), пер. Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Из мировой поэзии (1921)
Язык оригинала: французский. — Дата создания: пер. 1903. Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Из Мировой Поэзии — Берлин: Изд. Слово, 1921. — С. 177—181. Песенки (Фор/Бальмонт) в дореформенной орфографии


Песенки

  1. «Она умерла, умерла, она умерла от любви…»
  2. «Море блестит за изгородью…»
  3. «Прими всю глубь небес в твои глаза с их тьмою…»
  4. «Король покорил королеву…»
  5. «Первый звон колоколов: — «Это в яслях Царь Небесный!»
  6. «Мои глаза — два чёрных бриллианта…»
  7. «Под солнцем ярко-красным…»
  8. «Ночами лета голубыми…»


Весь цикл на одной странице:

Песенки


1

Она умерла, умерла, она умерла от любви.
С рассветом её унесли, и за гробом немногие шли.
Её схоронили одну, одну, как она умерла,
Её схоронили одну, как она перед смертью была.
И с песней вернулись они: «Кому суждено, так умрёт».
И пели, и пели они: «Для каждого есть свой черёд».
«Она умерла, умерла, она умерла от любви».
Её унесли, и опять работать, работать пошли.

2

Море блестит за изгородью,
Море блестит как раковина.
Как бы его поймать? — Поймай!
Это весёлый, весёлый Май.

Нежно море за изгородью,
Нежно, как руки детские.
Так бы его и ласкал. — Ласкай!
Это весёлый, весёлый Май.

3

Прими всю глубь небес в твои глаза с их тьмою,
Своим молчанием проникни в тень земли, —
И если жизнь твоя той тени не усилит,
Огни далёких сфер в них зеркало нашли.

Там, изгородь ночей, с незримыми ветвями,
Хранит цветы огня, надежду наших дней, —
Печати светлые грядущих наших жизней,
Созвездья, зримые немым ветвям ночей.

Гляди, будь сам в себе, брось чувства в область мысли,
10 Собою увлекись, будь на земле ничей, —
Без понимания, глазами слушай небо,
Твоё молчание есть музыка ночей.

4

Король покорил королеву
Чёрными своими кораблями,
И она «прости» сказала гневу,
И глядит покорными глазами.

5

Первый звон колоколов: — «Это в яслях Царь Небесный!»
Звон сменился перезвоном: — «Мой жених! Скорей, скорей!»
И сейчас же вслед за этим — звон протяжный похорон.

6

Мои глаза — два чёрных бриллианта,
Они блестят под шляпою Рембрандта,
Сюртук мой чёрен, чёрны башмаки,
И ток волос чернеет вдоль щеки.

Зачуяв злость, надменен я, конечно,
Улыбка лжива, взор горит сердечно.
Себе я вид преважный сотворю,
Когда с фальшивым братом говорю.

Хотел бы принцем быть я доскональным,
10 Людовиком тринадцатым фатальным,
И кто во мне, чувствительность поняв,
Найдёт поэта, очень он лукав.

Однако, Бог, как рифму в важном гимне,
Дал сердце мне — как всем другим — увы мне,
15 Судьба, в забаве спутав смысл и счёт,
Огонь горячий заложила в лёд.

Все струны дрогнут, предо мной сверкая,
Религия моя — душа людская.
Когда пою, в мой входят звонкий пир
20 Кровь, золото, и розы, и Шекспир.

7

Под солнцем ярко-красным,
В златистом ветре вечера,
Пугаяся ночей,
Моя душа дрожащая…

Под голубой луной,
В златистом ветре вечера,
Счастливица ночей,
Твоя душа поющая…

Но здесь у нас в тени,
10 В огне моих очей,
Пугаясь света дня,
Твоя душа дрожит.

Но здесь у нас в тени,
В лучах твоих очей,
15 Счастливая от дня,
Моя душа поёт.

8

Ночами лета голубыми,
Когда поют стрекозы,
На Францию Бог пролил чашу звёзд.
До губ моих доносит ветер
Вкус неба летнего — и пью
Пространство, что свежо осеребрилось.

Вечерний воздух — край холодной чаши.
Полузакрыв свои глаза,
Пью жадным ртом, как будто сок граната,
10 Ту свежесть звёздную, что льётся от небес.

И лёжа на траве,
Ещё от ласки дня не охладевшей,
С какой любовью я испил бы,
Вот в этот вечер,
15 Безмерную ту чашу голубую,
Где бродит небосвод.

Не Вакх ли я? Не Пан ли? Я пьянюсь
Пространством, и горячее дыханье
Я укрощаю свежестью ночей.
20 Раскрыты губы небу, где трепещут
Созвездья — да в меня стечёт всё небо!
В нём да растаю я!

Пространством опьянившись, небом звёздным,
Гюго и Байрон, Ламартин и Шелли
25 Уж умерли. А всё ж пространство — там,
Течёт безгранное. Едва им опьянился,
И мчит меня, и пить хочу, ещё!



Примечания

  • Цикл из восьми стихотворений.