Песни, собранные П.Н. Рыбниковым/Часть I/13. Об Илье Муромце и Сокольничке-охотничке/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

13.


Объ Ильѣ Муромцѣ и Сокольничкѣ-охотничкѣ.

( Пудожскій уѣздъ, Бережнодубровскій погостъ, деревня Кузнецова ).

   Отъ славнаго отъ города отъ Кіева
За три версты за мѣрныя
Стояла застава великая;
Во первыхъ стоялъ старый казакъ Илья Муромецъ,
Во вторыхъ Добрынюшка Никитиничь,
Во третьихъ Михайла Потыкъ сынъ Ивановичь,
Да стояло семъ братцевъ Грядовичевъ [1],
Ребята-то были моло̀дые,
Стоялъ Ѳома Долгополыiй,
10 Стояли-то мужики Залѣшане.
Мимо эту заставу, крѣпкую
Проѣзжаетъ удалый дородній добрый молодецъ:
Сидитъ на конѣ молодецъ во двѣнадцать лѣтъ;
Подъ нимъ конь какъ лютый звѣрь,
15 Изъ ноздрей-то искры сыплются,
Изъ ушей-то дымъ столбомъ стоитъ;
Молодецъ на конѣ сидитъ, какъ соколъ летитъ.
Проѣзжаетъ-то заставу крѣпкую,
На заставы не приворачиваетъ,
20 Ихъ-то молодцевъ ничѣмъ зоветъ,
На Владиміра князя посмѣхъ ведетъ;
Проѣзжалъ заставу крѣпкую,
Выходилъ старый казакъ Илья Муромецъ,
Самъ говорилъ таковы слова:
25 « Кого мнѣ послать за богатыремъ?
« Послать мужиковъ Залѣшаньевъ:
« Мужики Залѣшане-бѣда дремать,
« Продремлютъ богатыря во чистомъ полѣ;
« Послать Ѳому Долгополаго:
30 « Ѳома Долгополый–бѣда зѣвать,
« Прозѣваетъ богатыря въ чистомъ полѣ;
« Послать семь братьевъ Грядовичевъ:
« Ребята-то были молодые,
« Ни за что ихъ головушка въ чистомъ полѣ;
35 « Послать Алешеньку Поповича:
« Алеша Поповичь зарывчатъ былъ,
« Изорветъ силу до богатыря;
« Послать Добрыню Никитича! »
И посылалъ Добрыню Никитича.
40  Скоро Добрыня коня сѣдлалъ,
Скоро садился на добра коня,
Поѣхалъ ко батюшку синю морю,
Ко матушкѣ Сахатарь-рѣкѣ,
И наѣхалъ его у синя моря:
45 Ѣздитъ по тихіимъ заводямъ,
стрѣляетъ гусей, лебелей, перпету утушку.
Закричалъ Добрыня во всю голову:
« Что же ты, Сокольничекъ-охотничекъ,
« На нашу заставу не приворачиваешь? »
50 Закричалъ Сокольничекъ-охотничекъ:
— Ахъ ты, шишига, б.... деревенская!
— Не за мной бы тебѣ ѣздить во чисто поле:
— Пора бы ти въ деревнѣ сидѣть, свиней пасти.—
Отъ его ли крику богатырскаго
55 Тихая заводь сколыбалася,
Съ пескомъ вода помутилася,
У него конь на колѣнки палъ.
И упадалъ Добрыня съ добра коня
На сыру землю въ ковыль траву;
60 Лежалъ три часа за мертво,
Просыпается будто отъ крѣпка сна,
Скоро садился на добра коня,
Поѣхалъ къ заставы крѣпкія,
И выходилъ въ стрѣту Илья Муромецъ:
65 « Пособилъ ли ти Богъ побить богатыря? »
Соходилъ Добрыня съ добра коня,
Бьетъ челомъ–поклоняется:
— Я наѣхалъ у батюшка синя моря:
— Ѣздитъ: богатырь по тихіимъ заводямъ,
70 — Стрѣляетъ гусей, лебедей, пернастыхъ утушекъ;
— Какъ закричитъ во всю голову:
— Отъ его ли крику богатырскаго
— Тихая заводь сколыбалася,
— Съ пескомъ вода помутилася,
75 — У меня конь на колѣнки палъ.
— И упадалъ я со добра коня
— На сыру землю въ ковыль, траву,
— Лежалъ цѣло три часа за мертво,
— Проснулся будто отъ крѣпка сна,
80 — Скоро садился на добра коня
— И поѣхалъ къ заставы крѣпкія.—
Говоритъ старый таковы слова:
« Не кѣмъ мнѣ замѣнитися,
« Замѣнитися своей старой, буйной головой! »
85 Скоро сѣдлалъ добра коня,
Затягивалъ двѣнадцать подпружекъ шелковыихъ,
Двѣнадцать пряжекъ золота краснаго,
Двѣнадцать шпенечковъ булатніихъ,
Скоро садился на добра коня,
90 Поѣхалъ ко батюшку синю морю:
Только видѣли стараго сѣдучись,
А не видѣли стараго поѣдучись,
Только куревко въ полѣ воскурилось,
Туманъ въ полѣ затуманился.
95  И наѣхалъ богатыря у синя моря:
Бздитъ по тихимъ по заводямъ,
Стрѣляетъ гусей, лебедей, пернастыхъ утушекъ.
Закричалъ старый во всю голову:
« Что же ты, Сокольничекъ-охотничекъ,
100 « На нашу заставу не приворачиваешь? »
Отъ его ли крику богатырскаго,
Тихая заводь сколыбалася,
Съ пескомъ вода помутилася.
Закричалъ Сокольничекъ-охотничекъ:
105 — Ахъ ты, старый, сѣдатый песъ!
— Не за мной бы ти ѣздить по чисту полю;
— Пора бы ти въ деревнѣ сидѣть, свиней пасти.—
Отъ его ли крику богатырскаго
Тихая заводь сколыбалася,
110 Съ пескомъ вода помутилася,
У Ильи конь на колѣнки палъ.
И бьетъ коня по крутымъ бедрамъ:
« Ахъ ты волчья сытъ, медвѣжья дрань [2]!
« Не слыхалъ ты гарканья вороньяго? »
115 Разъѣхалися на копья востры:
У нихъ копья въ рукахъ погибалися,
На черенья копья разсыпалися;
Разъѣхалися на палицы боевыя;
У нихъ палицы въ рукахъ погибалися,
120 По маковкамъ палицы отломилися;
Разъѣхалися на сабли востры:
У нихъ сабли въ рукахъ погибалися,
Повыщербѣли на латы [3] кольчужныя.
Скоро они соходили со добрыхъ коней,
125 Захватилися они во ухваточку,
Стали они боротися, ломатися.
Отмахнулась у Ильи ручка правая,
Подвернулась ножка лѣвая,
Упадалъ Илья на сыру землю.
130 Садился Сокольничекъ на бѣлы груди,
Вынималъ ножище-кинжалище
И сталъ смѣяться-ругатися:
— Пора ти старому въ монастырь итти,
— Постричься во старцы, въ игумены;
135 — А ежели нѣтъ безсчетной золотой казны,
— Я тебѣ далъ бы до люби. —
Разъярилось сердце богатырское,
Раскипѣлась кровь молодецкая:
Какъ ударилъ онъ Сокольника въ черны груди,
140 И вышибъ его выше лѣсу стоячаго,
Ниже облака ходячаго.
Упадалъ Сокольникъ на сыру землю;
Выбивалъ головой какъ пивной котелъ.
     Онъ скоро ускочилъ на добра коня
145 И поѣхалъ въ свою орду къ своей матери,
Ко матушкѣ бабѣ Латымиркѣ.
Ѣдетъ на конѣ, шатается,
Подъ нимъ добрый конь потыкается.
И встрѣчала его баба Латымирка:
150 « Что же ты, дитя мое милое,
« Ѣдешь на конѣ–шатаешься,
« Подъ тобой добрый конь потыкается?
« Напился ты зелена вина? »
Говорилъ Сокольничекъ-охотничекъ:
155 — Ай же ты, родная матушка!
— Наѣхалъ я стараго-то во чистомъ полѣ;
— Мы много съ нимъ боролися
— И много съ нимъ ломалися;
— Я уронилъ его на сыру-землю,
160 — Садился ему на бѣлы груди,
— Не разстегивалъ [4] пуговку вальявочну [5].
— Вынималъ ножище-кинжалище,
— Сталъ надъ нимъ смѣяться-ругатися;
— Онъ ударилъ меня во бѣлы груди
165 — Вышибъ выше лѣсу стоячаго,
— Выше облака ходячаго;
— Тутъ я скоро скочилъ на добра коня
— И поѣхалъ въ свою орду, къ тебѣ, матушкѣ.—
Говорила баба Латымирка:
170 « Тутъ не старый сѣдатый песъ,
« А тутъ ѣздитъ старый казакъ Илья Муромецъ. »
—Спасибо, матушка, баба Латымирка,
— сказала про батюшка Илью Муромца!
— поѣду—распорю ему груди бѣлыя,
175 — Выну сердце со печенью:
— Онъ теперича спитъ во бѣломъ шатрѣ.—
Пріѣзжаетъ ко тому бѣлу шатру,
Скоро соходитъ съ добра коня,
Зашелъ въ шатеръ бѣлополотняный:
180 Онъ спитъ, старый, храпитъ,
Какъ телѣга ордынская гремитъ.
и садился Сокольникъ на бѣлы груди,
Вынималъ ножище-кинжалище
И ударилъ его въ бѣлы груди:
185 Не сдержали латы кольчужныя
Не сдержало цвѣтно платьице,
Сдержалъ чуденъ крестъ,
Вѣсомъ крестъ во три пуда,—
Отъ креста ножище погибается,
190 Пробуждается старый отъ крѣпка сна
И видитъ: сидитъ Сокольникъ на бѣлыхъ грудяхъ.
Ударилъ Сокольника въ бѣлы груди
И вышибъ выше лѣсу стоячаго,
Ниже облака ходячего;
195 Упадалъ Сокольникъ на сыру землю,
Выбивалъ головой, какъ пивной котелъ,
Выскочитъ Илья изъ бѣла шатра,
Хватилъ за ногу, на другу наступилъ,
На полы Сокольничка разорвалъ.
200 Половину бросилъ въ Сахатарь-рѣку,
А другую оставилъ на своей стороны:
« Вотъ тебѣ половинка, мнѣ другая:
« Раздѣлилъ я Сокольничка-охотничка! »

(Записано отъ калики Латышова).



Примечания

  1. Збродовичей. — Изд.
  2. Чтò медвѣдь деретъ; медвѣдь тебя дери! — Изд.
  3. Зазубрились объ .латы. — Изд.
  4. Поразстегивалъ? — Изд.
  5. Вальящату, вырѣзную.-Изд.
PD-icon.svg Работы этого автора находятся в общественном достоянии во всём мире, поскольку он умер более 100 лет назад.

Переводы и позднейшие редакции произведений этого автора могут являться объектами авторских прав соответствующих лиц согласно статье 1260 ГК РФ.