Песнь к Неаполю (Шелли; Бальмонт)/ПСС 1903 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Песнь к Неаполю
автор Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Ode to Naples («I stood within the City disinterred…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата создания: ориг. 1820; пер. 1903, опубл.: ориг. 1824; пер. 1903. Источник: Перси Биши Шелли. Полное собрание сочинений / Перевод К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знание», 1903. — Т. 1. — С. 145—150..

Редакции




[145]
ПЕСНЬ К НЕАПОЛЮ

Эпод I. α

Я видел город вырытый из праха;
Я слышал, как осенних листьев рой
Шептался, точно духи, в звуках страха;
И гул Горы мне слышался порой,
Среди руин, с их лёгкой мглой;
Вещательных громов дышала сила,
Мой дух вниманьем был заворожён;
Я чувствовал, Земля мне говорила —
Я чувствовал, не слышал: — меж колонн
10 Простор морской сиял как сон,
Гладь света между двух Небес лазури:
Кругом — гробницы, полные мечты,
Здесь Время не промчалось дикой бурей
И, Смерть щадя, не посылало фурий;
15 Здесь чётки все воздушные черты,
Как чётки сны скульптурной красоты;
И каменные стройные сплетенья
Сосны, плюща и мирты, над стеной,
Как бы листы в одежде снеговой,
20 Казалось, оставались без движенья
Лишь оттого, что, светлый и немой,
Висел над ними воздух, как веленья
Какой-то Власти над моей душой.

[146]


Эпод II. α

И ветры нежные, из дали,
Кружась, легко носиться стали,
И острый дух горы, с ним Эолийский звук:
И где качается лениво,
В пределах Байского залива,
Зелёная вода, дрожа, дыша вокруг,
Подводные цветы в пурпуровых пещерах
Колебля нежною волной,
Как воздух чуть дрожит, дыша в безбурных сферах
10 Над Эолийскою страной,
Меня, как Ангела, волненье
Помчало в той ладье, бегущей без следа,
Что никакое дуновенье
Не опрокинет никогда;
15 Я плыл бестрепетно туда,
Где дух бессмертный вдохновенья,
Неистощимых полный сил,
Струится от немых могил
Царей умерших Песнопенья.
20 Темнил Аорн тенистый, над рулём,
Эфир горизонтальный; далью ясной
Был окружён Элизиум прекрасный,
Крутилась пена в вихре снеговом,
Скрывая воду быстрой белизною,
25 А от горы Тифейской, Инарим,
Поднялся пар блестящей пеленою,
Лучом пронизан огневым,
Как знамя сказочной дружины,
И громче, громче всё, в безмерности морской,
30 Пророчеством своим будя от сна глубины,
Светло звучит напев над бездной голубой,
Я схвачен — он во мне — да будет он судьбой!

Строфа α. 1

Неаполь! Сердце всех людей, нагое
Под ярким оком ласковых небес!

[147]

Ты заставляешь быть в немом покое
Волну и воздух — сном твоих чудес,
И дышит свет, и мрак исчез.
Столица обездоленного Рая,
Ты лишь вчера, так поздно, возвращён!
Алтарь прекрасный, на тебе живая —
Без крови жертва: весь цветочный, сон
10 Любви Победой принесён!
Ты раньше был, быть перестал свободным,
Теперь навек ты будешь с волей сродным,
Коль в Правде, в Справедливости есть свет, —
Привет, привет, привет!

Строфа β. 2

Гигантов юных поколенье,
Ты встало, полное стремленья,
Над стонущей землёй, в блистательной броне!
В тебе последняя защита
От тех, чьё сердце ядовито,
Кто силой сеет тьму в прекрасном Божьем дне!
Взмахни ж копьё своё смелее,
Перед врагами не робея,
Пусть вход у сотни врат их тесной мглой одет!
10 Пускай они придут скорее!
Привет, привет, привет!

Антистрофа α

Что́ в том, что Киммерийские Бандиты
Сомкнулись на Свободу и тебя?
В твоём щите слепцам лучи открыты,
Как в зеркале, и, жизнь свою губя,
Враг обращает на себя
Свой острый меч: ошибка Актеона!
Им смерть грозит от собственных собак.
Будь страхом им, как зверю — звуки гона,
Будь Василиском царственным, чтоб враг
10 Погиб от глаз твоих. Вот так!

[148]

Гляди: когда в глаза врагу взирают,
Рабы дрожат, свободные крепчают:
Коль в Правде, в Справедливости есть свет,
Ты победишь! — Привет!

Антистрофа β. 2

Сорви с божественной Свободы,
С заветных алтарей Природы,
Прикрасы лживые; всю мишуру — долой:
И над унылым Разрушеньем,
Надь побеждённым Заблужденьем,
Встань царственно: твой враг да вздрогнет пред тобой!
И всех сравняй своим законом,
И всем вещай крылатым звоном
Святую истину, слова, где дышит свет:
10 Будь праздником весны зелёным,
Всегда живым! — Привет!

Антистрофа α. γ

Ты слышишь, из Испании, стогласный,
Из края в край стремится стройный хор?
От острова Цирцеи, нежно-ясной,
Италия, вплоть до Альпийских гор,
К тебе свой обратила взор!
Венеция, где вместо улиц — волны,
Смеётся, в светлый спрятавшись туман.
И Генуя, вдова, в тоске безмолвной,
Чуть шепчет: «Где же Дория?» Милан,
10 Что был так долго в жертву дан
Ехидне, наконец своей пятою
Её стереть замыслил. Все — с тобою,
Твердят: коль в Справедливости есть свет,
Ты победишь! — Привет!

Антистрофа β. γ

Меж городов Эдем прекрасный,
Флоренция, с улыбкой ясной,

[149]

Среди красот своих Свободы жадно ждёт!
И Рим с очей надежды звёздной
Клобук срывает бесполезный,
Власть прошлого теперь как бывший сон живёт:
И чтобы приз теперь был верен,
Что при Филиппах был потерян,
Для состязания уже готов атлет: —
10 И может быть Обман не смерян,
Ещё велик! — Привет!

Эпод I. β

Вы слышите, как Формы Земнородных
Идут на вечно-дышащих Богов?
И шум, и мрак от тысяч бурь холодных
Кипит среди нагорных облаков,
Где недоступный их покров?
Вы видите блестящие знамёна,
На них надменность варварских эмблем?
Железным светом, звуком рёва, стона
Оделся безмятежный наш Эдем,
10 Что прежде был так тих и нем.
От Севера идут в нам легионы
Бандитов, точно Хаос вековой:
Орды, им беззаконие — законы;
С Альпийских гор сойдя на наши склоны,
15 Они, как волки, жадною толпой,
Ежеминутный поднимают вой,
Они стирают отблеск старой славы,
И втаптывают наши зданья в прах,
Труп Красоты, сияющий в цветах,
20 Когтями рвут для мерзостной забавы, —
Они идут! И всюду, на лугах,
В полях — пожар, горят колосья, травы,
И кровь людей на грубых их ногах!

Эпод II. β

О, Дух Любви, о, Дух великий!
Ты нежно правишь, светлоликий,

[150]

Всем тем, в чём дышит жизнь в Италии святой;
Ты дал ей ширь, леса, и скалы,
И звон волны, и отблеск алый,
Играющий с твоей прекрасною звездой!
Над западною мглой просторов Океана
Ты правишь, Гений Красоты,
По слову твоему Земля среди тумана
10 Рождает утро и цветы!
Вели своим воздушным чарам
Соделать так, чтоб все блестящие лучи
Зажглись губительным пожаром,
Неумолимо-горячи!
15 Заразу ядом излечи!
Земля чтоб гибельным вертепом
И западнёй была врагам!
Они готовят гибель нам,
Так пусть им Небо будет склепом!
20 Или своей гармонией живой
Своих сынов окутай, будь им нежной
Зарей небес, как в зыбях мглы безбрежной
Лаская даль, горит светильник твой: —
Пусть станут все желанья и надежды,
25 Орудьем воли царственной твоей,
И мы тогда светло откроем вежды,
Исчезнет сумрак от лучей,
Бегут от леопардов лани,
И от Тебя бегут насилье, страх, вражда!
30 Волков Кельтийских рой сокроется в тумане. —
О, сделай, светлый Дух, чей нежный храм — звезда,
Чтоб этот город твой был вольным навсегда!




Примечание К. Д. Бальмонта


[483]К стр. 145.
Песнь к Неаполю.

Шелли делает к этому стихотворению следующее примечание: Автор соединил воспоминания о своем посещении Помпеи и Байского залива с тем восторгом, который был вызван известием о провозглашении Конституционного Правления в Неаполе. Это придало отпечаток живописной и описательной фантазии вступительным Эподам, изображающим данные картины, и вложило в них некоторые из величественных чувств, неразрывно связанных с обстановкой этого оживляющего события». Под уснувшими царями Песнопенья подразумеваются Гомер и Вергилий. Ехидна, упоминаемая в стихе о Милане, была гербовым девизом миланских деспотов, Висконти. — Шелли видел в Италии наследницу великих истин, освобождающих [484]человеческий дух, и оплот против Северной грубости и Северного варварства.




PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.
Кроме того, перевод выполнен автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликован прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.