Песнь к Неаполю (Шелли/Бальмонт)/ПСС 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Пѣснь къ Неаполю
авторъ Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Ode to Naples («I stood within the City disinterred…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата созданія: ориг. 1820; пер. 1903, опубл.: ориг. 1824; пер. 1903. Источникъ: Перси Биши Шелли. Полное собраніе сочиненій / Переводъ К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знаніе», 1903. — Т. 1. — С. 145—150..

Редакціи




[145]
ПѢСНЬ КЪ НЕАПОЛЮ.

Эподъ I. α.

Я видѣлъ городъ вырытый изъ праха;
Я слышалъ, какъ осеннихъ листьевъ рой
Шептался, точно духи, въ звукахъ страха;
И гулъ Горы мнѣ слышался порой,
Среди руинъ, съ ихъ легкой мглой;
Вѣщательныхъ громовъ дышала сила,
Мой духъ вниманьемъ былъ завороженъ;
Я чувствовалъ, Земля мнѣ говорила—
Я чувствовалъ, не слышалъ:—межь колоннъ
10 Просторъ морской сіялъ какъ сонъ,
Гладь свѣта между двухъ Небесъ лазури:
Кругомъ—гробницы, полныя мечты,
Здѣсь Время не промчалось дикой бурей
И, Смерть щадя, не посылало фурій;
15 Здѣсь четки всѣ воздушныя черты,
Какъ четки сны скульптурной красоты;
И каменныя стройныя сплетенья
Сосны, плюща и мирты, надъ стѣной,
Какъ бы листы въ одеждѣ снѣговой,
20 Казалось, оставались безъ движенья
Лишь оттого, что, свѣтлый и нѣмой,
Висѣлъ надъ ними воздухъ, какъ велѣнья
Какой-то Власти надъ моей душой.

[146]


Эподъ II. α.

И вѣтры нѣжные, изъ дали,
Кружась, легко носиться стали,
И острый духъ горы, съ нимъ Эолійскій звукъ:
И гдѣ качается лѣниво,
Въ предѣлахъ Байскаго залива,
Зеленая вода, дрожа, дыша вокругъ,
Подводные цвѣты въ пурпуровыхъ пещерахъ
Колебля нѣжною волной,
Какъ воздухъ чуть дрожитъ, дыша въ безбурныхъ сферахъ
10 Надъ Эолійскою страной,
Меня, какъ Ангела, волненье
Помчало въ той ладьѣ, бѣгущей безъ слѣда,
Что никакое дуновенье
Не опрокинетъ никогда;
15 Я плылъ безтрепетно туда,
Гдѣ духъ безсмертный вдохновенья,
Неистощимыхъ полный силъ,
Струится отъ нѣмыхъ могилъ
Царей умершихъ Пѣснопѣнья.
20 Темнилъ Аорнъ тѣнистый, надъ рулемъ,
Эѳиръ горизонтальный; далью ясной
Былъ окруженъ Элизіумъ прекрасный,
Крутилась пѣна въ вихрѣ снѣговомъ,
Скрывая воду быстрой бѣлизною,
25 А отъ горы Тифейской, Инаримъ,
Поднялся паръ блестящей пеленою,
Лучомъ пронизанъ огневымъ,
Какъ знамя сказочной дружины,
И громче, громче все, въ безмѣрности морской,
30 Пророчествомъ своимъ будя отъ сна глубины,
Свѣтло звучитъ напѣвъ надъ бездной голубой,
Я схваченъ—онъ во мнѣ—да будетъ онъ судьбой!

Строфа α. 1.

Неаполь! Сердце всѣхъ людей, нагое
Подъ яркимъ окомъ ласковыхъ небесъ!

[147]

Ты заставляешь быть въ нѣмомъ покоѣ
Волну и воздухъ—сномъ твоихъ чудесъ,
И дышетъ свѣтъ, и мракъ исчезъ.
Столица обездоленнаго Рая,
Ты лишь вчера, такъ поздно, возвращенъ!
Алтарь прекрасный, на тебѣ живая—
Безъ крови жертва: весь цвѣточный, сонъ
10 Любви Побѣдой принесенъ!
Ты раньше былъ, быть пересталъ свободнымъ,
Теперь навѣкъ ты будешь съ волей сроднымъ,
Коль въ Правдѣ, въ Справедливости есть свѣтъ,—
Привѣтъ, привѣтъ, привѣтъ!

Строфа β. 2.

Гигантовъ юныхъ поколѣнье,
Ты встало, полное стремленья,
Надъ стонущей землей, въ блистательной бронѣ!
Въ тебѣ послѣдняя защита
Отъ тѣхъ, чье сердце ядовито,
Кто силой сѣетъ тьму въ прекрасномъ Божьемъ днѣ!
Взмахни-жь копье свое смѣлѣе,
Передъ врагами не робѣя,
Пусть входъ у сотни вратъ ихъ тѣсной мглой одѣтъ!
10 Пускай они придутъ скорѣе!
Привѣтъ, привѣтъ, привѣтъ!

Антистрофа α.

Что̀ въ томъ, что Киммерійскіе Бандиты
Сомкнулись на Свободу и тебя?
Въ твоемъ щитѣ слѣпцамъ лучи открыты,
Какъ въ зеркалѣ, и, жизнь свою губя,
Врагъ обращаетъ на себя
Свой острый мечъ: ошибка Актеона!
Имъ смерть грозитъ отъ собственныхъ собакъ.
Будь страхомъ имъ, какъ звѣрю—звуки гона,
Будь Василискомъ царственнымъ, чтобъ врагъ
10 Погибъ отъ глазъ твоихъ. Вотъ такъ!

[148]

Гляди: когда въ глаза врагу взираютъ,
Рабы дрожатъ, свободные крѣпчаютъ:
Коль въ Правдѣ, въ Справедливости есть свѣтъ,
Ты побѣдишь!—Привѣтъ!

Антистрофа β. 2.

Сорви съ божественной Свободы,
Съ завѣтныхъ алтарей Природы,
Прикрасы лживыя; всю мишуру—долой:
И надъ унылымъ Разрушеньемъ,
Надь побѣжденнымъ Заблужденьемъ,
Встань царственно: твой врагъ да вздрогнетъ предъ тобой!
И всѣхъ сравняй своимъ закономъ,
И всѣмъ вѣщай крылатымъ звономъ
Святую истину, слова, гдѣ дышетъ свѣтъ:
10 Будь праздникомъ весны зеленымъ,
Всегда живымъ!—Привѣтъ!

Антистрофа α. γ.

Ты слышишь, изъ Испаніи, стогласный,
Изъ края въ край стремится стройный хоръ?
Отъ острова Цирцеи, нѣжно-ясной,
Италія, вплоть до Альпійскихъ горъ,
Къ тебѣ свой обратила взоръ!
Венеція, гдѣ вмѣсто улицъ—волны,
Смѣется, въ свѣтлый спрятавшись туманъ.
И Генуя, вдова, въ тоскѣ безмолвной,
Чуть шепчетъ: «Гдѣ же Дорія?» Миланъ,
10 Что былъ такъ долго въ жертву данъ
Ехиднѣ, наконецъ своей пятою
Ее стереть замыслилъ. Всѣ—съ тобою,
Твердятъ: коль въ Справедливости есть свѣтъ,
Ты побѣдишь!—Привѣтъ!

Антистрофа β. γ.

Межь городовъ Эдемъ прекрасный,
Флоренція, съ улыбкой ясной,

[149]

Среди красотъ своихъ Свободы жадно ждетъ!
И Римъ съ очей надежды звѣздной
Клобукъ срываетъ безполезный,
Власть прошлаго теперь какъ бывшій сонъ живетъ:
И чтобы призъ теперь былъ вѣренъ,
Что при Филиппахъ былъ потерянъ,
Для состязанія уже готовъ атлетъ:—
10 И можетъ быть Обманъ не смѣрянъ,
Еще великъ!—Привѣтъ!

Эподъ I. β.

Вы слышите, какъ Формы Земнородныхъ
Идутъ на вѣчно-дышащихъ Боговъ?
И шумъ, и мракъ отъ тысячъ бурь холодныхъ
Кипитъ среди нагорныхъ облаковъ,
Гдѣ недоступный ихъ покровъ?
Вы видите блестящія знамена,
На нихъ надменность варварскихъ эмблемъ?
Желѣзнымъ свѣтомъ, звукомъ рева, стона
Одѣлся безмятежный нашъ Эдемъ,
10 Что прежде былъ такъ тихъ и нѣмъ.
Отъ Сѣвера идутъ въ намъ легіоны
Бандитовъ, точно Хаосъ вѣковой:
Орды, имъ беззаконіе—законы;
Съ Альпійскихъ горъ сойдя на наши склоны,
15 Они, какъ волки, жадною толпой,
Ежеминутный поднимаютъ вой,
Они стираютъ отблескъ старой славы,
И втаптываютъ наши зданья въ прахъ,
Трупъ Красоты, сіяющій въ цвѣтахъ,
20 Когтями рвутъ для мерзостной забавы,—
Они идутъ! И всюду, на лугахъ,
Въ поляхъ—пожаръ, горятъ колосья, травы,
И кровь людей на грубыхъ ихъ ногахъ!

Эподъ II. β.

О, Духъ Любви, о, Духъ великій!
Ты нѣжно правишь, свѣтлоликій,

[150]

Всѣмъ тѣмъ, въ чемъ дышетъ жизнь въ Италіи святой;
Ты далъ ей ширь, лѣса, и скалы,
И звонъ волны, и отблескъ алый,
Играющій съ твоей прекрасною звѣздой!
Надъ западною мглой просторовъ Океана
Ты правишь, Геній Красоты,
По слову твоему Земля среди тумана
10 Рождаетъ утро и цвѣты!
Вели своимъ воздушнымъ чарамъ
Содѣлать такъ, чтобъ всѣ блестящіе лучи
Зажглись губительнымъ пожаромъ,
Неумолимо-горячи!
15 Заразу ядомъ излечи!
Земля чтобъ гибельнымъ вертепомъ
И западней была врагамъ!
Они готовятъ гибель намъ,
Такъ пусть имъ Небо будетъ склепомъ!
20 Или своей гармоніей живой
Своихъ сыновъ окутай, будь имъ нѣжной
Зарей небесъ, какъ въ зыбяхъ мглы безбрежной
Лаская даль, горитъ свѣтильникъ твой:—
Пусть станутъ всѣ желанья и надежды,
25 Орудьемъ воли царственной твоей,
И мы тогда свѣтло откроемъ вѣжды,
Изчезнетъ сумракъ отъ лучей,
Бѣгутъ отъ леопардовъ лани,
И отъ Тебя бѣгутъ насилье, страхъ, вражда!
30 Волковъ Кельтійскихъ рой сокроется въ туманѣ.—
О, сдѣлай, свѣтлый Духъ, чей нѣжный храмъ—звѣзда,
Чтобъ этотъ городъ твой былъ вольнымъ навсегда!




Примѣчаніе К. Д. Бальмонта


[483]Къ стр. 145.
Пѣснь къ Неаполю.

Шелли дѣлаетъ къ этому стихотворенію слѣдующее примѣчаніе: Авторъ соединилъ воспоминанія о своемъ посѣщеніи Помпеи и Байскаго залива съ тѣмъ восторгомъ, который былъ вызванъ извѣстіемъ о провозглашеніи Конституціоннаго Правленія въ Неаполѣ. Это придало отпечатокъ живописной и описательной фантазіи вступительнымъ Эподамъ, изображающимъ данныя картины, и вложило въ нихъ нѣкоторыя изъ величественныхъ чувствъ, неразрывно связанныхъ съ обстановкой этого оживляющаго событія». Подъ уснувшими царями Пѣснопѣнья подразумѣваются Гомеръ и Виргилій. Ехидна, упоминаемая въ стихѣ о Миланѣ, была гербовымъ девизомъ миланскихъ деспотовъ, Висконти.—Шелли видѣлъ въ Италіи наслѣдницу великихъ истинъ, освобождающихъ [484]человѣческій духъ, и оплотъ противъ Сѣверной грубости и Сѣвернаго варварства.




PD-icon.svg Это произведеніе перешло въ общественное достояніе.
Произведеніе написано авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.
Кромѣ того, переводъ выполненъ авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликованъ прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.