Песнь океанид (Гейне; Михайлов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Песнь океанид (Гейне; Михайлов)(перенаправлено с «Песнь океанид (Гейне/Михайлов)/ДО»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Пѣснь океанидъ
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Der Gesang der Okeaniden («Abendlich blasser wird es am Meere…»). — Изъ цикла «Сѣверное море», сб. «Книга пѣсенъ». Опубл.: 1859[1]. Источникъ: «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 130—133. Песнь океанид (Гейне; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Пѣснь океанидъ.


[130]

Меркнетъ вечернее море,
И одинокъ, со своей одинокой душой,
Сидитъ человѣкъ на пустомъ берегу,
И смотритъ холоднымъ,
Мертвеннымъ взоромъ
Ввысь, на далекое,
Холодное, мертвое небо
И на широкое море,
Волнами шумящее.
10 И по широкому,
Волнами шумящему морю
Вдаль, какъ пловцы воздушные,
Несутся вздохи его —
И къ нему возвращаются, грустны;
15 Закрытымъ нашли они сердце,
Куда пристать хотѣли…
И громко онъ стонетъ, такъ громко,
Что бѣлыя чайки
Съ песчаных гнѣздъ подымаются
20 И носятся съ крикомъ надъ нимъ…
И онъ говоритъ имъ, смѣясь:


[131]

«Черноногія птицы!
На бѣлыхъ крыльяхъ надъ моремъ вы носитесь;
Кривымъ своимъ клювомъ
25 Пьете воду морскую;
Жрете ворвань и мясо тюленье…
Горька ваша жизнь, какъ и пища!
А я, счастливецъ, вкушаю лишь сласти:
Питаюсь сладостнымъ запахомъ розы,
30 Соловьиной невѣсты,
Вскормленной мѣсячнымъ светомъ;
Питаюсь еще сладчайшими
Пирожками съ битыми сливками;
Вкушаю и то, что слаще всего —
35 Сладкое счастье любви
И сладкое счастье взаимности!

«Она любитъ меня! она любитъ меня!
Прекрасная дѣва!
Теперь она дома, въ свѣтлицѣ своей, у окна,
40 И смотритъ на вечерній сумракъ —
Вдаль, на большую дорогу,
И ждетъ, и тоскуетъ по мнѣ — ей-Богу!
Но тщетно и ждетъ, и вздыхаетъ…
Вздыхая, идетъ она въ садъ,
45 Гуляетъ по́ саду
Среди ароматовъ, въ сияньѣ луны,
Съ цвѣтами ведетъ разговоръ,
И имъ говоритъ про меня:
Какъ я — ее милый — хорошъ,
50 Какъ милъ и любезенъ — ей-Богу!
Потомъ и въ постели, во снѣ, передъ нею,
Даря ее счастьемъ, мелькаетъ
Мой милый образъ;
И даже утромъ, за кофе, она
55 На бутербродѣ блестящемъ
Видитъ мой ликъ дорогой —
И страстно съѣдаетъ его — ей-Богу!»

Такъ онъ хвастаетъ долго,
И порой раздается надъ нимъ,
60 Словно насмѣшливый хохотъ,
Крикъ порхающихъ чаекъ.

[132]

Вотъ наплываютъ ночные туманы;
Мѣсяцъ — желтый, какъ осенью листъ —
Грустно сквозь сизаго облака смотритъ…
65 Волны морскія встаютъ и шумятъ…
И изъ пучины шумящаго моря
Грустно, какъ вѣтра осенняго стонъ,
Слышится пѣнье:
Океаниды поютъ,
70 Милосердыя, чудныя дѣвы морскія…
И слышнѣе другихъ голосовъ
Ласковый голосъ
Среброногой супруги Пелея…
Океаниды уныло поютъ:

75 «Безумецъ! безумецъ! хвастливый безумецъ!
Скорбью истерзанный!
Убиты надежды твои,
Игривыя дѣти души,
И сердце твое, словно сердце Ніобы,
80 Окаменѣло отъ горя.
Сгущается мракъ у тебя въ головѣ,
И вьются средь этого мрака,
Какъ молніи, мысли безумныя!
И хвастаешь ты отъ страданья!
85 Безумецъ! безумецъ! хвастливый безумецъ!
Упрямъ ты, какъ древній твой предокъ,
Высокій титанъ, что похитилъ
Небесный огонь у богов
И людямъ принесъ его,
90 И, коршуномъ мучимый,
К утесу прикованный,
Олимпу грозилъ, и стоналъ, и ругался
Такъ, что мы слышали голосъ его
Въ лонѣ глубокаго моря
95 И съ утѣшительной пѣснью
Вышли изъ моря къ нему.
Безумецъ! безумецъ! хвастливый безумецъ!
Ты ведь безсильней его,
И было бъ умнѣй для тебя
100 Влачить терпѣливо
Тяжелое бремя скорбей —

[133]

Влачить его долго, такъ долго,
Пока и Атласъ не утратитъ терпѣнья
И тяжкаго міра не сброситъ съ плеча
105 Въ ночь безъ разсвѣта!»

Долго такъ пѣли въ пучинѣ
Милосердыя, чудныя дѣвы морскія.
Но зашумѣли грознѣе валы,
Пѣніе ихъ заглушая;
110 Въ тучахъ спрятался мѣсяцъ; раскрыла
Черную пасть свою ночь…
Долго сидѣлъ я во мракѣ и плакалъ.




Примѣчанія.

  1. Впервые — въ журналѣ «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 130—133.