Поездка в Кронштадт (Прутков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Поездка в Кронштадт : «Пароход летит стрелою…»
автор Козьма Прутков (1803—1863)
См. Стихотворения. Опубл.: 1854[1]. Источник: Сочинения Козьмы Пруткова. М. Сов. Россия, 1981[2] • Автором считается Владимир Михайлович Жемчужников.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


ПОЕЗДКА В КРОНШТАДТ
Посвящено сослуживцу моему по министерству финансов,
г. Бенедиктову[3]


Пароход летит стрелою,
Грозно мелет волны в прах
И, дымя своей трубою,
Режет след в седых волнах.

Пена клубом. Пар клокочет.
Брызги перлами летят.
У руля матрос хлопочет.
Мачты в воздухе торчат.

Вот находит туча с юга,
Все чернее и черней…
Хоть страшна на суше вьюга,
Но в морях еще страшней!

Гром гремит, и молньи блещут…
Мачты гнутся, слышен треск…
Волны сильно в судно хлещут…
Крики, шум и вопль, и плеск!

На носу один стою я,[4]
И стою я, как утёс.
Морю песни в честь пою я,
И пою я не без слез.

Море с рёвом ломит судно.
Волны пенятся кругом.
Но и судну плыть нетрудно
С Архимедовым винтом.

Вот оно уж близко к цели.
Вижу,— дух мой объял страх! —
Ближний след наш еле-еле,
Еле видится в волнах…

А о дальнем и помину,
И помину даже нет;
Только водную равнину,
Только бури вижу след!..

Так подчас и в нашем мире:
Жил, писал поэт иной,
Звучный стих ковал на лире
И — исчез в волне мирской!..

Я мечтал. Но смолкла буря;
В бухте стал наш пароход.
Мрачно голову понуря,
Зря на суетный народ:

«Так,— подумал я,— на свете
Меркнет светлый славы путь;
Ах, ужель я тоже в Лете
Утону когда-нибудь?!»



  1. Первая публикация — в «Современнике», 1854, № 2.
  2. П85 Сочинения Козьмы Пруткова. Сост. и послесл. Д. А. Жукова; Примеч. А. К. Бабореко; Оформ. В. В. Вагина. - М.: Сов. Россия, 1981. - 304 с, ил., 1 портр. В интернете: lib.rus.ec
  3. Бенедиктов В. Г. (1807—1873) — популярный поэт-лирик. Его шумный романтизм был восторженно воспринят публикой в пору зрелого реализма Пушкина (также благосклонно отнесшегося к его новационным рифмам), но вскоре развенчан Белинским. Как и Козьма Прутков, после недолгой службы в армии он стал чиновником министерства финансов, где также достиг высокого поста директора — заёмного банка.
  4. Здесь, конечно, разумеется нос парохода, а не поэта; читатель сам мог бы догадаться об этом. (Примечание К. Пруткова.)