Похвала сельской жизни (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Похвала сельской жизни
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1798. Дата создания: 1798. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 165—171.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Похвала сельской жизни

1.Блажен, кто, удалясь от дел,
Подобно смертным первородным,
Орет отеческий удел
Не откупным трудом, — свободным[1],
На собственных своих волах;

2.Кого ужасный глас, от сна
На брань, трубы не возбуждает[2],
Морская не страшит волна,
В суд ябеда не призывает;
И господам не бьет челом[3],

3.Но садит он в саду своем
Кусты и овощи цветущи,
Иль, диких древ кривым ножем
Обрезав пни, и плод дающи
Черенья прививает к ним;

4.Иль зрит вдали ходящий скот,
Рычащий в вьющихся долинах;
Иль перечищенную льет
И прячет патоку в кувшинах,
Или стрижет своих овец;

5.Но Осень как главу в полях,
Гордясь, с плодами возвышает,
Как рад, что рвет их на ветвях,
Привитых им, — и посвящает
Дар Богу, пурпура красней.

6.На бреге ли в траве густой,
Под дуб ли древний он ложится:
В лесу гам птиц, с скалы крутой
Журча к нему ручей стремится,
И все наводит сладкий сон.

7.Когда ж гремящий в тучах Бог
Покроет землю всю снегами,
Зверей он ищет след и лог;
Там зайца гонит, травит псами,
Здесь ловит волка в тенета;

8.Иль тонкие в гумнах силки
На куропаток расставляет,
На рябчиков в кустах пружки:
О, коль приятну получает
Награду за свои труды!

9.Но будет ли любовь притом
Со прелестьми ея забыта,
Когда прекрасная лицом
Хозяйка мила, домовита[4]
Печется о его детях?

10.Как ею, русских честных жен
По древнему обыкновенью,
Весь быт хозяйский снаряжен,
Дом тепл, чист, светл, и к возвращенью
С охоты мужа стол накрыт:

11.Бутылка доброго вина,
В прок пива русского варена,
С гренками коновка полна[5],
Из коей клубом лезет пена,
И стол обеденный готов.

12.Горшок горячих, добрых щей,
Копченый окорок под дымом:
Обсаженный семьей моей,
Средь коей сам я господином,
И тут-то вкусен мне обед!

13.А как жаркой еще баран,
Младой, к Петрову дню блюденый[6],
Капусты сочныя кочан,
Пирог, груздями начиненый,
И несколько молочных блюд:

14.Тогда-то устрицы го-гу[7],
Всех мушелей заморских грузы,
Лягушки, фрикасе, рагу,
Чем окормляют нас Французы,
И уж ничто не вкусно мне.

15.Меж тем приятно из окна
Зреть карду с тучными волами[8]:
Кобыл, коров, овец полна;
Двор резвыми кишит рабами:
Как весел таковой обед! —

16.Так откупщик вчерась судил,
Сбираясь быть поселянином;
Но правежем долги лишь сбрил,
Остался паки мещанином,
А ныне деньги отдал в рост[9].

1798

Комментарий Я. Грота

По Объяснениям Державина, написана в Петербурге; по Остолопову же (Ключ, стр. 79) — в Званке. Первая половина этой пьесы составляет близкий и даже довольно точный перевод из Горация (книга эподов, ода 2); во второй поэт заменяет римские образы подлинника чертами из русского быта и свободно предается игре своего воображения. Потому-то в рукописях его это стихотворение и носит такое заглавие: «Горация похвала сельской жизни, соображенная с российскими нравами». В Объяснениях также сказано: «Соображена с русскими обычаями и нравами».

Этой оде Горация подражали многие поэты на разных языках, напр. Поп и Клейст; у последнего см. пьесу Das Landleben, an Herrn Ramler. Державин 1789 г. пародировал начало Горациевых стихов в оде На Счастие (Том I, стр. 256). Русский перевод их в стихах, без подписи, напечатан в Друге Просвещения за ноябрь 1804 г., ч. IV., стр. 126. В бумагах Державина нашли мы писанный им очень давно, именно еще в 1780-х годах, подстрочный перевод какого-то, вероятно немецкого, стихотворения, составляющего также подражание этой оде Горация. Перевод, под заглавием Станс, начинается так:

Блажен тот, кто, отдален от света,
Отдален от шуму придворного,
Препроводит в глубокой тишине
Минуты дней своих.
Громкой глас трубы
Не поощряет его к сражениям,
Ни буря, ни гроза
Его не устрашает и проч.

Напечатано в издании 1808 г. ч. II, XIX.

Значение рисунков: «1) Сельский житель, покоящийся под сению насажденного им дерева, срывает в одном яблоке наслаждение всего света, а скромная Любовь осеняет чело его венком приятности. 2) Ветреность или Непостоянство, в противоположность сельской жизни, изображено здесь вертушкою, цветками украшенною, которая основана на полете, ничем неуправляемом» (Об. Д.). Вместо этого в рукописи Капниста было предложено: «1) Представить поселян, пирующих за добрым столом; 2) мужик отдыхает под скирдою сена; подле него коса, грабли и другие земледельческие орудия. Ландшафт представляет обработанное поле, покрытое копнами; вдали пасутся стада и проч».

  1. Не откупным трудом, — свободным... — У Горация другое: «Solutus omni foenore», т. е. не заботясь о росте, о барыше.
  2. На брань, трубы не возбуждает. — Слова глас трубы весьма неловким образом отделены одно от другого.
  3. И господам не бьет челом. — Это предложение осталось бы без подлежащего, если б оно, как в издании 1808 г., заканчивалось точкой.
  4. Хозяйка мила, домовита. — Ср. 9-й стих строфы 1-й оды Приглашение к обеду (Том I, стр. 666).
  5. С гренками коновка полна.Ко́нов или коно́б — котел, горшок (Словарь церк. сл. и русс. языка, Спб. 1847). Через стих выражение: «И стол обеденный готов» в изд. 1808 г. поправлено рукой Державина: «И уж обед готов». Но так как тут недостает одной стопы, то в последних Смирдинских изданиях вставлено се и стиху произвольно дана такая редакция: «И се уже обед готов».
  6. Младой, к Петрову дню блюденый. — Внутри России в деревнях обыкновенно лучших барашков вскармливают к Петрову дню, к розговенью (Об. Д.).
  7. Тогда-то устрицы го-гу. — Охотники до устриц и дичи любят кушать их с запахом, что по-французски называется haut-goût, т. е. высокого вкуса (Об. Д.).
  8. Зреть карду с тучными волами.Кардою называется в понизовых губерниях зимняя загорода для скота, который выгоняют туда в ясные дни (Об. Д.). По Словарю ц. сл. и русск. яз. это — «строение для домашнего рогатого скота»; по Опыту Обл. великор. сл. — «ограда из жердей или тычин около огорода».
  9. Последняя строфа — опять близкое подражание Горацию:

    «Haec ubi locutus foenerator Alphius,
    Jamjam futurus rusticus,
    Omnem redegit Idibus pecuniam,
    Quaerit Calendis ponere».

    Т. е. сказав это ростовщик Альфий, уже готовый сделаться поселянином, собрал в Иды все свои деньги, а в Календы старается опять пустить их в оборот.

    Известно начало этой оды в подлиннике:

    «Beatus ille qui procul negotiis
    Ut prisca gens mortalium,
    Paterna rura bobus exercet suis,
    Solutus omni foenore».