Принцесса на горошине (Андерсен/Ганзен)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Принцесса на горошине (Андерсен/Ганзен)

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Принцесса на горошинѣ
авторъ Гансъ Христіанъ Андерсенъ (1805—1875), пер. А. В. Ганзенъ (1869—1942)
Языкъ оригинала: датскій. Названіе въ оригиналѣ: Prindsessen paa Ærten, 1835. — Источникъ: Собраніе сочиненій Андерсена въ четырехъ томахъ. — 2-e изд.. — СПб., 1899. — Т. 1. — С. 19—20.. Принцесса на горошине (Андерсен/Ганзен)/ДО въ новой орѳографіи


Принцесса на горошинѣ.


[19]Жилъ-былъ принцъ, и хотѣлось ему взять за себя тоже принцессу, только настоящую. Вотъ онъ и объѣздилъ весь свѣтъ, а такой что-то не находилось. Принцессъ-то было вволю, да [20]были-ли онѣ настоящія? До этого онъ никакъ добраться не могъ, такъ и вернулся домой ни съ чѣмъ и очень горевалъ, — ужъ очень ему хотѣлось достать настоящую принцессу!

Разъ, вечеромъ, была ужаснѣйшая погода; молнія такъ и сверкала, громъ гремѣлъ, а дождъ лилъ, какъ изъ ведра; ужасъ что такое! Вдругъ, въ городскія ворота постучали, и старый король пошелъ отворять.

У воротъ стояла принцесса. Боже мой, на что она была похожа! Вода бѣжала съ ея волосъ и платья прямо въ носки башмаковъ и вытекала изъ пятокъ, а она все-таки увѣряла, что она настоящая принцесса!

„Ну, это мы узнаемъ!“ — подумала старая королева, но не сказала ни слова, пошла въ спальню, сняла съ постели всѣ тюфяки и подушки и положила на доски горошину; сверхъ горошины постлала двадцать тюфяковъ, а еще сверху двадцать пуховиковъ.

На эту постель и уложили принцессу на ночь.

Утромъ ее спросили, какъ она почивала.

— Ахъ, очень дурно! — сказала принцесса. — Я почти глазъ не сомкнула! Богь знаетъ, что у меня была за постель! Я лежала на чемъ-то такомъ жесткомъ, что у меня все тѣло теперь въ синякахъ! Просто ужасно!

Тутъ-то и увидали, что она была настоящею принцессой! Она почувствовала горошину черезъ сорокъ тюфяковъ и пуховиковъ, — такою деликатною особой могла быть только настоящая принцесса.

И принцъ женился ва ней. Теперь онъ зналъ, что береть за себя настоящую принцессу! А горошину отправили въ кунст-камеру; тамъ она и лежитъ, если только кто-нибудь не взялъ ее.

Да, вотъ какая была исторія!