РБС/ВТ/Апраксин, Федор Матвеевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Апраксин, Федор Матвеевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 256—258 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ВЭ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : Britannica (11-th)РБС/ВТ/Апраксин, Федор Матвеевич в дореформенной орфографии


Апраксин, граф Федор Матвеевич, генерал-адмирал русского флота, род. в 1661 г., ум. 10-го ноября 1728 г. Отец его был стольником при царе Федоре Иоанновиче, а младшая сестра Марфа Матвеевна была замужем за царем Федором Алексеевичем. Служебная деятельность Ф. М. была посвящена преимущественно устройству и развитию русского флота. В 1662 году он пожалован в стольники к царю Петру Алексеевичу и, записанный в его потешные войска, разделял с государем военные игры на сухом пути и на море, сопровождал его в поездке в Архангельск и в плавании по Белому морю, а в 1693 г. назначен двинским воеводою и губернатором Архангельска. В четырехлетнее управление этим единственным тогда русским портом, Апраксин положил в нем начала коммерческого и военного судостроения и сделал опыт отправки за границу русского судна с русскими товарами. В 1700 г. Апраксин пожалован званием адмиралтейца и азовского губернатора; по первому из этих званий он сделался главным распорядителем всеми делами по устройству и снабжению адмиралтейств и судов, заводимых на Азовском и Балтийском морях, а по званию азовского губернатора на него возложено было устройство этого вновь приобретенного Россиею края и управление им. В течение 6 лет деятельность Апраксина была сосредоточена преимущественно в Воронеже, где спешно сооружался флот для Азовского моря. Кроме постройки судов и снабжения их всеми потребностями, на нем лежала забота о проводке их в Азов, об устройстве верфи на устье реки Воронежа, пушечного завода в селе Липцах, заведения адмиралтейства и доков в Таврове, о постройке гавани и укреплений в Таганроге, об углублении мелководных устьев Дона и о производстве гидрографических работ для исследования вновь приобретенного моря. В 1707 г. Апраксин пожалован в адмиралы и президенты адмиралтейств, вследствие чего принял личное командование над флотом и перенес свою деятельность в Балтийское море. С этого времени, кроме главного начальства над флотом, ему неоднократно поручалось командование и над сухопутными войсками, и как на море, так и на сухом пути он много раз оказал большие услуги на военном поприще. Так, в 1708 году, назначенный главнокомандующим наших войск и Ингрии, Апраксин отразил нападение шведов, поставивших себе целью овладеть Кроншлотом и Котлином и разорить Петербург. Шведы имели намерение произвести нападение с двух сторон. Первый корпус, под предводительством Либекера, должен был двинуться от реки Сестры, перейти Неву и идти по южному берегу Финского залива на соединение с корпусом Штромберга, который придя из Ревеля в Нарву, должен был идти отсюда на встречу Либекеру. Разбитием наголову корпуса Штромберга у Ракобора (Везенберга) 28-го сентября и корпуса Либекера в Капорском заливе 16-го октября, Апраксин расстроил планы неприятеля и спас наш молодой флот, Кроншлот и Петербург от грозившей им опасности. В награду за это дело Апраксин пожалован в действительные тайные советники и возведен в графское достоинство Российской Империи; в память победы была выбита медаль с изображением на одной стороне Апраксина, а с другой — флота, построенного в линию, с надписью: „Храняй сие не спит; лучше смерть, а не неверность“. 25-го декабря 1708 года, по Высочайшему повелению положено производить Апраксину жалованье наравне с генерал-фельдмаршалом, который по табели о рангах равнялся с генерал -адмиралом. В 1710 году, начальствуя 10-тысячною армиею, граф Апраксин предпринял поход к Выборгу, обложил крепость и, при помощи подкрепления доставленного морем самим Государем, принудил крепость сдаться на капитуляцию. За взятие Выборга Апраксин награжден орденом св. Андрея Первозванного и золотою шпагою, украшенною алмазами. 1711 год и начало 1712-го Апраксин провел в Азове; на этот раз ему пришлось уничтожать то, что, пять лет назад, с такими усилиями и трудами было им создано, так как, в силу Прутского договора, Азов был возвращен туркам, а вследствие этого и азовский флот прекратил свое существование. Окончив переговоры по сдаче туркам Азова и по продаже им некоторых судов азовского флота, Апраксин возвратился в Петербург и принял начальство над сухопутными войсками, назначенными для действий в Финляндии. Поход 1712 года ограничился движением нашей армии от Выборга до сильно укрепленной позиции неприятеля у Ярви-Коски, обойти которую оказалось невозможным. В 1713 году предводительствуемые графом Апраксиным сухопутная армия и галерный флот совершили вторичный поход в Финляндию, следствием которого были занятие Гельсингфорса и совершенное поражение шведской армии при Пелкине (6-го октября). В 1714 году галерный флот под начальством графа Апраксина одержал первую морскую победу над шведами у Гангута. Задуманный Государем смелый план обхода галерным флотом Гангутского мыса, ввиду сильного неприятельского корабельного флота, был блистательно исполнен графом Апраксиным, и имел следствием взятие в плен девяти неприятельских судов и начальствовавшего ими шведского контр-адмирала. Победа при Гангуте открыла нашему галерному флоту дорогу к дальнейшему плаванию по шхерам и следствием ее было занятие русскими Або, Аландских островов и появление наших отрядов в Ботническом заливе. В 1715 и 1717 годах граф Апраксин командовал корабельным флотом, плававшим в Балтийском море, причем в последнем плавании произведена была удачная высадка на остров Готланд; а в 1716, 1718 и особенно в 1719 годах. начальствуя галерным флотом, он ходил в Аландские и Стокгольмские шхеры, нанеся при этом Швеции чувствительное поражение разорением берегов и истреблением судов, заводов и деревень. Опустошения, произведенные галерным флотом под начальством Апраксина в окрестностях Стокгольма, навели страх на самую столицу Швеции и много повлияли на заключение со Швециею выгодного для России Ништадтского мира. Признательный флоту, много способствовавшему утверждению России на водах Балтийского моря, Государь при заключении мира щедро наградил моряков, причем граф Апраксин, как главный представитель флота, получил высшую морскую награду — кейзер-флаг. В 1722 году Апраксин участвовал в предпринятом Государем походе в Персию, и начальствовал флотилиею при переходе по Каспийскому морю от Астрахани до Дербента. В 1723, 1725 и 1726 годах граф Апраксин лично командовал флотом, на Финском заливе и Балтийском море.

Административная деятельность графа Апраксина была, главным образом, сосредоточена на управлении флотом и морским ведомством, до 1717 года по званию адмирала и президента адмиралтейств, а после того — по званию президента учрежденной в 1717 году Адмиралтейств-коллегии. Кроме того, с 1707 по 1711 год он заведовал монетным двором, а в 1710 году ведению его был подчинен весь Азовский край. В 1717—1718 годах граф Апраксин состоял членом комиссии суда над царевичем Алексеем Петровичем, а в 1726 году назначен членом Верховного Тайного Совета, на который возложено было распоряжение всеми государственными делами. Несмотря на высокое общественное и служебное положение и на весьма значительное состояние графа Апраксина, имя его три раза встречается в судебных процессах того времени по обвинению в злоупотреблениях, „наносивших вред государственным интересам и увеличивавших бедствия народа“. Обвинения каждый раз оказывались справедливыми, и только важные государственные заслуги избавляли графа Апраксина от следуемых по закону тяжких взысканий, замененных большими денежными штрафами. В начале 1728 года граф Апраксин переехал в Москву, где в том же году и скончался. Состоя в числе главных сотрудников Петра Великого в его преобразовательной деятельности, граф Апраксин, по свидетельству современников, не отличался выдающимися способностями, но был добрым и правдивым человеком, веселым, гостеприимным и радушным хозяином-хлебосолом. В своей многосторонней служебной деятельности он был усердным и точным исполнителем предначертаний гениального Царя-преобразователя хотя иногда им и не сочувствовал. По собственному выражению Апраксина, он исполнял службу „по силе ума своего радостным сердцем и чистой совестью“. Из обширной переписки Апраксина можно видеть, что он обладал добрым сердцем, мягким и миролюбивым характером. Эти качества он проявлял в сношениях как с равными себе, так и с низшими; а в тоне его писем к высокостоящим особам проглядывает иногда излишнее даже для того времени унижение и раболепство. Письма его к Государю и Государыне наполнены выражениями: „по всепокорнейшей нашей рабской должности“, „рабски прошу повелеть мне рабу своему“, „рабски доношу“, „униженный раб“, „умилосердися ко мне, рабу твоему“, и т. п., тогда как, в то же время письма к Государю лиц стоявших гораздо ниже графа Апраксина, отличаются простотою и фамильярностью, нравившимися Петру, который по поводу излишней официальности писем Апраксина, иногда выражал свое неудовольствие. „Сомневаюсь, ко мне ли ты писал с такими зельными чинами, чего не люблю, — писал Государь в 1693 году к Апраксину, — а тебе надо знать, как ко мне писать, потому что ты нашей компании“. Для примера, в какой деликатной форме граф Апраксин изъявлял свое неудовольствие своим подчиненным приведем письмо его к Кикину 12-го августа 1710 года: „О неприсылке белых флагов я спрашивал г.г. капитанов и сказали: когда они пошли в кампанию, не отдали, а надлежало было о сем помнить служителям адмиралтейским, однакож и они в том не гораздо правы, для чего не спрашивали. И, для Бога, о сем не изволь мыслить, чтоб я то писал к вам по наущениям, но только для мемории; пожалуй, не изволь иметь мнения, дабы я на вас принял от кого какой навет“. Но ни мягкость характера, ни миролюбие не избавили Апраксина от недоброжелателей и врагов, старавшихся всеми силами вредить ему. Апраксин, принадлежавший к партии Меншикова, в письмах к братьям своим называет своими неприятелями Толстого, Кикина, Мусина-Пушкина и говорит, что даже в Сенате „мало не все нам злодеи“. Главным же врагом графа Апраксина был князь Яков Федорович Долгоруков. По письмам Апраксина к князю Меншикову, первая злоба на него князя Долгорукова „родилась, что я своим исканием привязался к вам“. В письме к брату Петру Матвеевичу Апраксин пишет про Долгорукова: „такую являет к нам злобу, как злее того ни дьяволу враждовать человеку не можно“. И действительно, присутствуя в Сенате, Долгоруков употреблял всевозможные способы, чтобы обличить Апраксина в незаконных поступках, и весьма вероятно, что старания эти были не бесплодны.

Граф Апраксин скончался бездетным. Духовное завещание, составленное им в год его кончины, свидетельствует о значительности его движимого и недвижимого имущества. Кроме дворцов, домов, земель и вотчин, после него осталось в разных вещах множество золота и серебра, драгоценностей, богатых одежд и большого количества денег. Подробно распределив свои богатства между родными, „благодетелями“ и лицами, служившими ему, Апраксин не забыл неимущих, пленных и впавших в казенные долги. Из духовной графа Апраксина узнаем, что в походной его канцелярии были деньги, которые, по словам завещателя, собраны были его трудами и из разных партикулярных контрибуций, также часть есть и от взятых прейсов, и содержаны были ради всяких нужнейших дел и военных, сухопутных и морских походов и посылок разных, и в собственные расходы его „никогда не употреблялись“. На эти деньги Апраксин завещал построить в Петербурге церковь во имя св. апостола Андрея. С.-Петербургский большой дом, что на Неве, „со всеми в нем уборы“ и с помещающимися при нем двумя дворами, граф Апраксин просил Петра II повелеть принять в память его ко Двору Его Величества.

Архив Морского Министерства, дела графа Апраксина, поименованные в «Описании дел» того архива, тома І и II. — «Материалы для истории русского флота», ч. I—IV. — «Бумаги Петра Великого», изданные А. Ф. Бычковым. — «Русский Вестн.» 1841 г. Книга III, стр. 214.