РБС/ВТ/Бутлеров, Александр Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бутлеров
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бетанкур — Бякстер. Источник: т. 3 (1908): Бетанкур — Бякстер, с. 528—533 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Бутлеров, Александр Михайлович в дореформенной орфографии


Бутлеров, Александр Михайлович, знаменитый русский химик, глава так называемой "Бутлеровской школы"; род. 25 августа 1828 г. в г. Чистополе, Казанской губернии, ум. 5 августа 1886 г. в той же губернии, в собственном имении, сельце Бутлеровке, Спасского уезда. Сын небогатого подполковника, Бутлеров раннее детство провел отчасти в деревне Шаптале, у дедушки и бабушки с материнской стороны, отчасти в отцовской Бутлеровке. После домашней начальной подготовки, Бутлеров поступил в казанский пансион Топорнина, откуда перешел в 1-ю казанскую гимназию. По окончании гимназического курса в 1844 г., Бутлеров поступил на естественное отделение физико-математического факультета казанского университета. Будучи студентом, он уже обращал на себя внимание блестящими способностями и серьезностью познаний. Глубоко любя природу, он с большим интересом изучал все предметы своего факультета, но особенно много занимался химией и даже завел у себя дома небольшую химическую лабораторию. Лабораторную практику Бутлеров начал под руководством проф. К. К. Клауса и продолжал под руководством Н. Н. Зинина. Когда этот последний в 1848 г. перешел в Петербург, Бутлеров снова стал заниматься у Клауса. В 1849 г. Бутлеров окончил курс университета со степенью кандидата (его кандидатская диссертация носила заглавие: "Дневные бабочки Волго-Уральской фауны"). Нуждаясь в помощнике по преподаванию химии, профессор Клаус остановил свой выбор на Бутлерове и в начале 1850 г. сделал в заседании факультета представление об удержании Бутлерова при университете для подготовления к профессорскому званию. Насколько уже в это время Бутлеров зарекомендовал себя познаниями, видно из следующего постановления факультета, которым последний ответил на представление Клауса: "Факультет, со своей стороны, совершенно уверен, что г. Бутлеров своими познаниями, дарованием, любовью к наукам и химическим исследованиям сделает честь университету и заслужит известность в ученом мире, если обстоятельства будут благоприятствовать его ученому призванию. Вследствие этой уверенности факультет считает своею обязанностью ходатайствовать о причислении г. Бутлерова к университету, в каком бы то ни было качестве". Осенью 1850 г. Бутлеров принял на себя преподавание физики и физической географии с климатологией студентам медицинского факультета (по случаю отсутствия преподавателя этих наук Гусева), а вскоре приступил и к чтению лекций по неорганической химии студентам физико-математического факультета. В сентябре того же 1850 г. Бутлеров успешно сдал экзамен на степень магистра химии, а в начале следующего года защитил диссертацию "Об окислении органических соединений" и затем был избран адъюнктом по кафедре химии. Кроме химии он в конце 1852—53 акад. года продолжал читать на медицинском факультете физику и физическую географию с климатологией. Весною 1853 г. Бутлеров представил физико-математическому факультету диссертацию на степень доктора химии и физики: "Об эфирных маслах". Вследствие разногласия в мнениях об этой диссертации ее рецензентов, профессоров Киттары и Савельева, Бутлеров представил свою диссертацию в московский университет, где и получил в начале 1854 г. искомую степень. В конце этого года, по предложению профессоров Эверсмана и Вагнера, он был избран физико-математическим факультетом казанского университета в экстраординарные профессора химии. В ординарные профессора Бутлеров был избран в марте 1857 г., а утверждение его состоялось в апреле 1858 г. В 1857 г. Бутлеров исходатайствовал себе научную поездку за границу на один год и два месяца. Целью этой поездки было знакомство с известными химиками Западной Европы, посещение наиболее известных химических лабораторий и изучение новейших способов химических работ, а также ознакомление с постановкой преподавания в западноевропейских университетах. Заехав на две недели в Берлин, где он осмотрел лаборатории проф. Митчерлиха и приват-доцента Зоненшейна, Бутлеров посетил Висбаден, в котором осмотрел лабораторию проф. Фрезениуса, а оттуда поехал в Бонн на 33-е собрание немецких натуралистов и врачей, давшее ему возможность близко познакомиться со многими известными химиками. Из Бонна Бутлеров поехал через Кобленц в Гейдельберг, затем — в Цюрих и Берн, оттуда — в Милан. В Кобленце он посетил лабораторию Фридриха Мора, в Гейдельберге — лаборатории Кекуле и проф. Бунзена. Побывав во Флоренции, Риме, Неаполе и пробыв в Италии в общем около полутора месяцев, Бутлеров отправился в Париж, которому посвятил наибольшую часть времени своего пребывания за границей. Здесь он занимался в лаборатории медицинской школы (Ecole de Médicine), которая находилась в заведовании проф. Вюрца, осмотрел лабораторию в Collège de France, Сен-Клер-Девилля в Ecole Normale, Шевреля в Manufacture de Gobelins, а также химическую фабрику братьев Руссо. В Париже Бутлеров слушал лекции по химии — Вюрца, Буссенго, Пелиго, Девилля, по физике — Депре, Беккереля, особенно же следил за курсом химии неметаллических тел Балара в Сорбонне и курсом физики Реньо в Collège de France. Пятимесячное пребывание Бутлерова в Париже (из этого времени он употребил десять дней на поездку в Лондон для осмотра лабораторий Гофмана и Уилльямсона) дало ему возможность сблизиться со многими учеными. Из Парижа Бутлеров отправился в Гейдельберг, где слушал лекции Бунзена и Кекуле, посетил, проездом через Карлсруэ, лабораторию Вельцика и поехал в Мюнхен, где побывал в лаборатории и на лекциях Либиха. Из Мюнхена, через Гессен, Геттинген, Берлин, Дрезден и Прагу, Бутлеров возвратился в Россию, с богатым запасом новых теоретических и практических сведений. С февраля 1860 г. ему было поручено исправление должности ректора университета, но Бутлеров тяготился административною работою и в августе 1862 г. отказался от ректорства. В конце того же года, когда новые правила предоставили совету университета право избрания ректора, Бутлеров был избран, а затем и утвержден в этой должности, но в июне 1863 г. вновь отказался от звания ректора. В 1862 г. он предпринял вторую заграничную поездку, во время которой посетил Берлин, Гейдельберг, Брюссель, Гент и Париж. Время с августа 1867 по июнь 1868 г. он провел в третьей заграничной командировке, которую предпринял, чтобы лично увидеться с некоторыми заграничными химиками и разрешить вместе с ними некоторые вопросы, заняться редактированием немецкого перевода своего учебника химии (лейпцигское издание), а также поправить свое здоровье, расстроенное долговременными и усиленными лабораторными занятиями. В мае 1868 г. Бутлеров, по почину проф. Д. И. Менделеева, был приглашен занять кафедру ординарного профессора химии в петербургском университете. До конца 1869 г. Бутлеров оставался в Казани, чтобы окончить начатый им курс, а в начале 1870 г. переехал в Петербург, где и начал чтение лекций в университете. В этом же году он устроил в университете отделение химической лаборатории для специальных работ по органической химии. Вскоре по переезде в Петербург Бутлеров был избран в члены академии наук. Сначала вместе с профессором Зиминым, а затем один, он заведовал академической химической лабораторией. До конца жизни Бутлеров оставался профессором университета (умер он в звании заслуженного профессора) и пользовался широкою популярностью. Глубина научных познаний соединялась в нем с блестящим даром слова; давая в лекциях последнее слово науки, он излагал их в прекрасной, увлекательной форме. Лабораторные опыты, дополнявшие его лекции, были всегда блестящи и в высшей степени точны. Бутлеров обладал особой способностью замечать среди своих слушателей тех, в которых был огонь истинного научного призвания, и всеми силами старался помочь таким лицам в их стремлении к углублению в излюбленную науку.

Научная деятельность Бутлерова неразрывно связана с насаждением и расцветом химических исследований в России, а также и с периодом широкого развития органической химии на Западе. Начало научных исследований Бутлерова, разрешивших собою многие в высшей степени важные теоретические и практические вопросы органической химии, относится к тому времени, когда эта наука находилась еще на очень невысокой степени развития. С начала пятидесятых годов прошлого столетия в различных специальных изданиях как русских, так и иностранных, начинает появляться ряд статей Бутлерова, в которых он излагает результаты своих лабораторных исследований. Наряду с Кекуле, Кольбе, Франкландом и Вюрцем, Бутлеров явился создателем теории химического строения тел, внесшей новое направление в химические исследования и оказавшей огромное влияние на развитие органической химии в новейшее время. Эту теорию Бутлеров неустанно и настойчиво проводил и в своих экспериментальных работах, и в теоретических мемуарах, и на кафедре, так как предвидел ее великое будущее; эту же теорию он положил и в основание своего классического руководства: "Введение к полному изучению органической химии", являющегося первым учебником органической химии на русском языке. В 1858 г. Кекуле обнародовал знаменитое исследование о химической природе углерода, в котором изложил основные положения теории атомности элементов, причем углерод был причислен к четырехатомным элементам, и причина органических соединений была указана в цепеобразном соединении атомов углерода. Разрабатывая последовательно положения, высказанные Кекуле, Бутлеров постепенно пришел к теории химического строения, являющегося распределением действия силы химического сродства; благодаря этому сродству, химические атомы, при посредственном или непосредственном влияния друг на друга, соединяются в химическую частицу, причем химическая природа последней определяется природой элементарных атомов, их числом и химическим строением. Теория четырехатомности углерода и атомности других элементов дает возможность заранее установить число возможных соединений атомов, а также число органических соединений для каждого состава; рассмотрение же их химического строения обусловливает возможность предвидеть их свойства. Главнейшие научные работы Бутлерова имели предметом открытие новых случаев изомерии, могущих быть предсказанными теорией, среди всех классов органических соединений. Бутлеров открыл третичные алкоголи, новый вид изомерных алкоголей. Новые формы углеводородов — триметилформен, изобутилен — впервые установили изомерии предельного и этиленного рядов углеводородов. Открытие триметилуксусной кислоты и синтез пинаколина установили новые формы этих соединений. — Бутлеров оставил после себя целую школу последователей, работающих в духе идей и приемов великого ученого ("в Бутлеровском направлении"). Наиболее видными представителями этой школы являются Зайцев, Морковников, Львов, Е. Вагнер и др. Блестящие мысли, разбросанные в сочинениях Бутлерова, являются пищей для новых научных исследований и открытий. Выдающаяся ученая деятельность приобрела Бутлерову громкую и широкую известность как в России, так и за границей. Он состоял почетным членом казанского и киевского университетов и с.-петербургской медико-хирургической академии, почетным членом английского и немецкого химических обществ, председателем, почетным членом, членом учредителем Русского химического общества, почетным членом и вице-президентом Императорского вольно-экономического общества и членом многих других русских и иностранных ученых обществ.

Помимо своей специальности, химии, Бутлеров, как страстный любитель природы, живо интересовался многими отраслями прикладного естествознания, проявляя и здесь строгую серьезность и горячее усердие в работе. Будучи любителем энтомологии, он немало времени посвятил этому предмету; превосходная коллекция бабочек, лично им собранная и отданная в зоологический музей казанского университета, является одним из плодов его энтомологических занятий. Бутлеров был и ученым садоводом и цветоводом. Много труда и времени посвятил он акклиматизации и улучшению культуры многочисленных растений; ему же принадлежит ряд научных статей, имеющих предметом различные вопросы из этой области. В последние годы жизни Бутлеров думал серьезно приняться за опыты разведения чая на Кавказе. Особенно плодотворной в области прикладного естествознания была деятельность Бутлерова на поприще пчеловодства. Считая пчеловодство способным быть доходной статьей для мелкого землевладения (при условии, что все работы будут производиться самим хозяином), Бутлеров энергично содействовал распространению пчеловодства в различных местностях России. Он читал публичные лекции по пчеловодству, устраивал выставки, был в непосредственных сношениях со многими пчеловодами, особенно с сельскими священниками; при содействии тверского земства, он устроил школу пчеловодства, завел, вместе с одним товарищем по пчеловодной комиссии при Императорском вольно-экономическом обществе, образцовую пасеку на Кавказе (другую такую же пасеку он устроил в своем имении Бутлеровке). В "Трудах Имп. Вольно-экономического общества" он положил начало особому отделу, посвященному интересам пчеловодства. Этот отдел, преобразованный с 1886 г. в специальный журнал "Русский Пчеловодный Листок", под умелым руководством Бутлерова, объединил русских пчеловодов и вызвал между многими из ним непосредственные сношения. Под руководством Бутлерова пчеловодная комиссия при Вольно-экономическом обществе работала по рассмотрению и оценке ульев, снарядов и продуктов пчеловодства, рассылала пчеловодные издания и семена медоносных растений и вообще принимала различные меры к поднятию русского пчеловодства; только благодаря Бутлерову деятельность этой комиссии достигла таких широких размеров. Сам Бутлеров издал несколько популярных руководств и написал ряд статей по пчеловодству, ввел новые способы разводки пчел, устроил новые, весьма простые и рациональные по конструкции ульи. За руководство по пчеловодству ("Пчела") Вольно-экономическое общество присудило Бутлерову Еленинскую премию, а за распространение вообще сведений о рациональном пчеловодстве — золотую медаль (в 1875 г.). — Общеизвестен интерес Бутлерова к спиритическим явлениям. Убежденный приверженец спиритизма, он обладал обширной эрудицией в этой области и деятельно занимался научной пропагандой спиритизма. По его инициативе в Петербурге в 1871 г. образовалась первая научная комиссия для исследования медиумических явлений, в состав которой вошли, между прочим, профессора университета Овсянников, Чебышев, Цион. Он же принимал большое участие в организации другой комиссии, которая образовалась с той же целью, как и первая, из членов физического общества при петербургском университете, по предложению профессора Менделеева. Бутлеров был деятельным сотрудником "Ребуса". Ему принадлежит целый ряд книг и статей по спиритизму. Статьи его по спиритизму вышли отдельным изданием (уже после его смерти). Отношение Бутлерова к спиритизму отчасти характеризуют следующие слова, которые мы читаем в заключении его "Основных понятий о химии": "Верование в то, что лежит вне области научного знания, может уживаться рядом с полнейшим признанием реальных истин науки, но слепое верование в непогрешимость научных теорий ведет к ненаучному, не оправдываемому ничем скептицизму и зачастую мешает видеть новые реальные истины, лежащие вне области излюбленных теорий".

Как человек, Бутлеров отличался в высшей степени привлекательным характером, энергией и живым, светлым умом. Он пользовался общим уважением, а молодежь искренно любила его. Справедливый и гуманный в высшей степени, он чутко отзывался на все хорошее. При открытии земских учреждений, он явился одним из выдающихся деятелей казанского земства. Горячий поборник женского образования, Бутлеров принимал весьма энергическое участие в основании с.-петербургских высших женских курсов, на которых был профессором и для которых организовал небольшую, но весьма благоустроенную лабораторию. Когда, по инициативе профессора Кеслера, были организованы съезды естествоиспытателей, Бутлеров сделался одним из деятельных их членов. Замечательно простой в обхождении, доступный всем, Бутлеров всегда был готов помочь чем бы то ни было всякому, кто к нему обрашался.

А. Зайцев, "А. М. Бутлеров", СПб. — "Биографический словарь профессоров Имп. СПб. Университета", т. I, СПб., 1896 (статья Н. Меншуткина). — Биография М. Л(ьвова) в словаре Брокгауза и Ефрона. — "Журнал Химического Общества", 1887 г. (речи проф. Густавсона, Зайцева и Морковникова). — Лагермарк, "А. М. Бутлеров". Харьков, 1887. — "А. М. Бутлеров" (речи проф. Зайцева, Канонникова, Мельникова и Якоби), Казань, 1887. — С. А. Венгеров, "Русские книги", т. 3. — Д. Д. Языков, "Обзор и проч.", вып. V. — "Исторический Вестник", 1886 г., октябрь. — "Записки Имп. Академии Наук", 1886 г., кн. 2, стр. 73—74. — В. В. Григорьев, "Имп. СПб. Университет и проч.", СПб., 1870. — "Обед в честь проф. А. М. Бутлерова" ("Казанские Губ. Ведомости", 1868 г., № 98). — "Записка об ученых трудах А. М. Бутлерова" ("Протоколы заседаний совета СПб. Университета", 1875 г., № 12, стр. 48—49). — С. А. Венгеров, "Источники словаря русских писателей", т. I. — Богданов, "Материалы", ч. IIІ. — А. М. Бутлеров, "Статьи по медиумизму". С воспоминанием об А. М. Бутлерове Н. П. Вагнера, СПб., 1889. — "Журнал Мин. Народного Просвещения", 1868 г., № 7. — "Спиритизм под бронею строгой науки" ("Биржевые Ведомости", 1875 г., № 342). — А. С. Шкляревский, "Критики того берега", в "Русском Вестнике", 1876 г., №№ 1 и 3. — "Всемирная Иллюстрация", 1879 г., № 567. — А. В. Г., "Четвертое измерение и спиритизм" ("Вестник Европы", 1879 г., № 1). — "Русская Мысль", 1886 г., № 9, стр. 205—208. — "Русское Богатство", 1886 г., № 8, стр. 169. — "Журнал Мин. Народного Просвещения", 1886 г., № 9, стр. 17—18. — "Записки Имп. Русского Технического Общ.", 1886 г., № 10, стр. 1—4. — "Труды Имп. Вольно-Экономического Общ.", 1886 г., № 8, стр. 1—4. — "Записки Новгородского Общ. Пчеловодства", 1886 г., вып. II. — "Новь", 1886 г., № 20, Мозаика, стр. 466 и 476. — "Ребус", 1886 г., № 33, 35, 38, 39, 46. — "Вестник опытной физики и элементарной математики", 1886 г., № 2. — "Русский Пчеловодный Листок", 1886 г., № 10. — "Правительственный Вестник", 1886 г., № 183. — "Волжский Вестник", 1886 г., № 170 и № 171. — "Нива", 1886 г., № 37. — "Моск. Ведомости", 1886 г., №№ 218 и 237. — "Новое Время", 1886 г., № 3759. — "Живописное Обозрение", 1886 г., № 34. — "Родник", 1886 г., № 9 (ст. А. Альмедингена). — "Север", 1888 г., №№ 46 и 47. — В. Назарьев, "Жизнь и люди былого времени", в "Историческом Вестнике", 1890 г., № 11. — К. А. Тимирязев, "Праздник русской науки" ("Русская Мысль", 1894 г., № 1). — "СПб. Ведомости", 1898 г., № 204 и 227. — Ю. Б. Иверсен, "Медали и проч.". — В. Михневич, "Ваши знакомые". — "История Имп. Русского Географического Общ.". — Большая Энциклопедия, энциклопедические словари: Березина, Толля и др. — И. А. Якобий, "Участие А. М. Бутлерова в делах местного земства", Казань, 1887.