РБС/ВТ/Гедеон (Вишневский), архиепископ Полтавский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гедеон (Вишневский), архиепископ Полтавский
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гааг — Гербель. Источник: т. 4 (1914): Гааг — Гербель, с. 316—318 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Гедеон (Вишневский), архиепископ Полтавский в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Гедеон (в мире Егор Иванович) Вишневский, архиепископ Полтавский; сын причетника, родился в 1797 г. в селе Кутузове Бронницкого уезда Московской губернии. Из Перервинской семинарии он поступил в С.-Петербургскую Академию, где окончил курс 17-м магистром в 1823 г. В июле этого года Вишневский был назначен инспектором Рязанской семинарии и 23-го ноября был пострижен с именем Гедеона. Посвященный тогда же в иеромонахи, Гедеон 26 июля 1825 г. был назначен настоятелем Рязанского Богословского монастыря и возведен в сан игумена. 22 декабря 1827 г. он был назначен ректором Рязанской семинарии и настоятелем Рязанского Троицкого монастыря с возведением в сан архимандрита. В сентябре 1828 г. он был переведен в Подольскую семинарию. 19 мая 1837 г. был назначен епископом Полтавским и 29-го июля хиротонисан в Московском Успенском соборе митрополитом Филаретом. Гедеон был деятельный администратор и усидчивый канцелярский работник, "строго и зорко следил за правильным течением и решением дел по консистории, с опасностью иногда для своего здоровья"; от усиленных занятий у него делались приливы крови к голове, и "иногда лилась у него кровь изо рта и носа". Он боролся с сохранившимися в Полтавщине латинскими обрядами, прежде всего с обливательным крещением, обратил в единоверие Кременчугских раскольников, восстановил Густынский Троицкий монастырь, построил церковь на реке Альте, где был убит Св. Борис. В 1842 г. он понравился Императрице Алексадре Феодоровне при посещении ею Полтавского института, и Государыня рекомендовала его Императору Николаю Павловичу как "достойного пастыря". В 1843 г. Гедеон был вызван в С.-Петербург для присутствования в Св. Синоде. Здесь он сумел понравиться всесильному обер-прокурору гр. Пратасову, который в течение 7 последующих лет не отпускал его, дозволив ему за это время только три раза летом отлучиться в епархию (в 1845, 1847 и 1849 гг.). Пользуясь влиянием в Синоде, Гедеон добился утверждения штатов жалованья сельским причтам Полтавской епархии, приписки к архиерейскому дому Мгарского Лубенского монастыря и перенесения своей кафедры из захолустного Переяславля в Полтаву. 1 сентября 1847 г. в Полтаву были переведены епархиальные учреждения, а 8 сентября была освящена Вознесенская церковь при новом архиерейском доме. В бытность в Синоде Гедеон по особому доверию к нему гр. Пратасова получил щекотливое поручение "келейно испытать искренность раскаяния" своего бывшего профессора, протоиерея Г. П. Павского, обвинявшегося в чересчур либеральном для того времени толковании Св. Писания и чуть ли не в ереси; он должен был "истребовать" от многоученого своего наставника, смиренно именовавшего его "Преосвященнейшим Владыкой", "собственноручное исповедание веры и подписку о неуклонном исполнении обязанностей своего звания до конца жизни". Гр. Пратасов ценил заслуги Гедеона: 27 марта 1844 г. епископ Полтавский, имевший уже с 1837 г. Аннинскую звезду, был награжден саном архиепископа, а 5 апреля 1846 г. — орденом св. Владимира 2-й степени. Гедеон часто страдал от ревматизма и "геморроидальных припадков". Летом 1849 г., находясь в отпуску в Полтаве, он чувствовал себя плохо. Осенью "в слабом состоянии здоровья" он предпринял объезд епархии, но, только что выехав из Полтавы, умер в 5 часов утра 10 октября 1849 г. на ночлеге в селе Абазовке. Он был погребен под Преображенской церковью Мгарского монастыря. Д. И. Ростиславов, не особенно щедрый на похвалы монахам, отзывается о Гедеоне довольно снисходительно. "Инспектор-магистр Егор Вишневский, — пишет он в своих "Записках", — сначала всем казался довольно смешным, будучи немного кривобоким; этот недостаток не мог прикрыться светским платьем и особенно резко бросался в глаза при фраке. Но когда Вишневский поступил в монашество, то кривой бок его совершенно закрылся подрясником и рясою. Зато и семинаристы скоро увидели, что инспектор гораздо лучше и основательнее ректора (архим. Илиодора Чистякова). Даже в первый год своего профессорства он многим ученикам философии нравился своими лекциями. В следующем году он сделался очень хорошим для семинарии наставником философии. Нельзя не отдать ему чести за то, что, несмотря на свою монашескую рясу, он находил даже возможным хоть немного знакомить своих слушателей с новыми идеями и позволял иногда себе полиберальничать в классе. В обращении с учениками он не любил заманивать расположение их своим любезничанием, как делывал иногда Илиодор, но зато был всегда ровен: хладнокровно выслушивал и разбирал жалобы, даже при наказаниях был спокоен... По части благочестия он не отличался особенной ревностью (при первом же знакомстве с ним школьники приметили, что Вишневский с прежним инспектором Полотебновым во время обедни „разговаривали, даже посмеивались и едва ли хоть разик перекрестились“), но ему пришлось в этом отношении сообразоваться со вкусом ректора". Менее благоприятный отзыв Гедеон заслужил от архимандрита (потом епископа) Порфирия Успенского, представлявшегося ему в 1843 г. "Епископ Гедеон, — пишет Порфирий в "Книге Бытия Моего", — расспрашивал меня о Вене, о православных христианах в Венгрии и высказал свои бедные понятия о Сирии, Палестине и бедуинах... Прощаясь со мной, он просил меня помолиться о нем у Гроба Господня, но просил с усмешкой. Такое легкомыслие его удивило меня". Свящ. М. Я. Морошкин дает уже совсем отрицательную, резкую характеристику Гедеона: "Надутый, жеманный, покровительственно важничавший с низшими себя и, напротив, угодливый перед теми, от которых надеялся что-нибудь получить, наконец, завистливый, честолюбивый и чрезвычайно много думавший о своем уме и своих дарованиях, Гедеон очень нравился графу Пратасову, который держал его в Синоде около семи лет как вполне соответствовавшего его желаниям и угадывавшего его намерения". Такими словами о. Морошкин характеризует Полтавского владыку. Собрание поучений Гедеона к Полтавской пастве, изданное в 1848 г., по отзыву Филарета Гумилевского, не отличается "особой силой в мыслях и слоге", а его же "Житие Преп. Макария Овручского" (СПб., 1840 г.) заключает в себе "ошибки против истории".

Родосский, "Биографический Словарь студентов первых ХХVІІІ курсов С.-Петербургской Духовной Академии, 98; "Странник", 1873 г., № 11 (статья протоиерея И. Крамаренко, с портретом Гедеона); "Сборник Истор. О-ва, CXIII, ч. І, 107—108; "Рус. Старина", XXVIII, 220, LXXVI, 554—561; Порфирий, "Книга Бытия Моего", І, 129.