РБС/ВТ/Кайсым

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кайсым
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 389—390 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Кайсым в дореформенной орфографии
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Кайсым (или Касим-Трегуб), называвшийся по-татарски Кизи-Кирманом, сын изгнанного из орды хана Улу-Махмета, в первый раз упоминается в наших летописях под 1447 г., когда Кайсым и брат его Якуб, ушедшие в Черкасскую землю, из боязни подвергнуться участи отца и брата Юсуфа, убитых другим их братом Махмутеком, появились с отрядом татар и около Ельны встретились с князем боровским Василием Ярославичем и другими русскими выходцами, которые шли из Литвы на выручку великого князя. Между повстречавшимися едва не произошло кровопролития, но вовремя объяснилось, что те и другие идут выручать великого князя; они соединились и пошли вместе. Как известно, Василий Васильевич был восстановлен на великом княжестве московском. В 1449 г. он брал царевичей в поход против Шемяки и в том же году сам Кайсым, узнав, что татары Сеид-Ахмета грабят русские пределы, выступил против них из Звенигорода, разбил их около р. Похры и отнял у них всю добычу. В 1450 г. Кайсым и Якуб со своими князьями опять ходили с войсками великого князя против Шемяки и участвовали в битве с ним под Галичем. В том же году великий князь, узнав, что на Русь идет Меулим-бирды-оглан, отрядил против него Кайсыма и воеводу Беззубцева, которые и разбили татар у р. Битюга. В это именно время, т. е. в начале второй половины ХV века, Кайсым получил в Рязанской области, на берегу Оки, Городец (Мещерский городок). На пожалование ему этого Городца во владение прямых указаний нет, — но за него говорят как название самого Городца Касимовым, так и живо сохранившееся предание о том среди местного татарского населения; наконец документальное, хотя и косвенное, но сильное доказательство того, что Городец дан был Касиму, находим в том, что в договоре 1483 г. между великими князьями Иоанном Васильевичем московским и Иоанном Васильевичем рязанским говорится, что в пользу Кайсыма и сына его Даниара шли с Рязанской земли некоторые сборы еще при князе рязанском Иване Федоровиче (умер в 1456 г.), говорится о записях, совершенных по этому предмету великим князем Василием Темным за князя рязанского Василия Ивановича к князьями Кайсыма, Кубеком, сыном Хайдера, и Исхаком, сыном Ахмета, — говорится, наконец, об отношениях мордвы и мещеры к царевичам и великим князьям рязанским. Почему и как состоялись эти постановления, из договора не видно, но, конечно, они должны быть отнесены к тому времени, когда Кайсым, а потом сын и преемник его Даниар, получали в свое владение Мещерский городок. Вероятно, при передаче городка определены были права и обязанности Кайсыма, как подручника великого князя. Из приведенного договора видно, что царевичу шла известная дача с Рязанской земли, что у Кайсыма и Даниара были в подданстве мусульмане, мордвины и мещеряки, платившие ему ясак и пошлины. Что касается обязанностей Кайсыма, то надо полагать, что он должен был вообще повиноваться воле великого князя и являться к нему при первом требовании со всею дружиною на воинскую службу. Жалуя Мещерский городок Кайсыму, великий князь, очевидно, желал создать здесь оплот как от набегов ордынских татар, так, главным образом, и от казанских, с главою которых Кайсым был в близком родстве, но вместе с тем находился и в непримиримой вражде. В 1467 г. казанские князья приглашали Кайсыма на царство в Казань, в которой сидел тогда сын Махмутека, Ибрагим. Кайсым и великий князь, конечно, обрадовались этому приглашению и 14 сентября царевич с своими татарами и с сильным русским войском под начальством князя Ивана Васильевича Оболенского-Стриги и Ивана Юрьевича Патрикеева двинулся к Казани. Но поход был неудачен: на другой стороне Волги Ибрагим стоял готовый к бою со всеми князьями своими и многочисленной ратью; казанцы не дали царевичу и воеводам переправиться чрез реку и последние должны были идти назад. Обратный путь был бедственный по случаю холодной и дождливой погоды и недостатка в провианте. — Неизвестно, когда, но вскоре после этого похода Кайсым умер: в 1469 г. великий князь отпустил в Казань к царю Ибрагиму мать его, жену Кайсыма (он был женат на вдове брата своего Махмутека). Едва ли можно сомневаться, что великий князь не мог бы отпустить ее в Казань, если бы Кайсым был еще жив.

«Полн. собр. рус. лет.», VI, 131—139; V, 269, 274; VI, 177—190; VIII, 3, 120—122, 152—157; Никон. V, 212—217, 288, — VI, 4, 12, 48; Карамзин, V, пр. 354: «Истор. замет. и очерки Касимова», в «Ряз. губ. вед.», 1846 г., № 13; Вельяминов-Зернов: «Исслед. о Касим. царях и царевичах», I.