РБС/ВТ/Луковкин, Гавриил Амвросиевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Луковкин, Гавриил Амвросиевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лабзина — Ляшенко. Источник: т. 10 (1914): Лабзина — Ляшенко, с. 733—736 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭРБС/ВТ/Луковкин, Гавриил Амвросиевич в дореформенной орфографии


Луковкин, Гавриил Амвросиевич, генерал-майор Войска Донского; сын генерала и непременного судьи Войска Донского Луковкина, прославившегося во время Семилетней войны и Пугачевского бунта, родился 29 февраля 1772 г. Мать его была из рода Иловайских, громкого в летописях Донского Войска. О своем детстве Луковкин пишет, что сообразно тогдашним понятиям о воспитании он хотя и учился грамоте, но более упражнялся в верховой езде, в которой делал быстрые и блестящие успехи, и 12 л. от роду был записан в службу казаком. Осенью 1783 г., в чине полкового есаула, под предводительством войскового атамана Иловайского находился в походе за Кубань для наказания ногайских татар, ушедших туда из русского подданства, но в военных действиях еще не участвовал. Через два года Луковкин поступил к Иловайскому войсковым есаулом, а в 1787 г. был произведен в войсковые старшины и в этом чине, командуя полком своего имени, в 1790—1792 г. ходил к Кубани, содержал на ее берегах передовую цепь и часто имел схватки с кубанцами. Особенно отличился он в войне с Турцией, полонив самого сераскира Батан-пашу вместе с десятью человеками его свиты, в числе которых был один кадий. Наградой 18-летнему Луковкину был премьер-майорский чин. Возвратясь на Дон в исходе 1792 г., он в следующем году был командирован от войскового гражданского правления к р. Хопру для выбора семейных казаков к поселению на Кавказской линии, где они должны были образовать собой оплот против вторжений горских племен в границы России. В декабре 1797 г. Луковкин был произведен в подполковники. Затем, произведенный в полковники, он вышел в отставку, но в 1808 г. снова поступил на службу, будучи назначен бригадным командиром Донских полков в Молдавскую армию; за участие при взятии Бабодага и покорении крепостей Гирсова и Кюстенджи он удостоился Высочайшей благодарности. В сентябре под предводительством князя Багратиона он участвовал в сражении при Рассевате, где командовал особым казачьим отрядом и содействовал нашей победе. Посланный в Петербург с донесением о Рассеватском сражении, он был награжден государем бриллиантовым перстнем. Летом 1810 г. под начальством графа Каменского Луковкин участвовал в многочисленных стычках с неприятелем у крепости Шумлы; находился при покорении Систова и Никополя; после того, состоя в корпусе генерал-лейтенанта Эссена 3-го, оставался на правом берегу Дуная при Туртукае и с тремя казачьими полками содержал наблюдательную цепь между Рущуком и Силистрией. Отсюда в 1811 г. он был послан за Плевну к Балканским горам, где содержал передовые посты поблизости Эвтрополя и Врац в Болгарии. После того командовал аванпостами впереди Рущука, успешно отражал нападения турок и, срывая их пикеты, доставлял в главную квартиру сведения о неприятельских войсках. В июне, находясь в войсках Кутузова, расположенных на Туртукайской дороге, успешно отражал нападение многочисленных сил верховного визиря, вознамерившегося овладеть занятым русскими Рущуком, и принудил его к отступлению. За это дело Луковкин получил Монаршее благоволение, объявленное ему в особом именном Высочайшем рескрипте. После Рущукского сражения ему поручено было взять Силистрию. Собрав в окрестных селениях рыбачьи лодки, Луковкин приказал связать их по две вместе и, устроив таким образом паромы, переправил войска и занял к рассвету высоты впереди Силистрии. Появление русских было столь неожиданно, что турки совершенно растерялись и сдали крепость, причем паша Иллик-Оглу едва спасся бегством. За этот подвиг Луковкин был награжден орденом св. Владимира 3 ст. с обозначением в грамоте, что награда эта пожалована ему «за отличную храбрость, мудрое распоряжение и присутствие духа, через которые покорена Силистрия». По взятии Силистрии Луковкин был назначен в состав резервного корпуса армии адмирала Чичагова, участвовал в походе на Волынь и был в делах против австрийских и саксонских войск при д. Ольшане, при Дубках, при Шебрине, при Ямне и при Задворцах. Во время наступления войск адмирала Чичагова на армию князя Шварценберга Луковкин находился с казачьими полками в авангарде графа Ламберта и за удачные действия против французов удостоился благодарности графа. После этого он находился в летучем отряде флигель-адъютанта полковника Чернышева, а по занятии Чичаговым Минска был командирован к местечку Игумену с приказанием открыть неприятелей и войти в связь с полковником Палагейкою, шедшим из Бобруйска. Встретив у Игумена дивизию Домбровского, Луковкин сначала принудил ее отступить к Могилеву, а затем, соединившись с подошедшим Палагейкою, двинулся на преследование польской дивизии (в то время уже разбитой Ламбертом), настиг арьергард и при деревне Ушах принудил его сдаться. В этом деле был взят в плен начальник арьергарда, полковник Симановский, со всеми офицерами, отбиты два французских орла и захвачен весь обоз. После этого Луковкин, усиленный Волынским уланским полком и ротой конной артиллерии, примкнул к отряду графа Орурка, посланного к нижней Березине для открытия неприятеля. По возвращении графа Орурка к армии и после переправы Наполеона через Березину Луковкин поступил 17 ноября в авангард армии Чичагова к генералу Чаплицу. Приняв там начальство над четырьмя казачьими полками и находясь с ними в преследовании французов от Березины до Вильны, Луковкин беспрерывно тревожил и утомлял бегущего неприятеля. Трофеями его были два гвардейских штандарта, 70 пушек и большое количество пленных. По взятии Вильны Луковкин находился под командою графа Орурка при отряде Платова, теснившем французов до Ковны. В январе-феврале 1813 г. он был при изгнании неприятеля из Бромберга и занятии Познани. Из Познани Луковкин со своим полком был командирован в Калиш для присутствия на Высочайшем смотре. Отличная обмундировка и бодрое и веселое настроение людей доставили Луковкину Высочайшее благоволение, и по непосредственному выбору государя ему были вверены 3 казачьих полка для занятия постов по речке Премзе до устья ее на границе Пруссии и для защиты прусских заводов. Выступив по сему назначению и подойдя к Ченстохову, занятому Понятовским, который производил набор поляков для армии Наполеона, Луковкин окружил город, сбил неприятельские пикеты и преследовал Понятовского до австрийской цепи, где принужден был прекратить преследование, имея запрещение вступать в дело с австрийцами. По прибытии в Ченстохов генерала Сакена Луковкин поступил в его авангард и шел с ним во время отступления австрийского корпуса до Кракова, а по занятии его Сакеном двинулся на Бреславль. В это время пришло известие о прекращении военных действий; перемирие с французами продолжалось до начала августа. В течение этого времени Луковкин продолжал командовать аванпостами Сакена и 16 июня был произведен в генерал-майоры. В первых числах августа возобновились военные действия. Корпус Сакена поступил в Силезскую армию фельдмаршала Блюхера и стал на ее правом крыле у Лигница, откуда, по разбитии неприятельского авангарда при Кейзерсвальде, пошел в Бунцлау. Во время этих действий Луковкин имел встречи с неприятелем 7-го, 14-го, 15-го и 17-го августа, а затем, получив приказание идти к селению Колькректу, он ночью напал на это селение и перебил большую часть людей, причем начальник полка и несколько офицеров с рядовыми были взяты в плен. После этого, узнав о приближении французской конницы к Колькректу, Луковкин неожиданно напал на нее, опрокинул и шел до Гроссенгейна, куда вскоре подошел авангард Васильчикова. В это время завязалась перестрелка князя Мадатова с 15-ю эскадронами французов. Луковкин, перейдя реку, скрытно обскакал неприятеля и ударил ему во фланг, чем принудил его дать тыл. Соединенные отряды князя Мадатова и Луковкина гнали французов неослабно. После этого дела французский корпус, расположенный близ Гроссенгейна, начал ночью отступать; Луковкин, заметив это, бросился преследовать его до Мейссена, куда на следующее утро прибыл корпус Сакена. 16-го сентября Луковкин был в деле при Мейссене, откуда усиленным маршем двинулся на соединение с Блюхером, находившимся у переправы через Эльбу. Узнав, что французы вошли в Дюбен и уничтожили за собой мост, он донес об этом Блюхеру, а сам снова присоединился к авангарду Сакена, между тем перешедшему на левый берег Эльбы. Когда Наполеон, отступавший от Лейпцига, приказал уничтожить все мосты на Эльстере, Луковкин первый открыл место, где хотя с трудом, но можно было переправиться через реку. Преследуя отступавшего из Лейпцига неприятеля, Луковкин полонил в Маркранштете 13 офицеров и до 2000 рядовых, после чего, присоединясь к Васильчикову, продолжал идти вслед за Наполеоном до Вейсенфельса. Когда французы после Лейпцигской битвы отступили за p. Салу, Луковкин шел в авангарде Васильчикова через Тенштет и Эйзенах до Кобленца, и по прибытии главной армии союзников к Франкфурту содержал аванпостную цепь вверх по Рейну от Мангейма до моста против Майнца. По переправе корпуса Сакена через Рейн близ Мангейма Луковкин был отряжен с казаками к Нейштадту, разбил находившийся там конный неприятельский отряд и взял много пленных. На другой день, 21-го он атаковал французскую кавалерийскую бригаду и полонил командовавшего ей полковника и нескольких нижних чинов. Углубясь в пределы Франции, Луковкин находился в сражениях при Бриенн-Лешато, Ларотьере, Лаферте-су-Жуар и в кровопролитном Монмиральском сражении. К концу этого сражения, когда Сакен начал отступать к Шато-Тиери, Луковкин находился с двумя казачьими полками у селения Марше и был отрезан французами от корпуса Сакена. Из такого затруднительного положения он не только вышел благополучно, но еще прикрыл отступление равномерно отрезанной французами дивизии Талызина. На следующий день 31 он находился в деле при Шато-Тиери, 2-го февраля бился под Вошаном и Жуанвилем, 13-го при Сезане, а 23-го был в Краонском сражении, где неприятельское ядро сильно контузило его в левую руку; тем не менее он не оставил полка и через день, 25-го февраля, был в Лаонском сражении. 13 марта Луковкин участвовал в знаменитой Фершампенуазской битве; после занятия Парижа был послан на дорогу к Фонтенебло, для содержания передовой цепи против бывшей там армии Наполеона. По окончании войны в апреле 1814 г. Луковкин следовал к Майнцу, где принял под свое начальство колонну из 12-ти казачьих полков и довел ее до Веймара. Здесь, вследствие болезненного состояния здоровья, он принужден был остановиться и был уволен Сакеном для излечения в Варшаву. Вслед за тем Луковкин отправился на родину и с этих пор уже не принимал более участия в сражениях. Продолжая службу в Донском войске, он исполнял разные возлагаемые на него начальством поручения. Между прочим, по воле графа Платова (войскового атамана) он производил смотр казакам, обращенным из отставных в служилые, и по приказанию наказного атамана Кутейникова делал инспекторский смотр возвратившемуся в 1831 г. из Турции и Польши Атаманскому наследника цесаревича полку. В том же году за содействие к распространению горной промышленности в южном крае России он был пожалован бриллиантовым перстнем. Последние годы жизни Луковкин проводил в селе Амвросиевке и посвящал свои досуги сельскому хозяйству. Скончался он после 1848 г.

Михайловский-Данилевский и Висковатов, «Военная галерея Зимнего Дворца», СПб., 1848—1849 г., т. V.