РБС/ВТ/Оболенский, Евгений Петрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РБС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Оболенский, князь Евгений Петрович, писатель, декабрист. Родился в 1796 году и был сыном д. с. с. князя Петра Николаевича Оболенского и второй жены его фрейлины Двора Е. И. В. Анны Евгеньевны, урожденной Кашкиной (сконч. в 1810 году). Получив прекрасное домашнее образование, кн. Е. П. начал свое служебное поприще в лейб-гвардии Финляндском полку. Исполнение служебных обязанностей оставляло ему много свободного времени, которое он большей частью посвящал чтению книг преимущественно мистического характера. Избранный в число членов Союза Благоденствия, он вскоре, вместе с Токаревым, организовал Вольное Общество (1-е), которое было почти независимо от Союза Благоденствия. Между тем, в конце 1822 года Петербургское или Северное Общество снова возродилось, и князь Оболенский был принят уже в число "убежденных" членов. В начале следующего года он познакомился с К. Ф. Рылеевым, и это знакомство имело на него огромное влияние. Сделавшись друзьями уже после первых встреч, они сохранили самые искренние и глубокие чувства до последних дней своих. Председателем Северного Общества до конца 1823 года был один Никита Муравьев, но в конце этого года, для более широкой и успешной деятельности Общества, решено было избрать еще двух председателей, — этими председателями были кн. Сергей Трубецкой и кн. Е. П. Оболенский. Вслед за тем начались сношения Северного Общества с Южным, в которых Е. П. принял самое деятельное участие. Увлекаясь деятельностью тайного общества, и пополняя его новыми членами, князь в то же время весьма интересовался литературой и философией, причем у него почти еженедельно устраивались собрания, которые посещались многими известными в то время писателями, и которые не имели ничего общего с Северным Обществом. По свидетельству многих современников, кн. Оболенский пользовался среди всех, знавших его, широкими симпатиями за свой ум и высоко честный и симпатичный характер, почему дом его всегда посещали охотно. Между тем дальнейшие сношения с Южным Обществом и настояния Пестеля действовать энергичнее заставили Е. П. серьезно подумать о будущем. Осенью 1825 года у него явилось сомнение, имеют ли право несколько человек, составляющие едва заметную единицу и в огромном большинстве русского народа, будучи честными людьми, предпринять государственный переворот и свои воззрения на государственное устройство почти насильно навязать тем, которые, быть может, довольствуясь настоящим, не ищут нового, а если и ищут и стремятся к нему, то не иначе, как путем исторического развития. Это сомнение, столь естественное в его положении, кн. Оболенский высказал К. Ф. Рылееву. Последний принял его, как признак охлаждения к целям и деятельности Общества и прилагал все усилия во время частых и горячих споров по этому вопросу, чтобы убедить кн. Оболенского в неосновательности его мысли. Благодаря своему огромному влиянию на князя Оболенского, Рылееву удалось, если и но совсем рассеять его сомнения, то, по крайней мере, добиться того, чтобы К. П. не бросил Общества. Услышав о последовавшей в Таганроге смерти Императора Александра I, наиболее влиятельные члены Северного Общества, в числе которых был и кн. Оболенский, собирались ежедневно на совещания для решения, что предпринять и как воспользоваться уже возникшей смутой. 14-го декабря 1825 года утром князь Оболенский с Московским полком прибыл на Сенатскую площадь, где оставался до тех пор, пока все собравшееся там не были разогнаны, после чего отправился к поручику Цебрикову, у которого вечером князя и арестовали. На другой день он уже сидел в Алексеевском равелине куда поместили также и его лучшего друга — Рылеева. — Верховный Уголовный Суд, учрежденный над декабристами, признал кн. Е. П. Оболенского виновным в том, что он "участвовал в умысле на цареубийство одобрением выбора лица, к тому предназначенного; по разрушении Союза Благоденствия, установил вместе с другими тайное Северное Общество; управлял оным и принял на себя приуготовлять сочинения для содействия цели общества; приготовлял главные средства к мятежу; лично действовал в оных оружием с пролитием крови, ранив штыком графа Милорадовича; возбуждал других и принял на себя в мятеже начальство". Признавая себя виновным в учреждении Северного Общества и в управлении оным, кн. Е. П. однако отрицал участие в убийстве графа Милорадовича. Действительно, по свидетельству многих очевидцев, Милорадович умер от раны, нанесенной ему Каховским, но Верховный Уголовный Суд не принял во внимание объяснения кн. Оболенского и причислил его к первому разряду государственных преступников, осужденных на смертную казнь отсечением головы. Московское дворянство, через своего губернского предводителя П. Х. Обольянинова, обратилось к Императору Николаю I с всеподданнейшей просьбой о смягчении наказания кн. Е. П. Оболенскому. Смягчение это последовало всем участникам в деле 14-го декабря, причем преступники первого разряда, в том числе и кн. Е. П., были приговорены в вечную каторжную работу, с лишением чинов и дворянства. Через одиннадцать дней после объявления вышеупомянутого приговора кн. Е. П., в первой партии, вместе с А. З. Муравьевым, В. Л. Давыдовым, А. И. Якубовичем, кн. С. Трубецким и Волконским, был отправлен в Сибирь, где первое время, вместе с А. И. Якубовичем, жил на солеваренном заводе в Иркутском Усоле (в 60-ти верстах от Иркутска). В начале октября того же 1826 года их вызвали в Иркутск, откуда, вместе с некоторыми другими декабристами, они были отправлены в Нерчинск. В Нерчинске кн. Оболенский прожил около года, а затем был переведен в Читу, где оставался до осени 1830 года, пока не был переведен в Петровский завод, а оттуда, ввиду сокращения срока работ преступникам первого разряда, в 1839 году вышел на поселение и сначала был поселен в Туровске, но через четыре года был переведен в Ялутуровск. Живя в Чите и в Петровском заводе, кн. Оболенский много занимался философией. Кроме того, он давал уроки английского языка братьям Беляевым, которые под его руководством перевели сочинение Gibbon'а "History of the decline and fall of the Roman Empire". Выйдя на поселение, кн. Оболенский женился на дочери священника и с ней прожил в Ялтурске до восшествия на престол Императора Александра II, когда, по манифесту 26-го августа 1856 г., ему возвращена была свобода и дворянское достоинство, а вскоре возвращен был его детям даже княжеский титул. По возвращении из Сибири кн. Оболенский приехал в Москву, а затем постоянным своим местопребыванием избрал Калугу, где жил до самой смерти. Живя в Калуге, Оболенский посвящал свое время на чтение, записывание своих воспоминаний и переписку с друзьями. Свои воспоминания о К. Ф. Рылееве и о жизни в Сибири, приведенные им в порядок, в конце 1850-х гг., он как-то дал прочесть кн. Голицыну. Последний, уехав вскоре в Париж, напечатал там эти воспоминания в издаваемом им журнале "Будущность" (1861 г. № 9—12) и отдельной книгой в IV томе "Русского Заграничного Сборника", а затем перевел их на французский язык и издал их под заглавием: "Souvenirs d'un exilé en Sibérie" trad. par le pr. Aug. Galitzin. Leipzig, 1862, 12°. Кроме того, эти воспоминания были еще раз переведены на французский язык под заглавием: "Mon exil en Sibérie" Leipzig. Первая часть "воспоминаний", охватывающая лишь знакомство с К. Ф. Рылеевым, напечатана также и в Сборнике П. Бартенева "Одиннадцатый век", (М. 1872, ч. I, стр. 312—322) под заглавием "Воспоминания о К. Ф. Рылееве". Затем, есть еще указание что Е. П. Оболенский, вместе с И. И. Пущиным написал записку о 14-м декабря, которая была напечатана за границей, после его смерти. Из переписки с друзьями особенный интерес имеет переписка кн. Оболенского с Г. И. Ростовцевым, с которым он был в дружбе еще до своей ссылки в Сибирь. Вот что между прочим писал ему Ростовцев (18-го ноября 1858 года); "Тридцать лет я люблю тебя и уважаю. Ни годы, ни страшные события не изменили наших отношений. Как я дорожил твоим мнением в декабре 1825 года, так дорожу им и теперь".., Действительно, Ростовцев дорожил мнением Оболенского: это видно хотя бы из того, что подвергаясь постоянным нападкам со стороны Герцена и его "Колокола", он особенно старался оправдаться в глазах кн. Оболенского. Назначенный председателем в Редакционной Комиссии, Ростовцев неоднократно советовался с Е. П., посылая последнему отчеты и сведения о работах Редакционной Комиссии. — Е. П. Оболенский скончался в Калуге 26-го февраля 1865 г., на 69 году от рождения.

"Русский Архив", за 1866 г. стр. 573; 1867 г. стр. 970 и 1320; 1869 г. стр. 731, 735, 052, 053, 054 и 1727; 1870. стр. 1558, 1618, 1665 и 1666; 1871, стр. 321, 325 и 1964, 1873, стр. 486—XCVIII; 1877, стр. 1006, 1008 и 1385; 1879, стр. 479, 1881, стр. 286, 292, 293, 299, 303, 314, 315, 317—321, 327, 330 и 333; 1883, кн. 6, стр. 293, 299, 301 и 302; 1884, кн. и, стр. 1192, 1194 и 1690; 1886, стр. 114; 1890, кн. и, стр. 240, 263 и 366 и кн. II, стр. 123, 134, 145, 163, 164, 168, 175, 177, 184, 189—191; 1893, кн. I, стр. 354—356 и 366 и кн. II, стр. 111 и 121; 1895, стр. 207 и 209; 1899, кн. II, стр. 290 и 295; "Русская Старина" 1870, изд. I, т. I, стр. 424, т. II, стр. 160, 183—184; 1873, т. VII, стр. 184, 293, 466, 664; 1875, стр. 354—355, 1881, стр. 423 и 654: 1882 г. т. XXXIII, стр. 65, 235, 250, 251 и 256 и т. XXXIV, стр. 474, 704, 707, 1886, т. LI, стр. 165 и 552; 1887, т. LVI, стр. 227 и 479—482, 1888 г. т. LVII, стр. 439, 440 и 578; 1889, т. LXI, стр. 294, 302, 306 и 514, т. LXIII, стр. 617—639, т. LXIV, стр. 235; 1898, т. XCVI стр. 338, 339 и 340; 1900, т. CIV, стр. 367—378; 1901, т. CV, стр. 437—449, и 673, т. CVIII, стр. 101—108, 28—219 и 656—658; "Исторический Вестник" 1890, т. XXXIX, стр. 115—155 и 234; 1891, т. XLV, стр. 220—227; 1893, т. LIV, стр. 209, 351, 367, 368 и 667; 1897, т. LXIX, стр. 490—514; 1900, т. LXXXII, стр. 418, 429, 817, 818—819, 825, 834—838, 847—848 и 850. "Энциклопедический словарь" Брокгауза и Ефрона, т. 21, стр. 545; кн. А. Б. Лобанов-Ростовский: "Русская родословная книга", т. I, стр. 258; "День" 1865, № 18, ст. А. Розена, некролог; Н. К. Шильдер, "Император Александр I, Его жизнь и царствование" т. IV стр. 330; С. Максимов "Сибирь и Каторга", СПб., 1871 г. ч. 3. гл. 2; "Иллюстрированная Газета", 1865, № 17, некролог; "Сочинения К. Ф. Рылеева" СПб., 1872 г.; Н. И. Греч: "Записки о моей жизни СПб. 1886, стр. 425. "Верховный уголовный суд над злоумышленниками, учрежденный по Высочайшему манифесту 1-го июня 1826 года" СПб. 1826 г., стр. 31 и 53; Всеподданнейший доклад Следственной Комиссии по делу декабристов, СПб. 1826 г. стр. 16, 26, 61, 62, 65, 66 и 89.