РБС/ВТ/Оде-де-Сион, Карл Иосифович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Оде-де-Сион, Карл Иосифович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Обезьянинов — Очкин. Источник: т. 12 (1902): Обезьянинов — Очкин, с. 109—111 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Оде-де-Сион, Карл Иосифович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Оде-де-Сион, Карл Иосифович (Audé-de-Sion) — генерал-майор, инспектор классов Пажеского Е. И. В. корпуса при Императоре Александре Павловиче, масон. Родился в 1753 году, происходил из Савойских дворян и в доме родителей получил прекрасное воспитание и образование. Поступив в прусскую военную службу, Оде-де-Сион оставался в ней до 1791 года, когда был приглашен Суворовым в воспитатели его сына и вывезен им из Швейцарии в Россию. По принятии русского подданства, он был определен на русскую военную службу и за ним был оставлен полученный им в Пруссии чин капитана.

Способности Оде-де-Сиона как преподавателя и воспитателя обратили на себя внимание лиц, заведовавших военно-учебным делом, и в 1799 году он был назначен учителем 1-го кадетского корпуса в Петербурге, несмотря на то что не знал ни одного слова по-русски, а в 1802 году Император Александр I приказом от 28 октября назначил его инспектором классов вновь преобразованного Пажеского корпуса. В должности инспектора классов Пажеского корпуса Оде-де-Сион прослужил 25 лет — т. е. по 18 сентября 1827 года и, вступив в корпус в чине майора, оставил его генерал-майором.

По мысли заведовавших военно-учебным делом, назначаемые в Пажеский корпус на службу лица должны были совмещать в себе педагогические способности с боевым прошлым, и Оде-де-Сион удовлетворял этому требованию. Подобно своему начальнику Гогелю и сослуживцу Свиньину, он принимал участие в делах против неприятелей, и в дни польского мятежа даже лишился именья, но ни начальник, ни сослуживец не обладали его познаниями в педагогике. Оде-де-Сион вступил в отправление должности, будучи совершенно не знаком с русским языком, и даже рапорты начальству писал на французском языке. Между тем, это обстоятельство в значительной степени способствовало тому, что дело образования пажей, вверенное отчасти попечению и Оде-де-Сиона, шло далеко не так успешно, как оно могло бы идти даже и в то время. Оде-де-Сион не подумал придать ему хоть какую-либо организацию. Следов ее, по крайней мере в делах корпуса, не осталось никаких. Единственным памятником его деятельности служат ежемесячные списки des négligents et des diligēnts, на французском языке, подаваемые им директору, списки экзаменационных баллов пажей, представляемых в камер-пажи, камер-пажей, представляемых к выпуску и обязательные представления учителей к наградам, пенсиям и т. д. В выборе преподавателей Оде-де-Сион не полагался на свою оценку. Он не удалил никого из тех лиц, которых застал в Корпусе и хотя изредка с ними и ссорился, но зато и скоро мирился; затем он всегда прислушивался к чужим отзывам и выбирал тех лиц на службу в Корпус, за которыми устанавливалась прочная репутация. Состав преподавателей, поэтому получался чрезвычайно пестрый, хотя все они, по тогдашнему, были люди образованные. Однако, приписывать всю вину за неудовлетворительную постановку дела в корпусе Оде-де-Сиону было бы несправедливо: главная причина беды заключалась в той сословной розни, которая существовала между учителями и учениками. Тем не менее, некоторые бывшие пажи, как, напр. П. Дараган, винят, главным образом, де-Сиона, говоря, что он любил более хорошее вино, хороший обед и свою масонскую ложу, в которой он занимал место великого мастера, чем свои инспекторские занятия и что его деятельность заключалась в том, что "иногда, в послеобеденные часы, перед тем, чтобы отправляться в ложу, он приходил в класс, где не было учителя, чтобы подремать на кафедре". Во всяком случае, Оде-де-Сион был добрый и мягкий воспитатель, не задевавший самолюбия пажей, но в случае необходимости умевший, впрочем, проявить большую решительность и твердость.

Оде-де-Сион был мастером стула (maître en chaise) в масонской ложе Соединенных друзей (La loge-Les amis Réunis) в Петербурге, следовавшей шведской системе и работавшей на французском и русском языках. Он пользовался большим уважением среди масонов, состоял почетным членом (membre honoraire) в ложах Александра к Коронованному Пеликану и Пламенеющей Звезды. Он имел высшую степень в ордене и состоял представителем от ложи Соединенных друзей в Великой ложе Астреи (La grande loge Astrée) в Петербурге. — 2-го апреля 1811 года Оде-де-Сион был произведен в полковники, а 18-го сентября 1827 г. — в генерал-майоры с увольнением от должности инспектора классов Пажеского корпуса, с мундиром и пенсией. Умер он 5-го января 1837 года 84-х лет от роду.

Общий Архив Главного Штаба. Список полковников за 1818—1835 год, стр. 18. Tableau général de la grande Loge Astrée à l'Or. de St.-Pétersbourg et des douze loges de sa dépendance pour l'an maçonique 5817/18. А l'Or. de St.-Pétersbourg 5824/IV17. "Пажеский Его Императорского Величества корпус за сто лет", составил Д. М. Левшин. тт. I и II; Фрейман: "Пажи за 185 лет", "Фридрихсгам, 1895 г."; Материалы для истории Пажеского Е. И. В. корпуса", Собрал и издал граф Милорадович. СПб. 1876 г.; Пыпин: "Список масонских лож в России со времени возникновения и до запрещения". СПб. 1873 г. "Записки" Ф. Ф. Вигеля. T. V. Москва. 1864—1866 г.; "Русская Старина", т. XII. 1875 г.; "Русский Архив", 1869 г; "Вестник Европы", 1872 г., стр. 556 и 567.

Александр Петров.