РБС/ВТ/Онацевич, Игнатий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Онацевич, Игнатий
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Обезьянинов — Очкин. Источник: т. 12 (1902): Обезьянинов — Очкин, с. 262—264 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Онацевич, Игнатий в дореформенной орфографии


Онацевич, Игнатий, (Ignacy Źegota Onacewicz) — профессор Виленского университета, историк; родился в 1780 году, умер в Петербурге в 1845 году. Отец Онацевича был униатским священником недалеко от Волковысска, в нынешней Гродненской губернии. Первоначальное образование Онацевич получил сперва в Волковысских, а потом в Гродненских школах и в Белостокской гимназии, по окончании курса которой в 1797 году занимался "гувернерством" в Августовском воеводстве и принял католицизм. По совету некоторых из своих друзей он поступил в учительский институт в Лыке (в Пруссии), окончил его с похвальным отзывом и думал поступить в военную службу, но король прусский, благодаря самым лестным отзывам своего министра Шреттера, знавшего хорошо молодого Онацевича, в 1802 году определил его на казенный счет в Кенигсбергский университет. По окончании курса в 1804 году Онацевич, по приглашению университета, остался при нем преподавателем русского и польского языков и около этого же времени занялся впервые изучением польско-литовского края. Когда начались наполеоновские войны и французы заняли Кенигсберг, Онацевич, за отсутствием русского консула в Кенигсберге, принимал большое участие в русских, оставшихся в Пруссии, безвозмездно ходатайствовал за них перед французами и перед самим Наполеоном, нередко освобождал русские товары от конфискации. Это послужило поводом к знакомству его с канцлером графом Н. П. Румянцевым, известным меценатом, особенно интересовавшимся русской и славянской историей и археологией. Проездом через Кенигсберг Румянцев имел случай беседовать с Онацевичем, и убедившись в его дарованиях и познаниях, пригласил молодого ученого в Россию, в свое имение подле Гомеля. Здесь к услугам Онацевича была громадная библиотека и единственное в своем роде собрание рукописей графа, которыми он не замедлил воспользоваться. Год, проведенный в Гомеле, Онацевич посвятил детальному изучению русской и литовской истории и русского языка, делал выписки, изучал памятники и грамоты. В 1809 году он поступил в Виленский университет, на отделы физический и нравственных наук, в 1811 году получил степень магистра и по приглашению Университета начал читать лекции всеобщей истории для лиц, "находящихся на государственной службе". Нашествие Наполеона заставило Онацевича прекратить лекции и удалиться из Вильны, а после 1813 года он был назначен преподавателем в Белостокскую гимназию, где в 1817 году был сделан директорским помощником. В 1818 году совет Виленского университета избрал Онацевича адъюнктом по кафедре истории и статистики. В 1821 году по конкурсу эту кафедру занял известный Иоахим Лелевель и Онацевич, оставив университет, просил себе места директора Виленской гимназии, но тогдашний министр народного просвещения кн. Голицын предложил ему занять в том же Виленском университете кафедру русской статистики и дипломатии со званием адъюнкта и со сохранением прежнего содержания. Онацевич согласился и прослужил в Вильне еще до 1828 года, причем с 1827 года в качестве профессора. В 1828 году Онацевич вследствие несогласий с ректором и некоторыми профессорами, которых он обвинял в злоупотреблениях и казнокрадстве и которые, в свою очередь, обвинили его в полонофильстве, вольномыслии и революционной пропаганде, был отстранен от преподавания и отправлен на место родины, в одну из деревень Волковысского уезда. Вскоре, однако, благодаря заступничеству графа Румянцова и некоторых из своих петербургских друзей, он был освобожден от подозрения, но в университет более не возвращался, поселился в Петербурге и занялся исключительно научными работами, заняв в то же время место помощника библиотекаря Румянцевского музея и, будучи в 1837—39 годах действительным членом археографической комиссии, для которой извлекал материалы из Публичной Библиотеки и Румянцевского музея. Ученых трудов его в печати появилось очень мало и значение его в русской и польской историографии зиждется не на них. Из оригинальных работ его напечатано лишь две статьи: "Rzutoka na pierwotne dzieje Litwy" (Noworocznik literacki, 1846) и "Uwagi nad historyją powszechną" (Magazyn powszechny 1840, №№ 11—12). Кроме того, Онацевич издал несколько сочинений польского историка Альбертранди, большим почитателем которого он был. В 1823 году вышло в свет "Panowanie Henryka Walezyjusza i Stefana Batorego Kròlòw Polckich. 2 tt. (Warszawa 1823), к которому Онацевич приложил свое вступление, содержащее краткую историю Литвы и биографию Альбертранди и целый ряд очень ценных примечаний и объяснений. Несколько позже вышла книга того же Альбертранди "Panowanie Kazimierza, Jana-Alberta i Alexandra Jagiellonczyków" 2 t.t. (Warszawa 1827) с составленной Онацевичем родословной росписью Ягеллонов и близких к ним родов. В 1831 году он издал со своими примечаниями и дополнениями статью Лелевеля: "Nowosilców w Wilnie w roku szkolnym 1823—24" (Warszawa 1831). Впрочем, главная работа Онацевича, над которой он трудился в продолжение почти всей своей жизни — история Литвы, осталась ненапечатанной. Несколько томов этой истории в рукописи, по завещанию Онацевича, были переданы И. Крашевскому. Количество материалов, собранных Онацевичем для этой работы, было громадно: находившийся под сильным влиянием Румянцова и его школы, он особенное внимание обращал на отыскивание и исследование материалов; ни одной библиотеки, ни одного архива, в которых он мог найти материалы для своей работы, он не оставил без внимания. Сверх того, каждое лето он совершал особые специально археографические поездки по польско-литовскому и западнорусскому краю, осматривал все встречавшиеся ему правительственные и частные архивы и библиотеки, описывал их, делал выписки, извлекал материалы, проверял их, не упускал из виду и местных древностей, которые также описывал и рассматривал; словом Онацевич одним из первых занялся описанием интересовавшего его края с исторической и археологической точек зрения. Между прочим, отрывки из описания экскурсий Онацевича печатались и в русских журналах: "Северной Пчеле", "Северном Архиве", "Вестнике Европы", и проч. Приобретенная им известность, как выдающегося археографа и архивиста, привлекла к нему внимание русских и славянских ученых, искавших у него сведений, документов, данных. Онацевич переписывался с Румянцевым, Чацкими, Дмоховским, сообщал материалы Кеппену, Балинскому, Лелевелю, Пеликану и другим русским и европейским писателям и ученым. Громадная коллекция рукописей и редких книг, собранных Онацевичем, по смерти его перешла к коллекционеру К. Свидзинскому.

"Encyklopedyja powszechna" t. XIX; Lelewel: "Nowosilcow w Vilnie w roku szkolnym 1823—24" (Varszawa 1831) Zmigrodski: "Historyja Vilen. uniwersitetu" (Przewod. nauk 1888); Иконников: "Опыт русской историографии" I, 205, 255, 955, 1238, 1336; С. Шолкович: "Эпизод из хроники бывшего Виленского университета" ("Виленский Вестник" 1869, № 53—54); "Русская Старина", XXII, 643—655; ХХIII, 84; "Русский Архив" 1874 г., стр. 1234; Барсуков: "Жизнь и труды Погодина" VII стр. 325. "Русский Мир" 1860, № 67; "Северная Пчела" 1860, № 161; "СПб. Вед." 1860, № 209.

Е. Лихач.