РБС/ВТ/Павел (митрополит Сарский, Подонский и Козельский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Павел (митрополит Сарский, Подонский и Козельский)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Павел — Петрушка. Источник: т. 13 (1902): Павел преподобный — Петр (Илейка), с. 73—75 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕРБС/ВТ/Павел (митрополит Сарский, Подонский и Козельский) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Павел, (в миру Петр) — митрополит Сарский (3-й этого имени), Подонский и Козельский, известный деятель царствования Алексея Михайловича, проповедник, знакомый с юго-западной ученостью, ревнитель просвещения и покровитель ученых, обладатель замечательной библиотеки. Умер 7 сент. 7184, т. е. 1675 г. (а по сентябр. летосчислению — 1676 г.). Быв сначала священником и протопресвитером в Москве, Павел по смерти жены постригся в монахи в Спасо-Преображенском (Ново-Спасском) мон., а в 1659 г., получив сан архимандрита, занял место игумена Чудовского мон.; затем в 1664 г. был хиротонисан в митрополита Сарского. Находясь в этом сане, он три раза был блюстителем патриаршего престола во время между патриаршеств; ему приходилось также не раз управлять и другими епархиями (Казанской, Рязанской и Вятской).

Общественная деятельность Павла выказала его, с одной стороны, — врагом и одним из главных обличителей раскола, как указывают на это Симеон Полоцкий и Паисий, патриарх Александрийский, с другой стороны, — сторонником равноправности в отношениях церкви и государства. Ревностным обличителем раскола он показал себя в борьбе с Никитой Пустосвятом, Лазарем, Феодором, Аввакумом и другими, "противу имже, — по выражению надгробного слова, сказанного Симеоном Полоцким, — тако он стал, яко Петр противу Симону волхву, яко Павел противу Еллину волхву и Еллинским суесофом, яко Николай Чудотворец противу Арию и яко прочии исповедники святии противу иных еретиков". Взгляды на церковь и государство в их интимных отношениях были высказаны Павлом на соборе 1666—67 гг. при подписании акта о низложении Никона, где говорилось, между прочим, что патриарх должен быть "послушлив" царю "яко сущему в вящшем достоинстве и местнику Божию". Павел, а вместе с ним и митрополит Рязанский Иларион, отказались подписаться под актом и удалились из заседания. Действия их навлекли на них опалу и со стороны царя, и со стороны восточных патриархов: они должны были отказаться от своих мнений относительно достоинства патриарха и покаяться перед царем. Несмотря на просьбу о ходатайстве перед государем, поданную ими патриархам, они подверглись, однако, значительному наказанию, именно временному запрещению совершать богослужение; кроме того, Павел был отрешен от блюстительства патриаршего престола. Иные, согласные с взглядами правительства, воззрения Павла высказались в борьбе с Никоном: на том же соборе 1666—67 гг. он был одним из наиболее заметных противников Никона. Между этими иерархами была жестокая вражда, и вражда не из-за убеждений, а, можно думать, личная, — у Никона она возникла естественно, благодаря замещению Павлом вакантного патриаршего престола вследствие удаления Никона после смещения местоблюстителя митрополита Ионы. Еще задолго до начала собора Павлу приходилось исполнять такие поручения, то царя, то патриархов, которые были неприятны Никону. Но вражда была еще давнее. Уже в 1660 г. Никон обвинял Павла, тогда еще Чудовского архимандрита, вместе с митрополитом Крутицким Питиримом, в намерении его отравить, — "и он было отравил, да едва Господь помиловал: безцем камнем да индроговым песком отпился". Как объяснилось на розыске, обвинение было ложное; но оно интересно, как характеристика отношений Павла и Никона.

Богословско-литературная сторона деятельности Павла выразилась, главным образом, в порученном ему собором 1674 г., как знатоку греческого языка, надзоре за переводом Библии; самый перевод был предложен Епифанию Славинецкому при сотрудничестве других лиц. За смертью обоих главных участников перевода, — и Павла, и Епифания, предприятие их не было доведено до конца. Другой труд Павла касается русского церковного пения; это именно "извещение о согласнейших пометах вкратце изложенных со изящным намерением требующим учитися пения". Составление этого сочинения имело целью устранить разногласие в знаменном пении и, можно думать, имело ближайшим поводом издание сочинения монаха Евфросина "Сказание о различных ересях и о хулениях на Господа Бога и пречистую Богородицу, содержимых от неведения в знаменных книгах". По поручению царя Алексея Михайловича Павел пригласил знатоков этого дела "добре ведущих знаменное пение и знающих того знамени лица их, разводы и попевки московского, что христианов и усольских и иных мастеров в попевках именуются". Ближайшее участие в этом труде принял некто Александр Мезенец, на что указывают, между прочим, его вирши, приложенные в конце сочинения. Надо еще отметить духовное завещание Павла, имеющее преимущественно поучительный характер; составление его приписывается, впрочем, с большей вероятностью Симеону Полоцкому, чем Павлу.

Как оратор, Павел пользовался большой известностью; благодаря этому обстоятельству, ему часто приходилось говорить в торжественных случаях (например при встрече и проводах восточных патриархов в 1666—67 гг.); ему же поручали говорить и переводы речей иноземных духовных лиц после произнесения их последними на греческом языке. К сожалению трудно сказать, есть ли между теми речами, которые он говорил, им самим сочиненные; на это сомнение наводит то обстоятельство, что, как известно, Павел часто пользовался помощью своего близкого друга Симеона Полоцкого: на подлинниках многих речей Симеона Полоцкого, сохранившихся в Московской Синодальной Библиотеке, попадаются приписки его рукой: scripsi iussu ill-mi Рauli, na roskazanie metr. Paula, и т. п. Можно думать, что и переводы речей восточных патриархов составлялись заранее тем же Симеоном: в "Выходах патриарших" есть указание, что после речи патр. Паисия "по писму по тетради молудестовой Павел митрополит Сарский ту же речь по-русски говорил"; в другом месте сказано, что Паисий сам передал Павлу перевод после произнесения речи. Несомненно, Симеону было выгодно оказывать услуги Павлу ввиду большого значения последнего при дворе и среди духовенства.

Как человек, Павел оставил по себе добрую память. Известны его многочисленные пожертвования монастырям, главным образом, обители св. Всемилостивого Спаса, иже на Новом, где он принял монашество; известны также его милостыня, раздача пищи беднякам и т. п. В то же время он известен своей любовью к научным занятиям и редким трудолюбием; у него в доме, по словам Симеона Полоцкого, "не ины беседы бываху, точию рассуждения богословская о различных трудностях священного писания, ту состязания философская совершахуся"; в другом месте тот же писатель называет дом его "училищем мудрости".

При погребении Павла Симеоном Полоцким было произнесено надгробное слово, дающее много материала для уяснения личности этого иерарха. Похоронен он в Новоспасском монастыре.

Н. Соловьев, "Сарайская и Крутицкая епарх.", 84—91 ("Чтен. в Моск. Общ." 1894, III); Белокуров, "К биогр. Павла, митроп. Сарского и Подонского", где напечатаны: 1) Слово при погреб. Павла, 2) Хартия Новоспасс. мон-ря архим. Иосифа о пожертвованиях митроп. Павла, З) Духовное завещание митроп. Павла (в "Христиан. Чтении" 1886, №3—4, с. 593 и след.); Строев, "Библиологический словарь", СПб., 1882, стр. 221; Евгений, "Словарь исторический о писателях духовного чина", СПб., 1827, II, 143—144, и I, 180—181; Филарет, "Обзор русск. духовной литературы", СПб., 1884, I, № 222; Макарий, "История русск. церкви", т. XIII, гл. III, и т. XII, гл. II (где указаны и другие источники); Татарский, "Симеон Полоцкий", СПб., 1886, стр. 108—111; Л. Майков, "Симеон Полоцкий" (в "Очерках из истории русской литературы ХVII и XVIII ст.", СПб., 1889, стр. 39, 48, 49); Ундольский, "Библиотека Павла, митрополита Сарского и Подонского" (в "Временнике Имп. Моск. Общества истории и древностей", т. 5, отд. З, стр. 65 и след.); Ундольский, "Замечания для истории церковного пения в Poссии", М., 1846, стр. 12—14; Сахаров, "О русск. церковном песнопении" (в "Журнале Мин. Нар. Просв." 1849, т. 61, стр. 172—179); Строев, "Списки иерархов", стр. 163, 1036; Н. Д. "900-летие русск. иерархии 988—1888", М., 1888, стр. 40; Амвросий, "История росс. иерархии", I, 237; Филарет, "История русск. церкви", IV, 168—169; Соловьев "История России", XI, 340, 341, 358, 360, 369. Источники необработанные: "Слово по представлении почившего о господе... квр Павла, митрополита Сарского и Подонского в Вечери Симеона Полоцкого" ("Описание славянских рукописей Моск. Синодальной Библиотеки", II. 3, 216—218) и "Стихи надгробные Павлу митрополиту Сарскому" на греческ. языке и в славянском переводе (там же, стр. 250); "Выходы царей Михаила Федоровича, Алексия Михайловича, Феодора Алексиевича", М., 1848, сир. 424; "Чин избрания и возведения на патриаршество Новгородского митрополита Питирима" ("Дополн. к Актам историческим", т. VI, № 58); "Выходы патриаршие" (там же, т. V, № 26); "Деяния Московского собора 1666—1667 г." (кроме отдельного издания, напечатаны в тех же "Дополнениях", т. V, № 102, и в "Материалах для истории раскола", II, 49—144); речь Полотскому архим. Игнатию ("Древняя Росс. Вивлиофика", т. III); грамота в Колесникову пустынь ("Ярославские губ. ведом." 1853, № 41); письмо к Вологодск. архиепископу Симону ("Памятная книжка Вологодской губ. на 1860 г.", стр. 21).