РБС/ВТ/Прозоровский, Семен Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прозоровский, Семен Васильевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Притвиц — Рейс. Источник: т. 15 (1910): Притвиц — Рейс, с. 26—29 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Прозоровский, Семен Васильевич в дореформенной орфографии
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Прозоровский, князь Семен Васильевич, боярин, сын кн. Василия Александровича. В 1608 г. был в числе поезжан на свадьбе царя Вас. Ив. Шуйского, а за обедом «наряжал вина». В том же году, узнав, что поляки собираются осаждать Коломну, царь Василий Иванович послал на помощь к коломенским воеводам войско, под начальством кн. П. и Сукина. Они укрепили город, а затем побили много поляков и изменников, а остальных взяли в плен. В 1609 г. кн. П. был послан к боярину Ф. И. Шереметеву во взятый им приступом Касимов, с милостивым словом от царя за службу, что «служил и прямил» ему, но в то же время с выговором, что он «идет медленно, государевым делом не радеет». В 1612 г., в числе других сходных воевод, он был отправлен кн. Пожарским к полку кн. Дм. Мамстр. Черкасского, в разные города; в мае этого года он стоял на Угличе. В 1613 г. собственноручно подписался под грамотой об избрании на царство Мих. Феод. Романова. В том же году кн. П. и Вельяминов отпущены были из Ярославля помогать Пскову. Узнав об этом, боярин кн. Феод. Ив. Мстиславский писал царю, что находящиеся в Москве дворяне, дети боярские, атаманы и казаки обрадовались и готовы служить царю, но бьют челом, чтобы к ним был прислан воевода, для совместных действий с кн. П. против Заруцкого. В том же году кн. П. был воеводой в Тихвине; вместе с товарищем своим Л. А. Вельяминовым он отбил нападение шведов до прихода вспомогательного отряда, посланного царем под начальством Ф. К. Плещеева, и отнял у шведов наряд. За это тихвинское осадное сиденье кн. П. получил от царя серебряный золоченый кубок и соболью шубу, крытую «виницейским» бархатом. В следующем, 1614 г. кн. П. хлопотал о размене или выкупе русских и шведов, попавших в плен под Тихвином, и писал об этом гр. Делагарди. В 1615 г. назначенный быть в передовом полку во Мценске, он не поехал туда, несмотря на многократные присылки от имени царя, не из-за местничества с кем-нибудь, а вследствие болезни. В 1616 г. он был осадным воеводой в Москве от Фроловских ворот до Яузы, а в 1616 г. рындой в белом платье при приеме английского посла и в день нового 1617 года — при приеме кизилбашских послов. Через несколько дней, в Крещение, был отдан царем приказ, чтобы кн. Юрий Яншеев, Сулешев и кн. П. шли к Дорогобужу против Гонсевского и литовских людей, которые стоят между Дорогобужем и Смоленском; кн. П. велено было идти с передовыми людьми в Вязьму и ожидать там прихода кн. Сулешева, а затем быть им обоим вместе. В начале марта они доносили царю, что посылали против литовцев голов с дворянами, с детьми боярскими и с татарами; что они взяли в плен полковника Вонгля и многих польских и литовских людей, знамена, трубы, литавры. В мае они снова доносили царю о поражении ими приходившего под Дорогобуж полковника Чаплинского и о том, что они взяли в плен 240 человек. За обе эти победы царь посылал к князьям Сулешеву и П. с милостивым словом и с золотыми. После второй победы он велел им со всеми ратными людьми идти к Москве, а в Дорогобуже, Вязьме и Можайске указал оставить воевод, ратных людей и хлебные запасы и устроить укрепления. По возвращении в Москву, летом того же 1617 г., кн. П. дважды смотрел за царским обедом «в кривой стол», а осенью был рындой в белом платье при приеме кизилбашских послов. В 1618 г. он — осадный воевода в Москве за Яузою; осенью — рында в белом платье при приеме кизилбашских послов; в 1619 г., по Крымским вестям — полковой воевода в Переяславле Рязанском; в случае прихода к Переяславлю воинских людей, к нему должны были идти в сход воеводы из Михайлова и Пронска. В 1620—22 гг., за время его воеводства в Астрахани, город этот был укреплен: почти половина стены возведена каменная зубчатая, с воротами, башнями, валовыми окнами и бойницами, а остальная часть, вероятно вследствие недостатка в кирпиче, выстроена деревянная. Так как кн. П. взял невольно в какую-то казенную работу нескольких крестьян, принадлежавших Вознесенскому монастырю, то многие монастырские крестьяне разбежались, и в 1624 г. последовала царская грамота, об освобождении всех монастырских крестьян от казенных работ. В 1625—26 гг. он был воеводой в Вязьме, а в 1627 г., марта 18-го, из стольников назначен в дворяне, в день «Светлого Христова Воскресения ударил царю челом в комнате». В 1626, 1627 и 1630 гг. несколько раз был у государева стола, сопровождал его к Троице и был однажды у стола патриарха Филарета Никитича. В 1628—29 гг. — воевода в Путивле. Царской грамотой ему было предписано пересмотреть в соборной церкви, в монастырях и у мирских церквей на посаде и в уезде все употребляемые при церковных службах книги и сделать им опись. В 1629 г. он был отпущен с Путивля к Москве и был у царского стола; за Путивльскую службу пожалован половиной денежного оклада. В 1630 г. кн. П. присутствовал при приеме шведского посла, а в 1631 г., в январе, послан в Калугу. В половине мая он опять был в Москве в Золотой меньшой палате, при приеме шведского посла, а в начале августа отправлен на Волуйку для размена крымских пленных. В 1632 г., в конце февраля, при приеме в Грановитой палате посла турецкого султана, он «объявлял» его и дары его государю, в начале марта опять «являл» его царю, а в половине июня был при его отпуске. Осенью этого года кн. П. послан был в Ржеву-Володимерову, и с ним отправлен кн. Мих. Вас. Белосельский, чтобы собирать людей в Ржев и идти к Белой. Вскоре после того кн. П. писал царю, что они пошли со всеми людьми из Ржевы под Белую, и «Бельские сидельцы государю добили челом, и Белую сдали». По получении этого известия царь послал к кн. П. сына его, стольника кн. Петра Семеновича, с милостивым словом и с золотыми, а для лечения раненых к нему присланы, по его просьбе, два лекаря.

В августе 1632 г. под Смоленск было отправлено войско под начальством боярина M. Б. Шеина, а в следующем, 1633 г. на помощь к нему указано быть в сходе многим воеводам, в том числе с Белой князьям П. и Белосельскому. После неудачной попытки Гонсевского пробраться в Смоленск, пришел сам польский король Владислав. Ему прежде всего хотелось сбить русских с Покровской горы, где укрепился полковник русской службы Маттисон, а подле в острожке стояли князья П. и Белосельский. 28-го августа от этого острога был отбит с большим уроном коронный гетман; жители Смоленска сделали вылазку, овладели шанцами Маттисона, но были вытеснены сотнями, присланными князьями П. и Белосельским. Две недели спустя было произведено новое нападение на Маттисона и на острог кн. П., и русские с поляками бились двое суток; видя, что невозможно удержать городок на Покровской горе, московские воеводы вывели Маттисона ночью к себе в большой острог, причем много иностранцев перебежало к полякам. Получивши донесение об этом, царь писал M. Б. Шеину, что если кн. П. затруднительно стоять в своих таборах, а пешим людям сидеть в земляных городках, то пусть кн. П. идет в обоз к Шеину, чтобы все войско находилось в одном месте. Вслед за этим Шеин донес царю, что кн. П. перешел в большой обоз за Днепр; что, по уходе русских, сам король Владислав осматривал покинутые ими окопы, и что, по словам поляков, огромные валы равнялись высотою стенам Смоленска, и было бы пролито много крови, если бы пришлось добывать их приступом. В ответ на это царь писал Шеину и кн. П., что они сделали хорошо, что стали со всеми людьми вместе, и уведомил их, что посылает к ним помощь. В это время поляки в тылу у Шеина сожгли Дорогобуж, где были сложены запасы для войска, а в начале декабря в русском стане открылась сильная смертность. После долгих колебаний, Шеин вступил в мирные переговоры с Владиславом, согласился на исполнение предъявленных им требований и ушел с войском в Москву. Там он был встречен, как изменник и был допрашиван, равно как и А. В. Измайлов, кн. П. и Белосельский, «для чего Смоленский острог покинул». После этих допросов Шеин и Измайлов были казнены, кн. Белосельский освобожден от смертной казни только потому, что был болен, а кн. П., «по упрашению — как сказано в приговоре — царицы Евдокии Лукьяновны, царевичей и царевен, и для твоей князь Семеновой прежней службы, да и для того, что ратные люди, дворяне и дети боярские всех городов, которые были на государеве службе под Смоленском и Немецкие полковники и Немцы в расспросе сказывали, что под Смоленском служба твоя ко Государю и раденье было и с Литовским королем и с Литовскими людьми бился и государевым людем на боех своим полком помочь чинил во всем, а до большого промыслу не допустил тебя Михайло Шеин и в государеве деле не слушал тебя ни в чем», был помилован: он и Белосельский были приговорены к ссылке в Сибирь, жен и детей их велено разослать по городам, а поместья и вотчины «со всеми животы и с хлебом» отписать на государя. Через месяц, однако, 20-го мая 1634 г., царь Михаил Федорович пожаловал, не велел у кн. П. отписывать поместий и вотчин, кроме нижегородских, которые розданы в раздачу. Вместо Сибири кн. П. со всей семьей был послан, под надзором Загряжского, из Москвы в Нижний Новгород, а нижегородскому воеводе В. П. Шереметеву велено дать им в городе двор для жилья и указать, в какую церковь ходить к службам. Кн. П. прибыл в Нижний 17-го июня, а 20-го сентября царь писал уже Шереметеву об отпуске его с женой и детьми в Москву.

В 1635 г. кн. П., по царскому указу, ездил вместе с боярином кн. И. И. Шуйским встречать гроб царя В. И. Шуйского, двадцать три года пробывший в Польше. В 1635—1654 гг. он изредка обедал у царей Михаила и Алексея и у патриархов, сопровождал царей к Троице и бывал иногда отправляем вперед, «для делания станов». В 1636 г. он являл царю Михаилу в Золотой подписной палате посланников польского короля Владислава. В 1637 г. был, по крымским вестям, осадным воеводой в Москве за Яузою, а в 1638 г. воеводой в Веневе, где возвел укрепления: у веневской засеки, у р. Осетра, земляной город, с четырьмя башнями по углам, с двумя воротами и с шанцами, а кругом — широкий и глубокий ров. На донесении об этом кн. П. помета: «Государь указал, велел отписать, что делать учнет земляное и что сделал и то добро и за то похвалить». В 1639 г. кн. П. был назначен присутствовать в Судном Московском Приказе и в том же 1639 г. по два раза дневал и ночевал у гроба царевичей Ивана и Василия Михайловичей. Весной он наблюдал, как доделывали земляной город и выкладывали ров за Москвою рекою, за Чертольскими воротами, до Тверской улицы. В 1640 г. он объявлял кизилбашского гонца, в 1642 г. — турецкого посланника, в 1644 г. — Литовского гонца и датских послов, а в конце января этого года «звал к столу» в Грановитой палате датского королевича Вольдемара. В 1642—43 гг. он присутствовал в Ямском Приказе.

В 1645 г., при вступлении на престол царя Алексея Михайловича, кн. П. приводил в Москве ко кресту, вместе с Чудовским архимандритом Кириллом, боярином Н. И. Одоевским и разрядным дьяком Волошениновым. В этом же году он — воевода в Мценске, и велено ему идти за татарами в Курск. В 1646 г., в Успеньев день, пожалован в бояре, в 1646—48 гг. присутствовал в Ямском Приказе, в 1647—49 гг. часто «оставался на Москве» во время «походов» царя Алексея к Троице, в Саввин монастырь, в с. Коломенское, с. Хорошево и с. Покровское. В 1648 г., на первой свадьбе царя Алексея, был в сидячих боярах у государя, а жена его Марья Семеновна — в сидячих боярынях. В том же году назначен для предварительных работ по составлению задуманного царем Алексеем Михайловичем «Уложения». В 1649 г. — воевода в Путивле по крымским вестям. В том же году кн. П. писал Тимошка Анкудинов, выдававший себя за кн. Ивана Вас. Шуйского — внука царя Василия Ивановича, что за ним есть «великое царственнейшее дело и слово и тайна», и просил прислать к себе скрытно верного человека, которому бы он мог передать эту тайну. Получив письмо Анкудинова, кн. П. отправил ему с подьячим Мосолитиновым грамоту, в которой, между прочим, сказано: «Тебе бы ехать ко мне в Путивль тотчас безо всякого опасенья, а великий государь тебя пожаловал, велел принять и в Москву отпустить». По этому письму Анкудинов решил было ехать в Москву, но потом раздумал, говоря, что если его государь пожаловал, «то прислал бы свою грамату имянно, что пожаловал кн. Ивана Шуйского, велел ехать в Москву безо всякого сомнения, а то меня обманывают». В 1651 г. войсковой писарь войска Запорожского Иван Выговский вызывался писать в Путивль кн. П. о сношениях Хмельницкого с польским королем и с крымским ханом, при условии, чтобы это осталось в тайне, так как иначе ему не миновать наказания. В конце этого года Хмельницкий велел сказать кн. П., а потом писал ему, что не верит полякам. В 1654 г., мая 18-го, царь Алексей выступил в Литовский поход; большим полком предводительствовал боярин кн. Я. К. Черкасский, а товарищами при нем были: шурин его кн. Сем. Вас. Прозоровской и кн. А. Ф. Литвинов-Мосальский. Три года спустя, оба они были у царя за столом в передней палате, а после стола государь жаловал их шубами, кубками и придачами к старым их окладам за участие в вышеупомянутом походе. О трех последних годах жизни кн. П. (1657—60 гг.) сведений не сохранилось. Он умер 14-го сентября 1660 года, приняв схиму с именем Сергия, и погребен в Новгородском Тихвинском Богородицком монастыре. Кн. С. В. Прозоровский местничался: с кн. Н. П. Борятинским, И. М. Сопленком-Бутурлиным, Г. Б. Кокоревым, С. И. Меньшого-Волынским, кн. В. и Ф. С. Куракиными, кн. А. Ф. Литвиновым-Мосальским, Б. И. Нагим, Г. А. Глазуном-Плещеевым, кн. Г. В. Тюфякиным и кн. Ю. Д. Хворостининым.

«Др. Росс. Вивл.», т. XIII, стр. 123, 127, 175, 179, 193; т. XX, стр. 95, 103, 104; «Указ. к бояр. книгам»; «Акты Арх. Эксп.», т. III, стр. 14, 294, 299—306, 338—340, 346, 367, 375, 377, 382, 383, 489—491, 493—495; том IV, стр. 46; «Акты историч.», т. III, стр. 216, 318, 319, 390; «Доп. к акт. ист.», т. II, стр. 11, 22, 23, 56; т. III, стр. 261—263; т. IV, стр. 32; т. VIII, стр. 91; «Собр. Гос. гр. и дог.», т. І, стр. 638; т. II, стр. 595; т. III, стр. 171, 172, 333, 343; «Разр. кн.», т. І и II (см. указатель); «Дворц. разр.», тт. І, II, III и доп. к III тому; «Русск. Ист. Библ.», тт. II, VIII, IX, X (см. указатели); «Опис. Гос. Разр. Арх.», стр. 178, 210; «Опис. док. и бум. Моск. Арх. Мин. Юст.», т. II, стр. 97; «Акты Московск. государства», т. II; И. Голиков, «Деяния Петра В.», т. XII, стр. 246; 448, 510, 535, 568, 570; т. XIII, стр. 6 и 7; С. Соловьев, «История России», т. VIII, IX и X; Долгоруков, «Росс. родосл. кн.», т. І, стр. 190; Карамзин, «Ист. госуд. Рос.», т. XII, стр. 81, 99, пр. 411; А. Маркевич, «История местничества», стр. CXVІII; «Историко-статист. описание Тихвинск. Богородицк. монастыря», С.-Пб., 1888 г., стр. 172—173, 187.