РБС/ВТ/Прянишников, Федор Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прянишников, Федор Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Притвиц — Рейс. Источник: т. 15 (1910): Притвиц — Рейс, с. 108—111 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Прянишников, Федор Иванович в дореформенной орфографии


Прянишников, Федор Иванович, действительный тайный советник, член Государственного Совета (брат предыдущего); родился в Перми 2-го февраля 1793 г. и после пребывания в Московском университетском Пансионе был с ранних лет определен на службу канцеляристом в канцелярию государственного казначейства (в 1804 году), где прослужил до 29-го декабря 1809 г., а в феврале 1810 г. перешел в Экспедицию для ревизии счетов, но уже в сентябре следующего года определился в Канцелярию Министерства Финансов, откуда затем (в феврале 1814 г.) перешел в Департамент податей и сборов. В мае 1819 года Прянишников был перемещен на службу в Департамент Народного Просвещения чиновником для особых поручений, но и здесь служил недолго: 16-го мая 1824 г. он был назначен в особую Канцелярию при главноначальствующем над почтовым Департаментом.

Император Николай I, вступив на престол, не замедлил обратить внимание на почтовую часть, которая состояла в заведовании князя A. Н. Голицына. Эта часть государственного управления требовала многих и существенных преобразований, далеко не соответствуя той степени благоустройства, на которой почтовое дело находилось в то время уже во многих заграничных государствах и в особенности в Англии. Государь приказал князю A. Н. Голицину командировать в Англию способного чиновника для ближайшего ознакомления с ее почтовыми учреждениями. Выбор Голицына пал на Прянишникова, знавшего английский язык и обратившего уже на себя внимание начальства своею усердною службою. Он отправился, в мае 1827 года, в Англию и по возвращении своем (в июне 1828 г.) представил подробные сведения о местных порядках почтового делопроизводства и об общем устройстве почтовой части. Кроме того, на основании собранных им сведений, Прянишников представил свои соображения о преобразовании почтовой части в России. Соображения эти были рассмотрены в Комитете и представлены Его Величеству. Император Николай остался очень доволен трудами Прянишникова и сказал кн. A. Н. Голицыну: «Этого человека не упускай из виду». Вскоре Прянишников получил орден св. Владимира 3 степени (1829 г.), был произведен в статские советники (1830 г.) и назначен помощником С.-Петербургского почт-директора (1-го января 1831 г.). В 1834 году произведенный в действительные статские советники, П. 11-го ноября 1835 года назначен С.-Петербургским почт-директором и за успешное осуществление реформ по почтовому ведомству был награжден орденами св. Станислава 1-й степени и св. Анны 1-й степени.

Вскоре Император Николай, по собственному усмотрению, назначил П. (в 1841 году, 8-го декабря) директором Почтового Департамента с оставлением в должности почт-директора. Занимая этот пост, П. принес много пользы тому делу, которому он служил. В то время состояние дорог в России было крайне неудовлетворительно, шоссейных дорог было до крайности мало, железных дорог еще не существовало, телеграфы — отсутствовали, пересылка писем совершалась медленно с различною за это платою, смотря по расстояниям, и денежные знаки перевозились по почте из одного конца России в другой. Служащие по почтовому ведомству получали самое жалкое содержание. Прянишников, при помощи усердных сотрудников, осуществил следующие мероприятия по почтовой части: 1) невзирая на значительность расстояний различных местностей нашей Империи была введена повсеместно одинаковая плата за письма и одинаковый счет; 2) для облегчения почтовых сношений составлены и заключены почтовые конвенции с Австриею и Пруссиею (в 1843 г.), со Швециею (в 1846 г.), Грециею (1848 г.); 3) для удобства переездов частных лиц учреждены в 1839 году особые почтовые кареты, ходившие по разным трактам, а также устроено почтовое срочное пароходство между Штетином и Любеком (в 1845 году); 4) в обеих столицах учреждены городские почты для пересылки корреспонденции в пределах столиц; 5) учреждена выписка из-за границы газет и журналов за умеренную цену при посредстве почтового управления; 6) сооружено немало новых почтовых зданий и 7) внутреннее устройство почтамтов преобразовано на новых началах. Нельзя не упомянуть и о том, что заботливость Прянишникова о своих подчиненных значительно оградила станционных смотрителей и почтмейстеров от произвола проезжающих. Все эти нововведения были встречены с большим сочувствием и снискали Прянишникову признательность общества. Вскоре он был командирован в Варшаву и составил проект новых оснований устройства почтового дела в Царстве Польском, в видах предположенного тогда присоединения почтовой части Царства к общей почтовой администрации Империи. В 1854 году Прянишников, по расстроенному здоровью уволенный от должности директора Почтового Департамента, был назначен прямо членом Государственного Совета по Департаменту гражданских и духовных дел; в 1856 году Император Александр II назначил его почетным опекуном, а в 1857 году произвел в чин действительного тайного советника с назначением главноначальствующим над Почтовым Департаментом. — Прянишников стал снова заботиться о возможном благоустройстве почтовой части в России и за труды свои удостоился получить золотую табакерку, украшенную бриллиантами, с портретом Его Величества, орден св. Александра Невского, алмазные к нему знаки и, наконец, орден св. Владимира 1-й степени.

Кроме занятий по почтовому ведомству, Прянишников был приглашаем в разные Комитеты, как-то: Контрольный, бывший под председательством князя Гагарина и Высочайше учрежденный для приискания средств к сокращению делопроизводства по гражданскому ведомству, а также по построению Исаакиевского собора (за труды по сему последнему Комитету Прянишников удостоился получить золотую табакерку с портретом Его Величества, украшенную бриллиантами). Кроме того, в последние годы Прянишников занимался проектом об улучшении тюрем в особой Комиссии, доклад которой удостоился следующей Высочайшей резолюции: «Искренно благодарю членов Комиссии за дельный их труд».

Помимо этого, Прянишников еще с 1833 года, по Высочайшему повелению, состоял почетным членом Совета Императорского Человеколюбивого Общества, а затем был действительным его членом. По своей природной наклонности к благотворительности, он принял участие в занятиях Общества посещения бедных, председателем которого был герцог Максимилиан Лейхтенбергский, и явился одним из деятельнейших членов этого Общества.

Кроме того, назначенный почетным опекуном С.-Петербурского Опекунского Совета и Членом главного Совета женских учебных заведений, Прянишников управлял С.-Петебургским Николаевским Сиротским Институтом и Александровским Сиротским домом.

Расстроенное напряженными трудами здоровье побудило его просить в 1863 г. увольнения от занимаемой им должности, на что и последовало Высочайшее соизволение. Прянишников сохранил звание члена Государственого Совета и в течение остальных семи лет жизни медленно угасал. После долгой борьбы со смертью он скончался 28-го апреля 1867 года; погребен он на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря в С.-Пб.

Прянишников оказал немало услуг обществу в области художества и литературы вообще. Состоя с 1852 года почетным членом Императорской Публичной Библиотеки, он много содействовал увеличению сокровищ этого книгохранилища и передал ему немало драгоценных книг и бумаг, как напр. в 1851 году значительное число басен Крылова, писанных и исправленных рукою бессмертного баснописца, в 1867 г. — печатную библию на церковно-славянском языке, напечатанную в 1780 году и принадлежавшую одной из масонских лож. Он также подарил Публичной Библиотеке прекрасный портрет известного Н. И. Новикова, духовное завещание короля Прусского Фридриха Вильгельма III, несколько гипсовых барельефов, снятых с барельефов Исаакиевского собора, и т. д. Независимо от этого, Прянишников пожертвовал до 2000 томов, по преимуществу исторического содержания, в библиотеку Новороссийского университета; много книг на русском языке полиграфического содержания, а на иностранных языках собрания сочинений, относящихся к истории изящных искусств — в Московский Румянцовский Музей; много книг в Карамзинскую библиотеку в Симбирске, в библиотеку имени Жуковского в Белеве и в читальню Белградской публичной библиотеки. Все эти книги и сочинения были постепенно в продолжение всей жизни собраны и приобретены Прянишниковым, который не был простым любителем книг, но просвещенным библиофилом, любящим и понимающим их достоинство и ценность.

Нельзя не упомянуть еще об издании, предпринятом Прянишниковым вместе с Сапожниковым: он задумал составить ряд картин, в которых главнейшие события из Священной Истории, будучи изображены в хронологическом порядке, художественно, являлись бы вспомогательным учебником священной истории и вместе с тем приучали бы детей заблаговременно к хорошему вкусу и правильной оценке художественных произведений. Это издание под заглавием «Ветхий Завет в картинах» явилось в 1848 году и было посвящено герцогу Лейхтенбергскому. Оно имело также целью занять русских художников трудом полезным для изящных искусств и для воспитания юношества.

Будучи большим и серьезным любителем художеств, Прянишников много лет состоял членом С.-Петербургской Императорской Академии Художеств, Московского Художественного Общества и Общества поощрения художеств. Он поощрял бедных художников, оказывая им материальную поддержку, что, между прочим, выражалось покупкою картин у даровитых, но бедных художников и, продолжаясь непрерывно, привело к составлению столь известной картинной галереи русских художников, которая удивляла и соотечественников, и иностранцев произведениями русской кисти. Эта галерея в настоящее время украшает художественное отделение Московского Публичного Румянцовского Музея: она была приобретена императором Александром II у самого Прянишникова и подарена Музею. Ф. И. Прянишников принадлежал также к числу масонов и одно время (в 1818—1819 гг.) исправлял должность секретаря в существовавшей тогда в Петербурге ложе «Умирающий Сфинкс», основанной известным А. Ф. Лабзиным, с которым его связывали узы тесной дружбы.

«Портретная галерея», Мюнстера, т. I, стр. 104; А. Ивановский, «Федор Иванович Прянишников и его картинная русская галерея», С.-Пб. 1870 г.; «Месяцеслов» на 1868 год; «Русский Архив» 1896, т. III, ст. 155; 1895, т. II, ст. 123; 1893, т. I, ст. 425; 1897 г., II, ст. 114; «Русский Инвалид» 1867 года, № 122; «Биржевые Ведомости» 1867 г., № 17; «Иллюстрированная Газета» 1867 г, № 18; «Новое Время» 1870 г., № 35; «Отчет Императорской Публичной Библиотеки» за 1867 и следующие года; «Северная Пчела» 1860 г. (несколько слов о Картинной галерее дейст. т. с. Прянишникова); «Библиотека для чтения», 1850 г., т. 99: Живопись во Франции, статья Мацкевича; «Русский Вестник» 1844 г (статья Каменского); «Современная летопись» 1867 г. № 48; «Картинные Галереи Европы. Собрание замечательных произведений живописи различных школ Европы», С.-Петербург. 1842 г.; «История Министерства Внутренних Дел», Варадинова, а также — составленная ко дню столетия министерства (т. III.); «Воспоминания Ан. Ев. Лабзиной», изд. Б. Л. Модзалевским, С.-Пб. 1903; «Русский Худож. листок» Тимма, 1852 г., № 26 (о карт. галерее); Н. В. Сушков, Моск. Унив. Благор. Пансион, стр. 33; И. Я. Селезнев, 50-летие IV Отдел. Собств. Е. И. В. Канцелярии, С.-Пб. 1878, прил., ст. 31 и 40; «Москвитянин» 1853 г., кн. 4, стр. 97—114 (описание его галереи); Записки В. А. Инсарского, С.-Пб. 1898, стр. 413—446: