РБС/ВТ/Феогност (митрополит киевский и всея Руси)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Феогност (митрополит киевский и всея Руси)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яблоновский — Фомин. Источник: т. 25 (1913): Яблоновский — Фомин, с. 236—238 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭСГ : ЭСБЕРБС/ВТ/Феогност (митрополит киевский и всея Руси) в дореформенной орфографии


Феогност, митрополит киевский и всея Руси, по происхождению константинопольский грек, поставлен в русские митрополиты в Константинополе в конце 1327 или начале 1328 г., ум. 11 марта 1353 г. Прибыл на Русь, вероятно, в 1328 г., сначала в Волынскую землю, где в мае месяце этого года поставил владимирского и галицкого епископов, при участии всех тогдашних иерархов Галицко-Волынской земли. Участие последних иерархов, входивших в состав особой литовской митрополии, свидетельствует, что к тому времени — может быть, еще до выезда Ф. из Константинополя и по его стараниям — указанная митрополия была упразднена, и новый киевский митрополит являлся таким образом действительным первоиерархом безраздельно всей Руси. В том же 1328 г. Ф. прибыл в Москву, которая становится его кафедральным городом. Решение его основаться здесь, а не во Владимире, как следовало бы, имело громадные политические последствия. Благодаря этому решению стольный город московских князей приобретал значение церковной столицы Руси. В нем сосредоточивались все нити управления церковной частью страны, притягивавшие отдельные и самые отдаленные области к одному месту, и стекались богатые материальные средства русской церкви. Присутствие митрополита в этом городе освящало церковным авторитетом все действия его князя и придавало им сугубую силу. Это было то самое, к чему всегда упорно стремился великий князь московский Иван Данилович, чего он достиг отчасти при предшественнике Ф., св. митр. Петре, и что по смерти Петра неудачно пытался обеспечить на будущее время путем выбора и поставления в митрополиты своего, московского кандидата. Такое совпадение митрополита с великим князем в общих намерениях касательно судьбы церкви и московского княжества и даже прямо полное единение с последним во всех его политических замыслах характеризует и последующую деятельность Ф. Так, по прибытии в Москву Ф. по собственной инициативе начинает заботиться о внешнем украшении города, чтобы дать ему и в этом отношении возможность соперничать с богатым Владимиром, и побуждает к тому же и Ивана Даниловича. В древнее время главное украшение городов составляли храмы, поэтому Москва стала застраиваться каменными церквами. Продолжая постройку заложенного еще при митр. Петре Успенского храма, Ф. в 1329 г. построил две каменные церкви — ап. Петра и Иоанна Лественика; в 1330 г. князем заложена была каменная церковь Спаса на Бору; в 1333 г. им же построена каменная церковь Архангела Михаила. Той же цели возвышения Москвы — и одновременно митрополичьей кафедры — служило и прославление митр. Петра, первого митрополита, жившего и погребенного в ней. Еще до приезда Ф. у мощей святителя стали совершаться чудеса, которые не прекращались и по его прибытии. Ф. воспользовался своими связями с патриархией и исходатайствовал в июле 1339 г. разрешение канонизовать митр. Петра. С причислением митр. Петра к лику святых Москва стала не только городом выдающейся политической важности, но и местом, к которому очевидно для всех явлено особое Божие благоволение. В 1329 г. Ф. пришлось оказать вел. князю и чисто политическую услугу. В 1327 г. в Твери восставшим народом был убит ханский посол и его свита. Тверской князь Александр Михайлович, он же и великий князь Владимирский, будучи замешан лично в это дело, бежал от ханского гнева во Псков. Хан Узбек передал тогда великое княжение московскому князю и потребовал от него поимки и доставки беглеца к себе. В 1329 году, во время пребывания Ф. в Новгороде, для исполнения этого требования великий князь Иван вместе с другими русскими князьями осаждали Псков, но безуспешно. Чтобы сломить упорство защитников города, кн. Иван и другие князья решили просить Ф. наложить церковное отлучение на тверского князя и псковичей. Им пришлось, однако, «увещевати и молити» митрополита прежде, чем тот исполнил их просьбу. После этого тверской князь удалился в Литву, и с него и псковичей снято было отлучение. Тем же постоянным помощником московского князя в его государственных стремлениях является Ф. и при преемнике Ивана Даниловича, его сыне Симеоне Гордом. Не довольствуясь личным содействием осуществлению московских интересов, он принял меры к тому, чтобы этим интересам оказывалось содействие и его преемником. По соглашению с кн. Иваном, после его смерти, в 1340 г. он выбирает своим митрополичьим наместником, в качестве предызбранного кандидата в митрополиты, известного своей преданностью этим интересам св. Алексия.

В 1329 г., на другой год по прибытии в Москву, Ф., как упомянуто выше, ездил для административных целей в Новгород. Оттуда он возвратился в Москву и там, а может быть частью во Владимире, в конце 1329 г. и начале 1330 г. поставил епископов на ростовскую, суздальскую и тверскую кафедры. С марта-апреля 1330 г. по апрель-май 1332 г. он пробыл в Галицко-Волынском крае. Причиной поездки туда несомненно были дела, связанные с открытием особой галицкой митрополии. Неизвестно, каким образом Ф. удалось достичь закрытия этой митрополии уже к августу 1331 г.: галицкий епископ в качестве рядового иерарха участвует в этом месяце в поставлении митр. Ф. черниговско-брянского епископа. 25 того же августа Ф. был во Владимире-Волынском, где поставил новгородского архиепископа Василия. Вскоре за тем Ф. отказал прибывшему от псковичей посольству о поставлении для них особого от Новгорода епископа. Из галицко-волынской Руси он ходил зачем-то в Константинополь, откуда через Орду возвратился в Москву весной 1333 г. В 1337—38 гг. вновь была открыта галицкая митрополия. Из греческих актов об упразднении ее известно, что открытию предшествовали какие-то нелады между будущим митрополитом галицким, епископом и другими епископами Галицко-Волынского края и что первый по жалобам вторых должен был подвергнуться суду митр. Ф. Избегая именно этого суда, галицкий епископ ушел в Царьград и там исходатайствовал себе назначение митрополитом. Ф. неоднократно подавал патриарху жалобы на нового митрополита и просьбы о закрытии митрополии, но до 1347 г. не имел успеха. В этом году почти одновременно произошли перемены на императорском и патриаршем престолах, и новые император и патриарх, получив от вел. князя и Ф. грамоту по этому делу, не замедлили исполнить их желание. В 1340 г. Ф. посетил Брянск, где был свидетелем народного возмущения против кн. Глеба Святославича и тщетно старался спасти последнего от смерти. В 1341 г. Ф. был вместе с вел. князем в Торжке и затем в Новгороде «с многими людми», причем «тяжко бысть (новгородским) владыце и монастырем кормом и дары». В 1342—43 гг. Ф. путешествовал в Орду для получения подтвердительного ярлыка от нового хана. Во время пребывания его там какие-то русские люди донесли хану, что у русского митрополита бесчисленно много злата, серебра и всякого богатства и что он вполне может платить в Орду ежегодную дань за себя и духовенство. Хан потребовал у Ф. этой дани, но тот мужественно противостоял всем утеснениям и истязаниям, раздарил 600 руб. хану, ханше и их приближенным и сохранил за русской церковью прежние льготы. Кроме ханского ярлыка, Ф. вывез из Орды еще ярлык от ханши Тайдулы, данный ему в знак ее покровительства. В 1346 г. Ф. ставил епископа в Ростов. В 1348—49 гг. снова ездил в Галицкую землю. После этого был в Костроме и держал там собор, о котором известно только то, что на нем был разрешен спор между рязанским и сарайским епископами о границах их епархий. В 1350 г., впав в тяжкую болезнь, Ф. отправил вместе с великим князем посольство к патриарху и императору с ходатайством о поставлении, в случае его смерти, в русские митрополиты не грека, а того лица из русских, которое будет прислано от великого князя. В 1351 г. он благословил на суздальскую кафедру епископа Даниила, бывшего под запрещением «за некую вину». В начале декабря 1352 г. ставит своего наместника Алексия во епископа владимирского. В 1353 г., перед самой смертью его, в Москве состоялось какое-то совещание великого князя с князем суздальским «про причет церковный». 11 марта этого года Ф. скончался и через четыре дня погребен был в Успенском соборе рядом с митр. Петром.

В 1475 г. гроб митр. Ф. был вынесен из Успенского собора, на время перестройки последнего, в церковь св. Иоанна под колоколами и возвращен на прежнее место 27 августа 1479 г. По сообщению летописи, в 1474 г. при гробе Ф. получил исцеление некий человек; «и сказаша митрополиту Геронтию и великому князю, они же неверием одержими беша, не повелеша звонити и всему городу славити его, но последи новую церковь сотвориша Богородицкую и заделаша мощи его, в землю покопавши, и покрова на гробнице каменной не положиша, и ныне в небрежении гроб его». Хотя в некоторых прологах XVII в. и встречаются под 27 августа записи о перенесении мощей «иже во святых отца нашего Феогноста, митрополита киевского», но несомненно, что ни в XVI, ни в XVII столетиях митр. Ф. еще не было установлено празднования в Успенском соборе. Установление этого празднования относится к XIX столетию.

Греческий историк Никофор Григора называет Ф. «мужем разумным и боголюбивым», наши летописи (Типографская и Воскресенская) — великим наставником. Тот же Григора сообщает, что митр. Ф., получив определение константинопольского собора 1341 г. с изложением учения о несотворенности Фаворского света, не согласился с этим учением и написал по поводу его многие пространные укоризны и обличения, которые доставил патриарху и епископам. В настоящее время известно только одно сочинение Ф., не считая грамоты от его имени на Червленный яр, которую, конечно, не он писал, — поучение на русском языке «к духовным чадом… о божественных писании, о смеренолюбьи, яко не подобает играти и смеятися бещанно… и якоже недостойнии приходять к божественным таинам, в муку себе в нетерпеливую в вергуть, и како подобает чтити честнаго и животворящаго креста». Может быть, не без ведома Ф. был составлен в его правление до 1340 г. сборник узаконений против симонии, под заглавием: «Книга, нарицаемая Власфимия». Находящийся в московской синодальной библиотеке требник, ложно носящий его имя и содержащий в себе обличение раскольников, составлен известным типографом петровского времени Ф. Поликарповым-Орловым.

«Полное Собрание Русских Летописей», тт. I, II, III, IV, V, VII и ХХІ. — «Рус. Истор. Библ.», т. 6, ч. 1, 2-е изд., СПб., 1908 г. — Евгений митр., «Словарь истор. о писат. дух. чина», ч. II, СПб., 1827 г. — Барсуков Н., «Источники русской агиографии», СПб., 1882 г. — Леонид, архим., «Св. Русь», СПб., 1891 г. — Макарий, митр., «История русской церкви», т. IV, СПб., 1886 г. — Филарет, архиеп., «Обзор русской духовной литературы», кн. 1, СПб., 1884 г. — Его же, «Русские святые», Чернигов, 1865 г. — Димитрий, архиеп., «Месяцеслов Святых», вып. VII, Тверь, 1898 г. — Голубинский Е., «История канонизации святых в русской церкви», изд. 2-е, М., 1903 г. — Его же, «История русской церкви», II т., 1-я пол., M., 1900 г. — Никольский Н., «Материалы для истории древнерусской духовной письменности» («Изв. отдел. рус. яз. и слов. И. A. Н.», 1903 г., т. VIII, кн. I).