РБС/ВТ/Фишер, Адам Андреевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фишер, Адам Андреевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 150—151 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Фишер, Адам Андреевич в дореформенной орфографии


Фишер, Адам Андреевич, профессор С.-Петербургского университета, род. в 1799 г. в Штейере (Австрия), умер в С.-Петербурге в 1861 г. Получив воспитание в Кремсмюнстерском иезуитском лицее, он завершил свое образование в 1819 г. в Венском университете и вскоре за тем вступил на педагогическое поприще. Будучи воспитателем у родственников И. С. Тургенева, Ф. попал в Россию и здесь имел случай познакомиться с гр. Уваровым, который назначил его в 1832 г. профессором философии в Главный педагогический институт, а затем и в университет. Ф. быстро понял, что обстоятельства, при которых ему пришлось выступать в качестве представителя философской кафедры, крайне неблагоприятны для философии, и что эта наука должна вести трудную борьбу за собственное существование. Политические и общественные движения нового времени нередко ставились в причинную зависимость от философских течений, и так как Россия не раз принимала на себя защиту исторических традиций, то понятна подозрительность, которую правительство питало по отношению к философии. Отсюда усилия Ф. представить эту науку совсем в другом свете («О ходе образования в России и об участии, какое должна принимать в нем философия», речь, СПб., 1835; «Сущность философии и отношение ее к авторитету» в «Журн. мин. нар. просв.», 1845, т. 45). По его мнению, «бесстыдная суетность XVIII века дерзко осмелилась ввести во всеобщее доверие, под священным именем философии, такие начала, которых философия не признавала». Эти разрушительные учения являются результатом «исступленного метафизического фанатизма» и «порождением глубокого нравственного разврата». Чтобы противодействовать распространению тлетворных идей, в среднеобразовательный курс было введено преподавание здравых начал естественного права, и Ф. было поручено заняться этим предметом; по этому поводу он написал статью: «О новейшем естественном праве» («Журн. мин. нар. просв.», 1836, т. 9; статья дальше введения не пошла). Философия должна быть одним из необходимых элементов образования; под охраной правительства, она «служит благотворным щитом, предохраняющим нас от гибельных следствий — лжеобразования, этого чудовищного порождения нашего века, которое, подобно нравственной язве, заражает и повреждает более и более дряхлеющее тело Европы». Цель философии (Вступительная лекция теоретической философии, «Журн. Мин. нар. просв.», 1845, т. 45) — познание первых оснований, первоначально узаконенных отношений и последних целей существующего. Источником ее служит опыт естественный и сверхъестественный, но каким бы путем ни достигалась истина, конечный источник ее — в Боге. Если Бог даровал нам как разум, так и откровение, то это доказывает, что мы должны принимать их, как дары, ниспосылаемые источником всякого блага, истины и гармонии и потому не состоящие между собою ни в каком противоречии, развивать их в совершенном согласии и пользоваться обоими для нашего спасения. Основаниями философии должны быть: священное уважение к религии, неколебимая верность Монарху и безусловное повиновение существующим законам. Больше всего Ф. интересовался психологиею, и по этому предмету ему принадлежат следующие труды: «Введение в опытную психологию» (по-русски, СПб., 1839, по-немецки — 1843) и «Взгляд на психологическую природу чувственного восприятия» («Журн. мин. нар. просв.», 1850, т. 27). Психологию он хочет «представить свободною от всякого умозрения, как простую опытную науку»; однако в своем анализе восприятия Ф. отступает от такого намерения и нередко находится под влиянием соображений, не имеющих ничего общего с наукою.

В университете Ф. читал сначала на французском, а затем на русском языке психологию, логику, нравственную философию, метафизику и историю философских систем, по учебникам Эрлиха, бывших в ходу в Австрии. В первые годы своей деятельности он пользовался большим успехом среди слушателей, но затем боязнь касаться философских вопросов, волновавших интеллигентные кружки тридцатых и сороковых годов была замечена слушателями, и аудитория Ф. опустела. В 1850 г., когда была закрыта кафедра философии во всех русских университетах, Ф. был переведен на кафедру педагогики, на которой и оставался до 1860 г., когда вышел в отставку. В 1843—1853 гг. Ф. состоял профессором философии в С.-Петербургской духовной академии. Он был также первым директором С.-Петербургской Ларинской гимназии (1835—1861) и в этом звании пользовался особенным расположением императора Николая I. Кроме поименованных трудов Ф. принадлежат: «Начертание логики», СПб., 1833; перевод на немецкий язык пространного катехизиса митроп. Филарета и литургии Иоанна Златоуста, а также учебник немецкого яз., имевший много изданий.

Архим. Гавриил: «История философии», Казань, 1840, ч. VI, стр. 148. — В. Григорьев: «Импер. СПб. университет», СПб., 1869. — «Пятидесятилетие СПб. Ларинской гимназии», СПб., 1886. — Ибервег-Гейнце: «История новой философии», СПб., 1890.