РБС/ВТ/Френ, Христиан Данилович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Френ, Христиан Данилович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 226—229 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕ : ADBРБС/ВТ/Френ, Христиан Данилович в дореформенной орфографии


Френ, Христиан Данилович (Christian Martin von Frähn), д. с. с. и ординарный академик Императорской Академии наук, род. 23 мая 1782 г. в городе Ростоке (в Мекленбург-Шверинском велик. герцогстве), умер 16 августа 1851 г. в С.-Петербурге. Ф. занимал весьма видное место между ориенталистами первой половины нашего века, преимущественно как основатель научной нумизматики мусульманского Востока. В России же с именем Френа связаны, кроме того, возникновение научного востоковедения вообще, открытие и обнародование новых материалов для истории Руси, славян и народов, обитавших и обитающих в пределах нынешней России, как булгар, татар, хазар и др., и, наконец, основание Азиатского музея при Академии наук.

Воспитание Ф. получил в Ростокском университете (1800—1803), где на него особенно влиял профессор богословского факультета О. Г. Тихсен (1734—1815). В то время, отчасти и поныне, в Германии преподавание восточных языков и древностей, преимущественно еврейских и арабских, возлагалось на профессоров богословия, так как изучение их предпринималось обыкновенно в интересах лучшего понимания книг Ветхого Завета при сравнении древнееврейских языка и древностей с другими родственными им семитскими языками. Случайно находимые на берегу Балтийского моря Куфические монеты, хранившиеся в велико-герцогском минц-кабинете, дали Тихсену повод заняться арабской нумизматикой и магометанскими древностями, и свою любовь к этим занятиям профессор заронил и в душу Френа, который впоследствии оставил далеко за собою своего учителя. Однако, за редкостью в те времена в Германии восточных памятников, молодой ученый не сразу попал на настоящую дорогу, и пробыв некоторое время в других германских университетах, а затем в Швейцарии в качестве частного учителя, в 1806 г. вступил приват-доцентом богословского факультета в свой родной университет. Жизнь приват-доцента, и еще при таком известном профессоре по той же кафедре, каков был Тихсен, представляла собою только ряд лишений и прозябание в неизвестности. Но скоро Френу представился благоприятный случай сразу выдвинуться на научном поприще. В новооткрытом (1804) Казанском университете была учреждена также кафедра восточных языков, которую решено было сначала заместить иностранным специалистом, и по рекомендации Тихсена она была предложена Френу, который 3 октября 1807 г. и прибыл в Казань. В Казани Ф., правда, не нашел тех научных средств, которые существовали в старинных немецких университетах (даже не нашлось латинского шрифта для напечатания сочинения), но взамен этого он там нашел то, что для него было гораздо важнее: много восточных рукописей и восточных монет, дотоле совсем неизвестных ученой Европе. Уже первый труд Френа по этой части, посвященный описанию 17 неизвестных мусульманских монет и напечатанный (по вышеуказанной причине) на арабском языке, обратил на него внимание ученых ориенталистов, знаменитейший из которых, Сильвестр де Саси в Париже, дал весьма лестный отзыв об этом сочинении и всячески поощрял молодого автора продолжать свои изыскания по этой отрасли науки. В следующие года Ф. действительно представил описание нескольких частных коллекций восточных монет, хранившихся в Казани и других городах, подробно останавливаясь на неизвестных до того времени монетах восточного халифата, династий Саманидов, волжских булгар, татарских владетелей и др. Исследование этих монет привело Френа к изысканиям о местах их чеканки, о хронологической последовательности династий, о титулах владетелей и т. п., так что мало-помалу он захватывал в круг своих исследований почти всю область мусульманской археологии. В конце 1815 г. умер профессор Тихсен; Ф. был избран на его кафедру в Ростокском университете и принял избрание, но, проезжая по пути в Росток чрез С.-Петербург и познакомившись с богатым собранием восточных монет при Академии наук, согласился, по поручению академии, составить описание означенного собрания. Этот труд блестящим образом был исполнен в 1817—1819 гг. Весьма естественно, что в среде академии, преимущественно у нового ее президента С. С. Уварова явилось желание удержать Френа навсегда в России и таким образом способствовать возникновению одной из важнейших отраслей востоковедения на отечественной почве. Это было достигнуто избранием Френа в ординарные академики (1820). С этого времени Ф. не только продолжал неутомимо свои нумизматические изыскания, закончившиеся классическим сочинением: «Recensio numorum muhammedanorum Acad. Imр. Scient. Petropolit.» (1826), но и обогатил, благодаря своим неослабным стараниям, сокровища основанного по его наитию Азиатского музея (1818). Кроме того, постоянным и умелым отстаиванием интересов ориентализма пред правительством, искренним поощрением молодых русских ученых, посвятивших себя изучению Востока, и всегдашней готовностью помогать им советами и указаниями — Френу удалось положить прочное основание русскому востоковедению. Одна из главнейших заслуг Френа пред русской наукой состоит в открытии им богатых материалов для истории России и древних ее обитателей. Следует заметить, что время деятельности Френа совпадает с эпохой пробуждения научного сознания в России, когда на арену выступили Карамзин, Калайдович, Строев, Ходаковский и др., когда между государственными людьми нашелся такой благородный меценат, как канцлер гр. Румянцев, особенно покровительствовавший всем работавшим в области славяно-русских истории и древностей. Он, между прочим, совершил во время пребывания в Казани в 1816 г., в сопровождении Френа, поездку к развалинам столичного города Булгара, и надобно полагать, что с этого времени Ф., побуждаемый гр. Румянцевым, стал заниматься исследованием восточных сказаний о России. Еще в Казани Ф. напечатал несколько статей в этом направлении, напр., о происхождении русского слова «деньга» (1815), о судьбах города Биляра (1816).

После переселения в Петербург и приобретения для Азиатского музея многих важных восточных рукописей труды Френа по истории древних обитателей России стали особенно плодотворны. Очень богатый запас сведений нашел он в большом географическом словаре арабского географа первой половины XIII в. Якута. Известия, заключающиеся в этом словаре о Руси, волжских булгарах и хазарах, заимствованные Якутом из записки халифского посланника к булгарам Ибн-Фадлана (922 г. после Р. Х.), в связи со сведениями других восточных писателей, доставили Френу материалы для трех весьма важных монографий: «Veteres memoriae Chasarorum ex Jbn-Foszlano, Jbn-Haukale et Schems-Eddino Damasceno» (1821), «Jbn-Foszlan's und anderer Araber Berichte über die Russen älterer Zeit» (1823; самый важный его ученый труд после Recensio numorum), «Die ältesten arabischen Nachrichten über die Wolga-Bulgaren aus Jbn-Foszlan's Reiseberichte » (1832). Эти три исследования и некоторые другие, менее важные, открыли ученым как бы новый мир о восточной Европе, и если Карамзин оставался нерешительным ввиду известий Ибн-Фадлана о Руси («Ист. Гос. Росс.», 2 изд., т. VIII, стр. 128; изд. Эйнерлина, т. I, прим., стр. 37—39, 99—103), то следующие за ним ученые (Макушев, Котляревский, Голубовский и др.) успели объяснить многое в означенных известиях. Но как бы ни был окончательно решен вопрос о Русах Ибн-Фадлана, заслуги Френа, открывшего и издавшего записки этого арабского путешественника, велики и не подлежат никакому сомнению. Стоит только сравнить указанные сочинения Френа с вышедшим несколько позже сборником восточных известий о Руси известного ориенталиста Гаммера (J. de Hammer, Sur les origines russes, СПб., 1827) и напечатанным Френом по поручению гр. Румянцева, чтобы видеть разницу между научным и фантастическим рассуждением об одном и том же предмете. Полный список сочинений и статей Френа помещен в конце нижеуказанного очерка П. С. Савельева и в приложении Дорна к «Fraehnii opuscula postuma», pars 1, стр. 415—433. Здесь мы, кроме вышеупомянутых, укажем только на важнейшие из них, касающиеся преимущественно России: 1) «Commentatio de titulorum et cognominum honorificorum, quibus Chani Ordae Aureae usi sunt, origine, natura atque usu» (Казань, 1814); 2) «De Baschkiris quae mеmоriае prodita sunt ab Jbn-Foszlano et Jakute» (1821); 3) «Abulghasi Bahadür Chani historia Mongolorum et Tatarorum» (Казань, 1825; текст издан под ред. Френа); 4) «Essai servant à déterminer d'une manière plus précise l'époque d'une expédition entreprise au X-e siècle par les Russes sur les côtes de la Mer Caspienne» («Nouv. Journal Asiatique», Paris, 1828); 5) «Разыскание об истории Табаристана» («Чтения Имп. Акад. наук» за 1829 и 1830 гг., СПб., 1831); 6) «Ueber die ehemalige mongolische Stadt Ukek im Süden von Saratow» (1836); 7) «Jbn-Abi Jacub el-Nedim's Nachricht von der Schrift der Russen im X. Jahrh. n. Chr., kritisch beleuchtet» (1835); 8) «Ueber ein merkwürdiges Volk des Kaukasus, die Kubetschi» (1838); 9) «Ein neuer Beleg, dass die Gründer des russischen Staates Nordmannen waren» (1838); 10) «Quinque centuriae numorumanecdotorum Chalifarum cum Umeijadarum tum Abbasidarum ex variis museis» (1840); 11) «Topographische Uebersicht der Ausgrabungen von altem arabisehen Gelde in Russland, nebst chronologischer und geographischer Bestimmung des Inhalts der verschiedenen Eunde» (1841). — Кроме того, в Мемуарах и в Бюллетенях Имп. Акад. наук, в приложениях к сочинению Дорна об Азиатском музее и в «St. Petersburger Zeitung» напечатаны многочисленные отчеты Френа о приобретениях Азиатского музея по части восточных монет и рукописей, равно как и объяснения многих арабских надписей и других восточных памятников. Многие записки и статьи Френа были переведены на русский язык и напечатаны в свое время в «Журнале Мин. Нар. Пр.», в «Библиотеке для Чтения» и в других периодических изданиях. Ф. оставил немало и рукописных трудов, помимо изданных академиком Дорном в двух томах, под заглавием «Opuscula postuma» (1855—1877). Важнейший из этих до сих пор не напечатанных трудов — объемистый критический словарь арабского языка, над пополнением которого автор трудился всю жизнь.

B. Dorn: «Ch. M. Frähnii opuscula postuma», Petrop., 1855. — «Северный Архив», 1823 г., № 18 (статья Булгарина). — «Труды Восточ. отд. Имп. Русск. арх. общ.», 1856, стр. 1—67 (самая обстоятельная биография Френа, составленная И. Савельевым; отдельные оттиски вышли в 1856 г.). — «Biographie Universelle et portative des contemporains», de V. de Boisjoslin, 1827. — «Grand dictionnair universel» de Larousse, VIII, 698. — «Encyclopedia Britannica», нов. изд., т. IX, стр. 504. — «La Grande Encyclopédie», ed. Dreyfus, т. ХVII, стр. 918.

А. Г.