РБС/ВТ/Черкасский, Дмитрий Мамстрюкович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Черкасский, Дмитрий Мамстрюкович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чаадаев — Швитков. Источник: т. 22 (1905): Чаадаев — Швитков, с. 210—212 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Черкасский, Дмитрий Мамстрюкович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Черкасский, князь Дмитрий Мамстрюкович, ближний боярин и воевода московский в царствование Михаила Федоровича и Алексея Михайловича; татарское его имя было Каншов-мурза; отец его — известный князь Мамстрюк Темрюкович Черкасский. Имя князя Дмитрия Мамстрюковича встречается впервые в 1600 (1601?) году, когда царь Борис Годунов дал ему Шереметевскую вотчину, дер. Иванисово с деревнями и с пустошами, 291 четь, в поместье. Из времен смуты и Московского разоренья сохранилось известие, что, когда после Ходынской битвы 25-го июня 1608 года стали отъезжать от царя Василия Шуйского к самозванцу в Тушино стольники и стряпчие, и дворяне Московские, и жильцы, и городовые дворяне, и дети боярские, и дьяки и всякие люди, то и стольник князь Дмитрий Мамстрюкович отъехал туда же вместе с князем Дмитрием Тимофеевичем Трубецким, князем Алексеем Юрьевичем Сицким, Михаилом Матвеевичем Бутурлиным и двумя князьями Засекиными, хотя все они всего за несколько дней перед тем целовали крест "сидеть за дом Пресвятыя Богородицы". По-видимому, князь Черкасский был одним из самых ревностных приверженцев Лжедимитрия II, так как в 1610 году из Московских знатных людей только он да кн. Д. Т. Трубецкой остались при самозванце в Калуге. 11-го декабря 1610 года самозванец был убит, и вскоре жители Калуги вынуждены были покориться Владиславу и принять его воеводу кн. Ю. Н. Трубецкого. Тогда князь Дмитрий Мамстрюкович оставил Калугу и, 27-го января 1611 года, приехал к гетману литовскому Яну Сапеге, который выражал желание сражаться за православную веру в расчете на то, что "кто будет на Московском государстве царем, тот и заплатит за его и прочих вольных людей заслуги". Однако, в следующем 1612 году имя князя Черкасского встречается среди деятельных сподвижников князя Дмитрия Михайловича Пожарского: князь Дмитрий Мамстрюкович послан был против гетмана Ходкевича и побил его; выгнал из Антониева монастыря, в Бежецком уезде, малороссийских казаков и из Углича — великороссийских; на жалованной грамоте князю Д. Т. Трубецкому, данной в 1613 году во время междуцарствия от боярской думы, Василий Бутурлин приложил руку и за себя и за князя Д. М. Черкасского, который, кажется, не умел писать: по крайней мере, и на грамоте об избрании на царство Михаила Федоровича Романова за него расписался князь В. Туренин. При новом царе князь Дмитрий Мамстрюкович был одним из виднейших боевых воевод во время продолжительной и ожесточенной борьбы Москвы с Польшей и Литвой. Еще в 1613 году царь послал стольников и воевод князя Дмитрия Мамстрюковича да Михаила Матвеевича Бутурлина против польских и литовских людей и черкас; воеводы вытеснили неприятеля из Серпейских и Мещовских мест к Вязьме, а оттуда к Дорогобужу; самым замечательным событием этого года была осада города Белой, во время которой Бутурлин был опасно ранен в голову, так что Черкасский должен был один руководить действиями и в августе заставил город сдаться. За Бельскую службу царь прислал князю золотых и велел о его здоровьи спрашивать. На место Бутурлина товарищем Черкасскому был назначен князь Иван Федорович Троекуров, и в августе же воеводам было приказано идти под Смоленск. Осада Смоленска тянулась до половины 1615 года и не привела к сдаче: недостаток в ратных людях и в провианте, и разные другие нестроения в русском войске были тому причиной. Несмотря на то, действия воевод были настолько удачны, что весною 1615 года царь прислал под Смоленск стольника спрашивать об их здоровьи. В июне этого же года князь Дмитрий Мамстрюкович и его товарищ были отозваны к Москве. По приезде в Москву князь Черкасский был приглашен к столу государеву, а после стола Государь пожаловал ему шубу на соболях, атлас золотный и кубок.

В августе 1617 года, узнавши, что литовцы осадили Дорогобуж, Государь указал воеводам собираться в замосковных городах и ждать дальнейших его распоряжений; князь Дмитрий Мамстрюкович был назначен в Ярославль; когда же, в декабре 1617 года, пришла весть, что королевич Владислав хочет идти к Можайску, князю Черкасскому сначала велено было идти на Волок, а потом в начале 1618 года пришел указ идти к Можайску, где сидел князь Б. Лыков. Черкасскому удалось пробиться в Можайск; поляки и литовцы так стеснили, однако, московских воевод, что только присланный царем вспомогательный отряд избавил осажденных от окончательного поражения и плена; сам Черкасский был ранен и увезен в Москву. Туда же приказано было ему и князю Лыкову отвести свои войска. Вероятно, князь находился вместе с царем в Москве, когда в 1618 году ее осаждал Владислав. Переговоры, кончившиеся заключением перемирия в Деулине, надолго прервали боевую деятельность князя Черкасского. 6-го января 1619 года он был пожалован из стольников в бояре, что открыло ему возможность занять сообразное знатности своего рода и своим военным заслугам место в высшем управлении государством. В 1623, 1625, 1628, 1629, 1632, 1633, 1634 годах князь ведал приказ Казанского Дворца, в котором он заседал, еще будучи стольником, в 1611 году; вместе с Казанским Дворцом ему подчинен был, вероятно, и Сибирский приказ, так как, по словам Котошихина, оба эти приказа всегда находились в ведении одного и того же лица; в 1637—1638 году Казанский Дворец находился уже в ведении князя Б. М. Лыкова.

Затруднения в войне с Польшей заставили Государя, 18-го октября 1633 года, назначить князя Черкасского главным воеводой войск, назначенных идти под Смоленск на выручку к боярину М. Б. Шеину. Еще 11-го июля 1630 года Государь указал было Черкасскому быть на своей государевой службе под Смоленск, но посылка эта не состоялась. В апреле 1632 года Царь опять указал Черкасскому и князю Лыкову быть на своей службе под Смоленском, но 22-го апреля на их место были назначены боярин М. Б. Шеин и кн. Д. М. Пожарский. Назначенный, наконец, воеводой, Черкасский к февралю 1634 года успел дойти только до Можайска, когда Шеин уже сдался; князь пробыл на воеводстве до самого заключения Поляновского мира и был отозван к Москве 13-го июня 1634 года. Один раз пришлось князю Черкасскому быть и первым воеводою на Украйне, для охранения русской границы от набегов крымцев и ногайцев: указ об этом последовал 1-го мая 1639 года, а 14-го сентября князь уже был отпущен к Москве. Как почти все Черкасские, князь, Дмитрий Мамстрюкович занимал выдающееся положение при дворе. О близости его к Государю лучше всего говорит то, что на обеих свадьбах царских (в 1624 и 1626 гг.) он был большим дружкой с Государевой стороны; на обедах у Государя — он обычный гость; не раз ездил он с Государем в подмосковные села для потехи и по монастырям на богомолье. В иерархии придворных чинов Черкасскому принадлежало одно из первых мест. Его назначали в "ответ" с послами, например со шведским 17-го февраля 1630 года; ему государь поручил 21-го мая 1635 года вместе с другими боярами ведать Москву на время своего отсутствия.

Об отношениях кн. Дмитрия Мамстрюковича к лицам, окружавшим царя, ничего не известно, кроме нескольких случаев местничанья; молва народная приписывала ему что-то вроде соперничества с Морозовым и Милославскими. Кн. Дмитрий Мамстрюкович умер в 1651 году; от брака его с Еленой Алексеевной Зюзиной (в 1620 году) детей не было.

"Акты Исторические", II, № 303; III, №№ 4, 134, 135, 137, 154, 172, 177; VI и IV. — "Акты Археограф. Экспедиции", III, 354—359, 371, 372. — "Собрание государств. грамот и договоров", І, 638; II, 508, 595; III, 113, 279, 280, 345. — "Книги Разрядные", II, 557—568, 633. — Кн. П. Долгоруков, "Росс. Родословная Книга", II, 37. — "Акты Московского Государства", изд. Акад. Наук под ред. Н. Попова, І, 99, 109, 112, 113, 118, 119—121, 126, 139, 196, 197, 375, 391, 542, 548, 549, 572, 573. — Барсуков А. П, "Род Шереметевых", III, 18, 50 (59?), 121, 232; IV, 67, 68. — "Полное Собрание Рус. Летописей", V, 64. — "Русск. Историч. Библиотека", IX, 526, 534, 535—536, 560; X, 1; XIII, 132. — "Летопись о многих мятежах и о разорении Московск. Госуд.", стр. 303—314. — Карамзин, "Истор. Гос. Росс." (изд. Эйнерл.), XII, 92, 216, 272, пр. 222, 533. — С. Платонов, "Очерки по истории Смуты", стр. 367, 495, 553. — "Древн. Росс. Вивлиоф.", изд. 2-е, ч. XX, 91, 107. — Соловьев, "История России" (изд. "Общ. Польза"), кн. II, 851, 1020, 1067, 1068, 1140, 1141, 1112, 1198, 1199, 1201, 1204, 1205, 1304, 1524, 1526. — "Доп. к Актам Историч.", II, 227; IV, 181; V, 381. — "Полное Собрание Законов", т. III, № 1670. — "Дворцовые Разряды", I, 101—105, 124—128, 160, 176, 178—180, 286, 307—308, 323, 324, 331, 332, 333, 385, 630, 683, 703, 707, 708, 766; II, 159, 193, 199, 208, 229, 238, 248, 250, 263, 266, 268, 269, 270, 272, 283, 293, 303, 311, 315, 322, 340, 349—350, 373—374, 386, 465, 467, 473, 535, 544, 571, 579, 589, 603—607, 617, 618, 621, 630, 637, 647, 648, 653, 674, 685, 694, 702, 837, 934, 936, 972; III, 235. — "Новый летописец" по списку кн. М. Оболенского, Москва, 1853, приложение, стр. 3.