РСКД/Achaia

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Achaia / Аха́йя
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Abacus — Azotus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 6—8 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Achaia, Ἀχαῖα (никогда не трехсложно), а прежде Αἰγιαλός, Αἰγιάλεια (прибрежная страна, Strab. 8, 383. Paus. 5, 1, 1. 7, 1, 1), означает:

1) у Геродота, Фукидида, Павсания северный берег Пелопоннеса, на котором находилась так называемая Δωδεκάπολις. Мела и др. распространяют название Ахайи

2) и на области: Коринфа, Флиунта, Сикиона. Далее этим именем обозначается

3) у Ливия, Цицерона, Цезаря часто весь Пелопоннес и, наконец,

4) вся Греция до Фессалии, как римская провинция Ахайя, в противоположность Македонии. В первом значении Ахайя граничила на юге с Елидой и Аркадией, на востоке с Сикионом, на севере и западе с Коринфским заливом. Она занимала пространство около 38 кв. миль или 210 кв. км. От Аркадии ее отделяют горы, восходящие до 8000 футов высоты: Κυλλήνη (Цирия), Κρᾶθις (Гагия Варвара), Κερύνεια ὄρη, Ἐρύμανθος (Олонос), от которого идет в северном направлении самостоятельная горная цепь Παναχαϊκὸν ὄρος (Воидия), веерообразно приближающаяся к Коринфскому заливу. Эти живописные, пересеченные множеством ущелий горы во многих местах доходят до самого моря; равнины занимают только около 51/2 кв. мили и находятся особенно у западного склона Панахаика по Патрейскому заливу до мыса Аракса. Из мысов замечательны: на западе Ἄραξος (Калогрия), затем Ῥίον, ныне Castello di Morea (некогда здесь был храм Посейдона), и Δρέπανον (Drepano) при входе во внутренний Коринфский залив. Рек много, но вследствие близости гор, из которых берут начало, они имеют малое протяжение и очень непостоянны по своим свойствам. Их мелкие русла летом высыхают, а в остальные времена года часто переполняются водою. Разрушительные свойства этих ручьев обозначаются и их древними именами: Κριός (баран), Σῦς или Σύθας (кабан) и т. п. Только о реке Κρᾶθις (ныне Акрата) Геродот упоминает (1, 145) как о реке, постоянно текущей. Безопасных гаваней почти совсем нет, отсюда новогреческая поговорка: у морейского берега — вода, а у румелийского (северного) — гавани. На горах произрастают всякого рода деревья, а в округах, где возделывание почвы возможно, — оливки, виноград, хлебные растения. Жгучий зной сменяется здесь очень часто суровыми ветрами. В древности здесь часто случались землетрясения. В Западной Ахайи области Димы, Олена и Патр составляют географически одно целое; город Πάτραι (ныне Патрас) обязан своему хорошему рейду тем значением, какое имел и в древности, и в новейшие времена для торговли с Западом. К Патрейской области примыкает на востоке длинная (около 150 стадий) прибрежная полоса, где некогда стояли один близ другого 5 городов: в средине прибрежья Αἴγιον, на западе от него Ῥύπες, восточнее Ἑλίκη (в 373 г. до Р. Х., вместе с Бурою, разрушен страшным землетрясением и поглощен морем), Κερύνεια и Βοῦρα. Затем следует портовый город Αἴγειρα и Πελλήνη; последняя по своему положению наиболее была доступна вражеским набегам восточных соседей. Единственный не прибрежный и выше всех лежащий город Τριταία, вследствие своего положения, одно время (вероятно, до восстановления Ахейского союза) принадлежал к Аркадии. Ср.: Curtius, Peloponnesos, стр. 403 слл. Bursian, Geographie von Griechenland, II, стр. 309 слл. Древнейшими обитателями были пеласги и ионяне; последние во время переселения дорян были изгнаны ахейцами под предводительством Тисамена, сына Ореста, и переселились в Аттику; страна тогда получила наименование Ахайи. От ионян ведет свое начало деление на 12 городских областей, которое, совместно с демократическим устройством, продолжало существовать и при ахейцах. Hdt. 1, 145 называет следующие города: Пеллену, Айгейру, Айги, Буру, Гелику, Айгион, Рипы (Ῥύπες), Патры, Фары (Φαραί), Олен, Диму, Тритайю. Позже, вместо разрушенных Рип, называют Λεόντιον и вместо Айг Киринейю. Pol. 2, 41. Эти двенадцать областей оставались отдельными равноправными кантонами; воздерживаясь от вмешательства в политику других государств, долго сохраняли свою свободу, не принимали участия в Персидских войнах и в Пелопоннесскую войну, из нерасположения к доризму, сохраняли нейтралитет. Связь между ними была вначале почти только религиозная; особенно их соединяли их жертвоприношения Посейдону в Гелике, а когда этот город был разрушен землетрясением в 373 г. (Diod. Sic. 14, 48. Strab. 8, 384. Paus. 7, 24. Ov. met. 15, 293) — жертвы, приносившиеся в Айгии Зевсу Гомарию, или Гомагиру, и Деметре Панахейской. В остальном связь была незначительна и со временем почти совершенно исчезла. Но во времена общей опасности со стороны наследников Александра, в 124 олимпиаду (281 г.), четыре города, Патры, Дима, Тритайя и Фары, заключили союз (к которому вскоре присоединилось еще 6 городов; не присоединились Олен и Гелика, Pol. 2, 41) с целью сохранить свою политическую независимость. Это, собственно, так называемый Ахейский союз. Значение этот союз приобрел, впрочем, только со времени стратегии Арата, 251 г. до Р. Х., которому удалось силой убеждения склонить тиранов пелопоннесских городов отказаться от своей власти, особенно после того, как умер Димитрий Македонский, их главная опора; но Мессения, Елида, Спарта и часть Аркадии не принадлежали к союзу. Впрочем, Арат был более государственный человек, чем полководец, и поэтому, когда, в 224 г., взятие Мегалополя и три счастливые сражения привели спартанского царя Клеомена III к воротам Сикиона и Коринфа, ахейцам не оставалось другого исхода, как отдаться Антигону Досону Македонскому, победа которого при Селасии (222 г.) упрочила за ними и Тегею, и Мантинею; но зависимость союза от Македонии скоро дала себя тяжело почувствовать, особенно когда Арат, разбитый при Кафиях этолянами, снова должен был просить о помощи. Однако враждебные отношения римлян к Македонии, заставив последнюю дорожить помощью Ахейского союза, воспрепятствовали его уничтожению. Кроме того, весьма благоприятно повлиял на дела союза выбор в стратеги, в 208 г., мегалопольца Филопимена. Он воодушевил нацию доселе неведомым ей воинственным энтузиазмом, преобразовал военное устройство, счастливо сражался против тирана спартанского Маханида и удержал за союзом Аркадию; одно его имя наводило страх на врагов. Когда в 195 г. Ахайя была привлечена к участию в политике римлян, значение союза широко распространилось и достигло высшей своей точки, когда Филопимен покорил Спарту. Но тогда же началась зависть Рима. Филопимен попал в плен и умер, после того как Дейнократ в Мессении отошел от союза, по соглашению с римлянами. Ликорта, отец историка Полибия, хотя и был достойным преемником Филопимена, но вследствие противодействия предавшихся римлянам Калликрата, Андронида и их партии не мог устроить союза с царем Персеем. Мало того, после гибельной для Персея битвы при Пидне (168 г.) Калликрат оговорил пред римлянами благороднейших из своих сограждан, так что 1000 из них римляне обманом заманили в Рим и задерживали в Италии до 150 г. Тем временем Рим, в качестве третейского судьи, старался раздуть пламя вражды между городами союза. Когда в 147 г. римляне потребовали исключения из союза Коринфа, Орхомена, Аргоса, Гераклеи (у г. Эты), озлобление народа достигло высшей степени, и ахейцы решили, что настала благоприятная минута отважиться еще раз на борьбу. Но борьба, предводителями в которой были Дией и Критолай, была безуспешна. Л. Муммий, римский консул, занял Истм и разбил ахейцев при Левкопетре (146 г.), а затем разрушил Коринф. Десять уполномоченных от сената объявили союз несуществующим и поставили олигархических правителей вместо демократических. Ахайя стала сперва преторской, а затем проконсульской провинцией. См. Plut. Philopoemen, Arat., Liv. 27 сл. Pol.

Государственное устройство союза. Во главе демократического правления находились два, а с 256 г. один стратег (praetor), который руководил делами внутренними и внешними; изготовление указов и т. п. до 256 г. лежало на обязанности государственного секретаря (γραμματεύς); военными властями были еще гипостратеги и командир кавалерии, гиппарх. Особые должностные лица — дамиурги (Liv. 38, 30. Pol. 2, 9) составляли постоянный совет (γερουσία) при стратегах. Выбор властей, установление законов для союза, решения касательно войны и мира и заключение союзов предоставлялось союзному вечу, которое постоянно два раза в год (весной и осенью) собиралось в Айгии, а позднее и в других городах союза. В вече имел право участвовать каждый гражданин, достигший 30-летнего возраста. Между должностными лицами, с одной стороны, и вечем — с другой стоял еще совет (βουλή), об устройстве и числе членов которого ничего точного неизвестно [Ср.: Васильевский. Политическая реформа и социальное движение в Древней Греции (1869)].