РСКД/Alexander

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Alexander / Алекса́ндр
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Abacus — Azotus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 62—67 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: БЭАН : ВЭ : ЕЭБЕ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ПБЭ : ПБЭ : ЭЛ : ЭСБЕ : RE : RE : RE : RE : RE : RE : RE : RE : RE : Britannica (11-th) : DI


Alexander, Ἀλέξανδρος,

1) см. Paris.

2) племянник тирана Полифрона Ферэйского (в Фессалии), убил его и сам сделался тираном в 369 г. до Р. Х. Plut. Pel. 29. Его жестокость к подданным и вероломство в отношениях к гражданам других городов дали повод ларисской фамилии Алевадов призвать Александра II Македонского. Но после того как Александр II вскоре оттуда удалился, тиран снова начал производить жестокие притеснения; тогда фессалийцы обратились за помощью в Фивы; знаменитый полководец фиванский Пелопид заставил Александра прекратить угнетения. Вскоре потом Пелопид и Исмений, возвращаясь из Македонии, куда были посланы, чтобы удалить некоторые раздоры, были коварно захвачены в плен Александром. Эпаминонд с войском вступил в Фессалию и заставил Александра возвратить пленных, 368 г. Plut. Pel. 27—29. Nep. Pel. 5. Но вскоре опять фессалийские города были вынуждены призвать фиванцев на помощь, и Пелопид разбил Александра (в 364 г.) в битве при Киноскефалах, в которой, однако, и сам был убит. Plut. Pel. 31 слл. Затем фиванцы принудили Александра заключить с ними союз и отказаться от власти над другими городами, кроме Фер. Бесчеловечная его жестокость сделала его ненавистным для самых близких ему людей, и в 358 г. он, по подговору жены своей Фебы, был убит ее братьями. Plut. Pel. 29. 35. Val. Max. 9, 13. Cic. off. 2, 7, 13. Sievers, Gesch. Griechenlands стр. 327 слл. [Кн. С. Абамелек-Лазарев, «Ферейские тираны» в «Сборнике статей по классической филологии», 1880, стр. 383 слл.].


I) Цари эпирские


3) Александр I, брат Олимпиады, супруги Филиппа Македонского. С помощью зятя своего Филиппа изгнав в 343—342 гг. до Р. Х. дядю своего Ариббу и двоюродного брата Эакида (Just. 8, 6), сделался царем эпирским. К нему бежала прогнанная Филиппом Олимпиада и старалась подстрекнуть его к войне с Филиппом, но тот постарался расположить Александра в свою пользу, выдав за него замуж свою дочь Клеопатру. На этой свадьбе Филипп был умерщвлен, 336 г. (Just. 9, 6 слл.). В 332 г., по просьбе тарентинцев переправившись в Италию, победил бруттиев и луканов и заключил договор с Римом; но в 326 г. проиграл сражение при Пандосии и на возвратном пути, при переправе через реку Ахеронт, был убит изменившими ему луканскими изгнанниками. Just. 12, 2. Liv. 8, 17. 24. 9, 17. 19.

4) Александр II, царь эпирский, сын Пирра, изгнал Антигона Гонату из Македонии, но затем должен был уступить эту страну, а вместе и Эпир, сыну Антигона Димитрию; впоследствии восставшие против македонян эпирцы возвратили Александру отцовский престол. Умер 262—258 г. Plut. Pyrrh. 9. Just. 26, 2 слл. 28, 1.


II) Цари македонские


5) Александр I, сын Аминты. После того как Аминта покорился Дарию Гистаспу, по приказу Александра македонские юноши, нарядившись женщинами, убили пришедших в Македонию персидских послов. Перса Бубара, который явился разузнать, что случилось с послами, Александр склонил на свою сторону, выдав за него свою сестру Just. 7, 3. Hdt. 8, 136. При первом вторжении персов в Грецию Македония должна была им подчиниться, при втором Александр, тогда уже царь македонский, должен был дать им вспомогательное войско, но сочувствовал грекам, так как по своему образованию сам был греком и втайне старался помогать им. Hdt. 9, 44. За это афиняне сделали его своим проксеном. Hdt. 8, 136. Однако и Мардоний оказывал ему доверие и отправил его послом в Афины. Умер в 454 г.

6) Александр II, сын Александра I, брат Филиппа, царствовал в Македонии с 369 г. до Р. Х. Во время его борьбы с Александром Ферейским в Македонии явился претендент на престол — Птолемей Алорит. Призванные для улаживания этой распри фиванцы взяли к себе в Фивы в числе заложников и молодого Филиппа. Plut. Pel. 26. В 368 г. Александр был убит Птолемеем. Just. 7, 5. Plut. Pel. 27.

7) Александр Великий, сын Филиппа и Олимпиады, родился в Пелле в тот самый день, когда полководец Филиппа Парменион одержал победу над иллирийцами (21 июля 356 г.) и Герострат поджег эфесский храм Артемиды. Plut. Al. 3. Близкий родственник Леонид заведовал первоначальным воспитанием мальчика, подчиняя его строгой суровой дисциплине; льстивый Лисимах, другой воспитатель, внес в воспитание придворную изнеженность, но когда Александр достиг 13-летнего возраста, Филипп назначил ему воспитателем знаменитого философа Аристотеля Стагирского (Plut. Al. 7). Философу удалось согласить и умерить выдающиеся особенности духовной природы мальчика, неугомонное честолюбие и отчаянную храбрость, наследованные от отца, быстро воспламеняющееся увлечение всем необычайным и таинственным и романтическую страсть к приключениям, наследованные от матери-эпиротки. Раннее чтение Гомера наполнило душу пылкого мальчика желанием сравняться с великим героем поэта Ахиллом. Характер сына понимал и Филипп, когда после Херонейской битвы (338 г.), в которой Александр доблестно участвовал (Plut. Al. 9), сказал ему: «Ступай, сын мой, ищи себе другого царства; Македония слишком мала для тебя». В последние годы жизни Филиппа в отношениях между отцом и сыном явилась некоторая холодность, но совершенно несправедливо обвиняли Александра в том, будто он принимал участие в умерщвлении Филиппа (Plut. Al. 9. Just. 9, 7). Когда Филипп был убит, Александру было 20 лет от роду; по вступлении на престол он весь отдался мысли, лелеянной уже и отцом его, завоевать Персидское царство и отомстить за позор персидского вторжения; с этой целью еще Филипп послал войско под предводительством Пармениона и Аттала на Геллеспонт. Но Александр не мог тотчас же приступить к выполнению этого замысла ввиду опасностей, угрожавших власти юного, уже очень любимого самими македонянами государя (Just. 11, 1). Прежде всего дядя второй жены Филиппа Аттал возмечтал захватить власть с помощью подчиненных ему войск, хотя в письмах своих и изъявлял лицемерную преданность к Александру. Александр велел одному доверенному лицу умертвить Аттала. Еще до устранения этой опасности Александр сам отправился в Грецию, склоненную к восстанию оратором Демосфеном, отъявленным врагом македонского владычества. Александр был принят в союз амфиктионов, занял Фивы и в Коринфе заставил избрать себя главнокомандующим для войны против персов. Таким образом, опасность, грозившая со стороны Греции, была, казалось, устранена. Возвратясь зимой 336 г. в Македонию, Александр покорил живших на севере Македонии и отделившихся от нее варваров. Весной 335 г. через Гэм проник в страну трибаллов, а победив их, — в область живших за Дунаем гетов; победил и этих последних, а затем поспешил в Иллирию и снова покорил ее. Arr. 1, 5. Этими походами царя в отдаленные страны воспользовались Демосфен и другие афинские ораторы, чтобы снова возбудить Грецию против Македонии. Вся Греция готовилась восстать против чужеземного владычества; фиванцы напали на македонский гарнизон, стоявший в кремле Фив — Кадмее. Едва заслышал Александр о событиях в Греции, тотчас же ускоренными переходами двинулся туда, явился перед Фивами и взял город штурмом. Около 6000 фиванцев погибло при этом. Раздраженный упорным сопротивлением фиванцев и подстрекаемый беотийскими городами, давно озлобленными против Фив, Александр созвал собрание представителей этих городов и исполнил постановленный ими приговор — разрушить город, а оставшихся в живых жителей продать в неволю; только храмы да дом и потомство поэта Пиндара были пощажены по желанию царя. Just. 11, 2 слл. Plut. Al. 11. Arr. 1, 7—9. Участь Фив заставила смириться остальных греков, мечтавших о восстании. Александр вернулся в Македонию. Ревностно производились теперь приготовления к войне с персами. Александр оставил в Македонии испытанного Филиппова полководца Антипатра с 18500 человеками, в качестве правителя государства и для наблюдения за покорностью и спокойствием северных варваров и Греции; сам же во главе 40 тысяч македонян и греков весной 334 г. выступил в поход. Через Фракию пошел он на Геллеспонт и переправил свое войско на кораблях из Сеста в Азию. Plut. Al. 15. Just. 11, 6. Arr. 1, 11. На развалинах Илиона Александр совершил жертвоприношение в честь своего предка Ахилла; затем, взяв Ламисак, дошел до реки Граника, на противоположном берегу которой ждали его 40 тысяч неприятелей, между ними и 20 тысяч греческих наемников под предводительством родосца Мемнона. Вопреки советам осторожного Пармениона и несмотря на мужественное сопротивление, оказанное персами, Александр переправился через реку; разбил сперва персов, а потом и храбро сражавшихся наемников, при этом сам спасся от смертельного удара, который готов был уже нанести ему один храбрый перс, только благодаря помощи Клита. Plut. Al. 16. Arr. 1, 12—16. Радостно принимали теперь Александра многочисленные греческие приморские города; только Милет пришлось взять штурмом; заняв берега, Александр отрезал для персидского флота в Эгейском море подвоз провианта, затем стал занимать и южное побережье Малой Азии, взял Галикарнас, после сильного сопротивления, оказанного Мемноном (Arr. 1, 20 слл.), а потом, ввиду приближения зимы, отправил в отпуск на родину женатых солдат, которые распространили там славу необычайных подвигов Александра и привлекали множество новобранцев под его знамена. Заняв Ликию, Памфилию и Писидию, Александр пошел на Гордий, древнюю столицу Фригии, где, как бы в предзнаменование грядущих событий, мечом рассек роковой узел, с которым, по древнему верованию, связана была судьба Азии. Plut. Al. 17 слл. Arr. 1, 24 слл. Весной 333 г. с войском, ряды которого были усилены вернувшимися из отпуска солдатами и многочисленными новобранцами, покорил Пафлагонию и Каппадокию, а затем направился на Тарс в Киликию, где, выкупавшись в холодной как лед воде реки Кидна, тяжко заболел; но сильное средство, данное врачом его Филиппом, которому он, несмотря на многочисленные доносы, вполне заслуженно доверял, спасло его. Curt. 3, 1, 4 сл. Just. 11, 7 сл. Plut. Al. 18. Arr. 2. 6 слл. Затем до Александра дошли слухи, что приближается громадное персидское войско под предводительством самого Дария. Александр немедленно занял важные киликийские проходы и двинулся на Исс, где в ноябре 333 г. совершенно разбил персов, несмотря на их многочисленность и храбрость 30 тысяч греческих наемников; мать Дария Сисигамбия, жена его Статейра и ее дети попались в плен, но победитель обращался с ними великодушно. Дарий сам едва спасся внутри своего государства. Curt. 3, 7—12. Arr. 2, 7 слл. Just. 11, 9. Plut. Al. 19—21. Александр направился в Сирию, захватил в Дамаске богатую добычу и завоевал Финикию до Тира, который занял только после семимесячной осады в августе 332 г.; жителей, оставшихся в живых после штурма, одних распял, других продал в рабство. Curt. 4, 2—4. Arr. 2, 16—24. Plut. Al. 24 сл. Между тем Дарий неоднократно предлагал Александру заключить мир, обещая уступить ему Переднюю Азию и выдать за него одну из своих дочерей; все эти предложения Александр отверг, настаивая на безусловной покорности. Plut. Al. 4, 1, 5. Потом осенью 332 г. покорил Палестину и, подвинувшись к границам Египта, взял после двухмесячной осады Газу, которую храбро защищал Батис; при этом сам Александр был ранен. Curt. 4, 6. Затем он вступил в Египет, где население, измученное персидским игом, радостно приняло его; за то Александр оставил неприкосновенными египетские обычаи и законы. Основав Александрию, через Ливийскую пустыню он отправился к знаменитому оракулу Зевса-Аммона и, признанный здесь за сына Зевсова (Arr. 3, 1 слл. Curt. 4, 7. Plut. Al. 27), возвратился в Мемфис. При известном веровании восточных народов в божественность их правителей такое признание со стороны многочтимого оракула не могло не быть полезным для упрочения власти Александра над Востоком. После прибытия новых войск из Македонии Александр весной 331 г. опять двинулся в Азию, где, имея менее 50 тысяч человек, сразился с Дарием, у которого, по некоторым показаниям, было до миллиона воинов; Парменион советовал Александру напасть на неприятеля ночью, но Александр, отклоняя совет, возразил, что не хочет добывать победу как вор, и 1 (2) октября 331 г. на равнине между Арбелами и Гавгамелами дал решительную битву, сделавшую его властелином всей Азии. Неисчерпаемые богатства были захвачены в персидском лагере, а потом в Сусах и Экбатанах. Arr. 3, 8 слл. Curt. 4, 6—16. Just. 11, 12 слл. Plut. Al. 31 слл. Дарий бежал — и началось распадение его государства; часть сатрапов и вельмож, между ними и Мазей в Вавилоне, примкнули к победителю. Он оставлял за ними их должности и провинции, только военное управление передавая македонянам; любовь туземных народов Александр приобретал уважением к их обычаям и религиозным обрядам и восточным великолепием, которым начал окружать себя, хотя македоняне и были этим очень недовольны. Curt. 5, 1. Plut. Al. 35 слл. В 331 г. он покорил Сусиану, и в Сусах, зимней резиденции персидских царей, ему досталась в добычу неисчерпаемая персидская государственная казна. Затем, покорив храбрых уксов, он разбил в сусских проходах персов, которые под предводительством храброго Ариобарзана мужественно оборонялись. Александр проник, таким образом, в самую Персию, где взял Персеполь, усыпальницу персидских царей. Находившийся там царский замок сделался добычей пламени. Curt. 5, 6 сл. Plut. Al. 38. Громадные богатства были захвачены и здесь, и в Пасаргадах, а также и в Экбатанах в Мидии. Дарий бежал из Экбатан в Бактрию, но на пути был заключен в оковы изменником Бессом, захватившим теперь верховную власть, и другими сатрапами. Узнав об этом, Александр немедленно погнался за ними. Сатрапы, заметив, что не могут достаточно быстро бежать с пленным царем, смертельно ранили его и бросили на дороге. Дарий скончался прежде, чем подоспел Александр; последний приказал похоронить Дария в Персеполе с царскими почестями. Plut. Al. 42 слл. Curt. 5, 7—13. Arr. 3, 19 сл. Теперь большинство персидских и мидийских вельмож подчинилось новому владыке Азии. Дальнейшее преследование Бесса, который провозгласил себя царем под именем Артаксеркса IV, Александр должен был остановить, чтобы подавить восстание в Ариане. Не менее пришлось ему бороться и с недовольством македонян, которые возмущались как тем, что варвары были поставлены наравне с ними, так и, кроме того, азиатской роскошью, которой окружил себя Александр, и его пристрастием к персидским обычаям. Александр же, поступая так, имел в виду сплотить Запад с Востоком, слить различные народности в единое целое эллинизма. Был открыт заговор, участниками которого называли Филота и отца его, престарелого Пармениона; Филота за то, что, зная о готовившемся преступлении, не донес о нем, подвергли пытке, под которой он признал себя участником заговора; созванное для суда над ним войско приговорило его к смертной казни. Отец его также был вскоре убит. Curt. 6, 8—11. Arr. 3, 26 слл. Plut. Al. 48 сл. Тогда наконец Александр продолжал преследование Бесса, который и был настигнут в Согдиане, взят в плен и по приговору персидско-мидийского суда казнен. Curt. 7, 3. Arr. 4, 7. После упорной борьбы Александру удалось покорить воинственные горные народы Согдианы и Бактрии, 329 и 328 гг.; при взятии одной крепости, лежавшей на крутой возвышенности, попалась в плен дочь вождя Оксиарта — Роксана; Александр сделал ее своей женой. Здесь же принял он послов от множества отдаленнейших народов. Plut. Al. 47. Arr. 4, 1—7. 15—21. Около этого же времени Александр, отуманенный восторгами победы, охмеленный весельем пиров, убил своего друга Клита, некогда спасшего ему жизнь, но, отрезвясь, почувствовал глубокое и мучительное раскаяние, 3 дня не ел и не пил, и только неотступные мольбы македонян могли снова пробудить в нем желание деятельности. Plut. Al. 50. Just. 12, 6. Одновременно с этим в душу Александра запало глубокое недоверие ко многим из его полководцев, не одобрявших пристрастия к персидским обычаям. Ему не удалось заставить македонян воздавать ему по персидскому обычаю поклонение (προσκυνεῖν), и жестоко наказал он заговор нескольких своих пажей (327 г.). Plut. Al. 53—55. Curt. 8, 5—8. Arr. 4, 10—14. Sen. qu. n. 6, 23. В 327 г., основав для упрочения своей власти над северными провинциями несколько городов (большей частью названных Александриями) и населив их греками, он предпринял давно имевшийся у него в виду поход в Индию. Войско его состояло из 120 тысяч частью македонян, частью по-македонски обученных и вооруженных персов. Князь Таксил на Кофене, рукаве Инда, покорился Александру; покорились ему, хотя после упорного сопротивления, и жившие к северу народы. Тогда он построил флот и переправился через Инд. Таксилу подарил лежавшую вокруг область, но оставил в столице его гарнизон и начальника этого гарнизона Филиппа назначил сатрапом стране по Инду. Arr. 4, 22 слл. 5, 7 слл. Plut. Al. 57 сл. Подвигаясь вперед, встретился с Пором, могущественным царем страны, лежащей между Гидаспом и Акесином. Пор выставил (326 г.) против Александра сильное войско и много слонов, расположившись лагерем у Гидаспа. Александр перешел через разлившуюся от дождей реку и, хотя при войске Пора было много слонов и боевых колесниц, одолев храброго противника, принудил его покориться. Из уважения к его мужеству Александр поступил с ним великодушно, расширил его владения и тем приобрел его преданность. С этих пор индийский государь стал вернейшим союзником Александра. Основание многих городов, из которых один был назван Букефалой по имени знаменитого боевого коня Александра, торжественные жертвоприношения и игры задержали здесь царя на довольно продолжительное время (Curt. 8, 13 сл. Arr. 5, 8—19. Plut. Al. 60 сл.); затем после жестоких сражений он достиг Гифасиса, по ту сторону которого жили богатые и воинственные народы. Страсть к войне и жажда славы влекли Александра в эти страны, но воины, узнав о его намерениях, вознегодовали и отказались идти дальше. Напрасно убеждал он и вождей, и солдат; даже угроза, что он сам пойдет далее только с теми, кто захочет за ним следовать, отпустив остальных домой, не оказала своего действия. А после того как и при совершении жертв замечены были дурные предзнаменования, Александр уступил; поставил 12 высоких алтарей на реке, устроил игры и затем поплыл вниз по реке с флотом почти в 2 тысячи кораблей. Arr. 5, 25 сл. Plut. Al. 62. Curt. 9, 3 сл. Это было в ноябре 326 г. Флотом командовал знаменитый мореплаватель Неарх. Александр, находился на кораблях с одной частью войска, другая часть пошла сухим путем вдоль обоих берегов Гидаспа под командой Гефестиона и Кратера. Жившие по реке народы покорились Александру, за исключением воинственных маллов; главный город их пришлось взять штурмом. Александр первым взошел на стены и затем в город, но, получив там тяжелую рану, на этот раз был обязан спасением своей жизни Птолемею Лагову. Известие о том, что царь ранен, сильно огорчило войска, и тогда же стало очевидным, насколько от личности Александра зависел успех его великих предприятий; тем сильнее была радость, когда оправившийся царь снова в первый раз показался своему войску. До устьев Инда, вниз по его течению, покорились Александру все народы. На устье реки он основал гавани для удобств мореплавания и торговли; затем флот под командой Неарха поплыл в Персидский залив. Часть армии и при ней люди, негодные к фронтовой службе, и слоны еще раньше были отправлены под предводительством Кратера через Гедросию обратно в Персию. Остальную часть повел сам Александр тем же путем, по бесплодной знойной пустыне, почва которой состоит из раскаленного песка; многие не вынесли утомления и трудностей этого пути; наконец, в Карамании Александр соединился с Кратером, а вскоре, к невыразимой радости царя, явился у берегов и флот Неарха (Curt. 9, 4—10. Arr. 6, 21—28. Plut. Al. 63—67); 60 дней продолжался этот поход. Неарх затем продолжал плавание к устью Евфрата. Кратер пошел по удобнейшему сухому пути, а Александр избрал кратчайшую дорогу через горы в Персию, где, появившись неожиданно для всех (никто не верил, что он когда-нибудь вернется из Индии), наказал нескольких жестоких наместников за их насилия, удовлетворил жалобы населения и старался устранить все, что могло препятствовать осуществлению его желания слить воедино народы подвластных ему царств. На то же рассчитаны были и празднества, которые он устраивал после своего возвращения, особенно великолепное свадебное торжество в Сусах, когда он сам женился на Роксане, женил многих македонян на знатных персидских девушках и щедро одарил все свое войско. Но скоро он опять возбудил против себя ропот тем, что большое число самых сильных юношей из покоренных народов принял на службу, предварительно вооружив и обучив их по-македонски и поставив наравне с македонянами. Эта мера была необходима, так как число старых служак весьма уменьшилось вследствие потерь в беспрестанных сражениях и выхода в отставку солдат, неспособных более к службе. Однако недовольство было так сильно, что, когда в 324 г. он хотел опять отправить на родину ставших негодными к службе солдат, в городе Опиде на реке Тигре дело дошло до бунта; все македоняне потребовали отставки, говоря, что он может впредь совершать свои походы с отцом своим Аммоном и своими новыми солдатами. Тогда царь обнаружил строгость и решительность, приказал организовать новые войска совершенно так, как организована была национальная македонская армия, и сделал вид, что хочет дать отставку всем старым своим солдатам. Эта твердость сломила упорство македонян; они покорились разгневанному царю, и он простил их. 10 тысяч ветеранов, под предводительством Кратера, были отправлены на родину, а Антипатр, постоянно враждовавший с матерью царя Олимпиадой, должен был явиться в Азию и привести с собой свежие войска из Европы. Plut. Al. 70 сл. Arr. 7, 4—11. Curt. 10, 1 слл. Вскоре за тем в Экбатанах умер друг юности Александра Гефестион; похороны с царской пышностью сильно опечаленный царь совершил в Вавилоне. Здесь же он принимал новые посольства от отдаленных народов и стал делать приготовления к постройке флота на Евфрате, к покорению Аравии, к путешествию вокруг Африки, к завоеванию Италии. В трудах по выполнению этих широких замыслов основания всемирной монархии он чрезмерно напрягал свои силы. Вследствие этого, а также вследствие непрерывных удовольствий и пиров, разрушавших его организм, Александр после одного пиршества у Медия заболел лихорадкой, которая 11 июня 323 г. и свела его в могилу еще во цвете лет: ему было 33 года. Plut. Al. 73—76. Arr. 7, 16 слл. Curt. 10, 1 сл. Различные ходившие в древности толки о том, что Александр был отправлен, достаточно были опровергнуты уже самими древними. Македоняне и варвары одинаково были опечалены его смертью тем более, что он не оставлял достойного себя наследника. Роксана лишь после его смерти родила сына Александра, который во время скоро начавшейся борьбы за осиротелый трон был провозглашен царем вместе с Филиппом Арридеем, сводным братом Александра Великого. Быть может, именно для этого своего сына Александр передал на смертном одре свой перстень Пердикке. Just. 12, 15. Curt. 10, 6. Тело великого царя сначала было погребено в Мемфисе, позднее перенесено Птолемеем в Александрию. Твердость характера и смелый, предприимчивый дух, проявлявшийся уже в юности в речах и поступках, побудили Александра к его великим походам, которые открыли Западу новый роскошный мир — Восток и положили основание той эллинистической образованности, которая долженствовала и в языке, и в нравах соединить Восток с Западом, причем греческой культуре предстояло сделаться основой этого соединения. Даже преждевременная смерть Александра не помешала этому сближению двух миров, как показывает история эпохи римского всемирного владычества и особенно времен после Феодосиева разделения Римской империи. Ср.: Droysen, Geschichte Al. der Gr. (3-е изд., 1880). Hertzberg, die asiatischen Feldzüge Al. des Gr. (2-е изд., 1875). Уже очень рано деяния великого царя сделались предметом саги. Невероятные походы его, незначительность сил, с которыми он разрушил Персидское царство и возвел здание нового государства, а более всего героические бои на горной возвышенности Афганистана и по берегам Инда и взятие крепостей на скалах Ирана заставляли видеть в Александре уже очень рано какое-то высшее существо. Именно в Восточном Иране прежде всего, должно быть, явилась сага об Искандере (Александре); там она существует и до сих пор. Легко возбуждающейся фантазией восточных народов она развивалась все более и более, а затем, по установлении связей Рима с Востоком, перешла и на Запад. Здесь она ок. 450 г. нашла себе выражение в сочинении Юлия Валерия (Julius Valerius) de rebus Alexandri Magni gestis, которое мало имело исторического значения, но зато важно как источник сказок, облекших образ царя мифическим туманом и получивших еще дальнейшее развитие в Средние века. Ср.: Spiegel, die Alexandersage bei den Orientalen (1861). Zacher, Pseudocallisthenes (1867). Clesz, die Alexandersage im Morgenlande und in Europa в Verhandl. der Stuttg. Phil.-Vers. стр. 113.

8) Александр Эг, сын Александра Великого и Роксаны, родился после смерти отца, в 323 г. был провозглашен царем и находился под опекой сначала Пердикки, затем Пифона и впоследствии Антипатра, который его, его мать и Филиппа Арридея перевез в Македонию в 320 г. до Р. Х. После смерти Антипатра (319 г.) Роксана со своим сыном бежала к матери Александра Великого, Олимпиаде, в Эпир; все трое затем попали в руки Кассандра, который в 311 г. велел тайно в тюрьме умертвить Роксану и Александра. Just. 14, 6. 15, 2.

9) Александр Λυγκηστής, зять Антипатра, принимал участие в заговоре против Филиппа (336 г.), а после его смерти тотчас же стал на сторону Александра Великого и потому, вероятно, был прощен последним. Много отличаемый и награждаемый Александром, он, однако, впоследствии вошел в тайные переговоры с Дарием и за это по приказанию Александра Великого был заключен в тюрьму (334 г.). В 330 г. он, будто бы по требованию войска, был казнен. Arr. 1, 25. Curt. 7, 1, 5. 8, 8, 6. Plut. Al. 10. Just. 12, 14.

10) Александр, сын Полисперхонта, враг Кассандра и союзник Антигона (Diod. Sic. 19, 61); перешел впоследствии к Кассандру и умер от руки убийцы в Сикионе (314 г.).

11) Александр, сын Кассандра, бежал к Димитрию Полиоркету, когда Антипатр, брат этого Александра, воцарившись в Македонии, убил свою мать Фессалонику по подозрению в том, что она хотела передать власть Александру, ее любимцу. Но, заметив, что Димитрий не может оказать ему помощи, Александр удалился в Эпир к Пирру, который и возвел его на македонский престол. Между тем подошел и Димитрий со своим войском: Александр, желая избавиться от навязчивого союзника, отправился к нему навстречу и убеждал его возвратиться назад. Оба союзника старались отделаться один от другого, наконец хитрому Димитрию удалось убить Александра во время пира (294 г. до Р. Х.) и затем самому завладеть Македонией. Plut. Demetr. 36 сл. Pyrrh. 6 сл. Just. 16, 1, 2.

12) Александр, сын Персея, последнего царя македонского, в детстве еще попал в плен к римлянам (167 г. до Р. Х.) и впоследствии был писцом в Альбе. Just. 33, 2, 6. Liv. 45, 42. Plut. Aemil. Paul. 37.

13) Александр I Βάλας, человек низкого происхождения; римский сенат признал его по проискам Гераклида, министра Антиоха IV (Эпифана), по смерти Антиоха сыном последнего (в 164 г.). В 150 г. до Р. Х. он победил племянника Антиохова, Димитрия Сотера, ранее завладевшего престолом, но в 147 г. сын Сотера Димитрий Никатор изгнал Александра, и тот вскоре был убит. Just. 35, 2. Pol. 33, 14.

14) Александр II, по произванию Ζαβινᾶς (раб), сын египетского купца Протарха, был выдаваем за приемного сына царя Антиоха Сидета Сирийского и в 126 г. прогнал Димитрия Никатора, но сам должен был уступить Антиоху Грипу (Just. 39, 1, 9), был разбит и, попавшись в плен, по приказанию Антиоха умерщвлен (121 г.). Just. 39, 2, 7.

15) Александр, сын Марка Антония и царицы Клеопатры, по прозванию Ἥλιος, после поражения и смерти Антония должен был вместе с сестрой своей Клеопатрой Селеной служить украшением Октавианова триумфа; впоследствии оба были воспитаны покинутой Антонием женой его Октавией. Plut. Ant. 54. 87.

16) Александр Север, см. Severi, 4.

17) Александр, по прозванию Αἰτωλός, из Плеврона в Этолии, единственный поэт, которого произвела Этолия; при Птолемее II Филадельфе занимался устройством Александрийской библиотеки. Его причисляли к александрийской плеяде трагиков, но, кажется, еще более был он известен как элегик. Из его элегий несколько отрывков, отличающихся легкостью и изяществом изложения, сохранено у Афинея, Парфения и др. Также известен он как автор эпиграмм; сомнительно, писал ли он комедии. Ср.: Meineke, Anal. Alex. p. 215—252. Nauck, trag. Graec. fragm. p. 635.

18) Александр, по прозванию Полигистор, из Минда в Карии, получил образование в Пергаме; в качестве военнопленного привезен был в Рим и отпущен на свободу Корнелием Лентулом; был учителем между прочими и Гигина. Его грамматические и другие сочинения служили источниками для многих писателей, после него живших, но до нас не дошли.

19) Александр, сын ритора Нумения и сам ритор, жил во 2 в. от Р. Х.; сохранились 2 его книги περὶ σχημάτων, отрывок другого его труда сохранен в сочинении Менандра περὶ τῶν ἐπιδεικτικῶν. Изд. Spengel (Rhet. gr. v. III).

20) Александр Эфесский, по прозванию Λύχνος, жил ок. 60 г. до Р. Х., историк и автор дидактических поэм: одной астрономической и одной географической, из которых сохранились некоторые отрывки. Ср.: Meineke, Anal. Alex. epim. IX.

21) Александр (Aphrodisiensis) из Афродисиады в Карии, современник Септимия Севера; человек остроумный и ученый; кроме нескольких самостоятельных сочинений умозрительного содержания писал имеющие весьма важное значение комментарии к сочинениям Аристотеля, поэтому получил прозвище: ὁ ἐξηγητής. Из трудов его некоторые до нас дошли в греческом подлиннике, некоторые в арабском переводе.

22) Александр из Тралл в Лидии, был врачом в Риме в 6 в. от Р. Х., написал в 12 книгах θεραπευτικόν, компиляцию, интересную по содержанию и форме.