Разносторонность (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Разносторонность
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Опубл.: 1912. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 13 т. Т. 4. Чёрным по белому. — М.: Изд-во "Дмитрий Сечин", 2012. — az.lib.ru • Дешёвая юмористическая библиотека Сатирикона, Выпуск 67: Душистые цветы, 1912


Милостивые государи! Я вас ни к чему не принуждаю и ничего не приказываю. Но если вы, негодяи, поступите не так, как мне нужно, то — смотрите!..
(Из речи губернатора Имари к публике. — Оперетка «Гейша»)

Тульский губернатор разослал по всем земским учреждениям циркуляр, с подробным списком газет, очень рекомендуемых («Русск. Знамя», «Колокол», «Новое Время»), терпимых («Голос Правды», «Голос Москвы») и абсолютно недопустимых («Речь» и «Русск. Вед.»).

— Вас там губернатор спрашивает…

— Какой?

— Да наш, тульский.

— А что ему надо?

— Бог их знает. Скажи, говорит, этому приезжему, что хочу его видеть.

— Гм… Ну, проси.

В мой номер вошел господин, с портфелем под мышкой, и вежливо раскланялся.

— Чем могу служить? — с некоторым удивлением спросил я.

— О, помилуйте… Это моя обязанность — служить приезжающим, что бы они не терпели никаких неудобств!.. Мы должны предусмотреть и позаботиться обо всем: не только о телесных неудобствах, но и о душевных эмоциях граждан. Позвольте вам кое-что предложить… Очень недорого, интересно и назидательно.

Он открыл портфель, вынул пачку газет и заговорил быстро-быстро:

— Не подпишетесь ли? Прекрасные издания: «Земщина», «Новое Время», «Колокол». Прекрасная бумага, четкий шрифт, здравые суждения. Могу предложить также «Русское Знамя», «Южный Богатырь», «Курская Быль»… «Новое Время» с картинками! Печатается на ротационных машинах, прочная краска, по субботам приложения. Можете иметь даже в несколько красок! Могу предложить даже со скидкой… Другие фирмы не дадут вам столько скидки, сколько я! Подписывайтесь! Может быть, кто-нибудь из иудейского племени предложит вам какую-нибудь паршивую «Речь» или «Русское Слово», — так это, я вам скажу, такой народ, что он готов у человека изо рта выхватить кусок хлеба и подсунуть дрянь. Ну? Прикажете записать вас подписчиком на «Русское Знамя»? или «Земщину»? Или на что?

— Нет, не беспокойтесь, — сказал я. — Мне эти газеты не нужны… Я читаю другие.

— Что это значит — другие? Другие газеты скверные, а я предлагаю вам первый сорт. Умные статьи, аккуратная доставка, бандероли за счет издания. Чего вы еще хотите?

— Да нет. Не надо.

— Ага… Догадываюсь… Может, вы что-нибудь полевее хотите? Тогда могу предложить «Россию»! Замечательное издание! Чудный шрифт, печатается на самых прочных машинах, и метранпаж капли в рот не берет. Пишут генералы разные, статские советники, издание помещается в тихом деловом квартале. Очень замечательное!

— Да нет… Что уж… — робко сказал я. — Я уж лучше так, как-нибудь… Не надо.

— Что? Не надо? Нет, надо.

— Ведь я, все равно, не буду их читать… Зачем же подписываться!

— Нет, вам надо подписываться!

— Да если я не хочу?

— Мало чего — не хочу…

Он вынул какую-то квитанционную книжку.

— На год? На полгода? «Колокол», «Знамя»?

— Ни то, ни другое.

— Шутить изволите. Эй, кто там есть!..

В комнату вошел коридорный и еще один неизвестный.

— Подержите-ка за руки подписчика. Он подписаться хочет. Вот так… Засунь-ка ему эти газеты в карман… Вот так… Еще, еще… Вот эту пачку! Это что? Бумажник? Прекрасно!.. Вот видите — я беру отсюда — за «Россию» и «Русское Знамя» 15 рублей… Вот вы уже и подписались. Видите, как просто. Пусти ему руки, Агафонов.

— А я их все-таки не буду читать! — упрямо сказал я.

— Вот тебе раз! Как не будете читать? Зачем же вы тогда подписывались?

*  *  *

Мы сидели молча, недовольные друг другом.

— На велосипеде катаетесь? — спросил неожиданно мой гость, увидев в углу комнаты велосипед.

— Да.

— Что это за система? Люкс? Жидовская система. Хотите, могу предложить вам нашей тульской работы — Захара Панфилова — он председателем здешнего отдела состоит. Хорошие велосипеды, тяжелые такие. За те же деньги купите, а в нем пуда четыре будет. Ручная работа.

— Зачем же, когда у меня уже есть.

— Ну, что это за велосипед? Жиденький — ни рожи, ни кожи. Завтра Панфилов вам привезет — давайте-ка задаток.

— Не хочу я Панфилова!

— Ну, как же не хотите! Завтра получите. Прекрасные велосипеды… Колеса, можете представить, совершенно круглые, сам человек почти непьющий, сын околоточным служит. Будете кататься да похваливать. А этот на слом можно.

— Оставьте меня! Пустите… Я не хочу…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

— Вот-с. Видите, как просто. Получите квитанцию на задаток. Да… А то — Люкс!..

*  *  *

Через полчаса я оказался подписчиком двух газет, владельцем велосипеда фирмы Захара Панфилова, обладателем керосиновой кухни и какой-то машины «Истинно-русский самовоз».

— Наша фирма, — говорил, уходя, мой гость, — может предложить вам, что угодно — граммофоны, готовое платье, кондитерские изделия, галантерею, и все это будет не какой-нибудь Жорж Борман, а самое русское, настоящее. Конечно, вас никто не принуждает, но если вы только захотите…