Регулирование уличного веселья (Ильф и Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Регулирование уличного веселья
автор Ильф и Петров
Опубл.: 1935. Источник: Илья Ильф, Евгений Петров. Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска / сост., комментарии и дополнения (с. 430-475) М. Долинского. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 115-116. • Единственная прижизненная публикация: «Правда». 1935. 3 сентября Напечатано под постоянной рубрикой газеты «Маленький фельетон».


До девятнадцатого июля сего года обитатели Кривого Рога веселились планово, неорганизованно, хаотично, беспорядочно.

Зато девятнадцатого июля местной милицией был наконец сделан первый, но далеко не робкий шаг в деле регулирования уличного веселья, песен и плясок.

На празднике, устроенном по случаю благополучного окончания спартакиады железорудной промышленности Юга СССР, было весело. Жители Кривого Рога и их гости собрались в парке. Играла музыка. В вихре вальса, а также в вихрях других танцев кружились пары. Праздник чрезвычайно украшало присутствие физкультурников самых различных национальностей. Особенным успехом пользовались чиатурские горняки, которые со страстью выделывали всякие лезгинки. Вокруг кавказцев собралась большая толпа.

И вот, в самый разгар веселья, проявив неслыханную оперативность, пришли сотрудники гормилиции и уголовного розыска. Они произвели беглый осмотр места происшествия, опустили свои тяжелые ладони на плечи танцующих и потребовали немедленно прекратить безобразие, то есть не петь и не танцевать.

— Пойте и танцуйте, как все поют и танцуют.

Руководитель делегации пытался было растолковать, что чиатурские физкультурники не знают ни украинского языка, ни украинских танцев и ввиду этого не смогут выполнить обязательного постановления милиции: например, петь «Реве тай стогне» и танцевать гопака.

— Нет, — печально сказал представитель милиции, — не умеют еще у нас правильно веселиться. Придется посадить нарушителей уличного веселья за решетку.

Невзирая на крики негодующей толпы, преступную шайку танцоров и певцов в количестве девяти человек схватили и увели в милицию, где и держали до часу ночи. Держали бы и позже, но вмешался председатель ЦК союза рабочих железорудной промышленности. Пришлось выпустить. Очень жалко. Так хорошо налаживалось было регулирование веселья, и вдруг… Нет, не дают разойтись, продемонстрировать суровость и служебную строгость.

Но зерна, любовно посеянные милицией в Кривом Роге, каким-то чудом дали ростки в Ростове-на-Дону.

То, что произошло в Ростове-на-Дону, выгодно отличалось от криворожской кустарщины своей организованностью и широкими масштабами.

На двенадцатое сентября в Ростове назначен большой физкультурный парад.

Совершенно естественно, что к этому дню надо заранее подготовиться, составить план праздника, организовать физкультурников.

Но подготовка к параду сразу же приобрела странные формы.

Ростовских рабочих разделили на двадцать полков.

Все было честь честью: батальоны, роты, командно-политический состав, формирование единиц, строевые занятия. Партийные комитеты заводов стали называться штабами полков.

Работа закипела. Рабочих заставляют ходить через день на строевые занятия и маршировать по два часа. Военачальникам даже не пришла в голову обыкновенная штатская мысль спросить своих свежеиспеченных армейцев, хотят ли они заниматься или, может быть, не хотят физкультурники они или нет? Ведь у нас как будто нет закона, принуждающего граждан заниматься физкультурой в обязательном порядке.

Зачем все это? Что за неприятная страстишка во что бы то ни стало регулировать уличное веселье?