Речь на заседании фракции большевиков I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь на заседании фракции большевиков I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов 31 мая (13 июня) 1917 г.
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Опубл.: 1 (14) июня 1917. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1969. — Т. 32. Май — июль 1917. — С. 241—242


КРАТКИЙ ГАЗЕТНЫЙ ОТЧЕТ[править]

Ленин приветствует от имени Центрального Комитета всех социал-демократов интернационалистов без различия их фракционности.

Оратор переходит к вопросу о том, как может быть ликвидирована европейская война. Здесь оказывается, что он представляет себе разрешение европейского кризиса не в таких оптимистических тонах, как А. Луначарский. Формула «без аннексий», говорит он, отнюдь не значит желание вернуть Европу в «status quo ante»[1]. Мы считаем: «без аннексий» — это и без захватов, которые были совершены до нынешней войны. Для нас эта формула означает предоставление народам полной свободы отделиться от одних государств и присоединиться к другим. Но осуществление такой формулы без социалистической революции невозможно, и потому нет иного выхода из европейской войны, как всемирная революция.

Переходя к братанию, Ленин говорит: стихийное братание дела мира не решит, но мы ставим его во главу угла революционной работы. Братание само по себе не решает вопроса, но ведь и ни одна другая мера не решает революции, пока она не приводит к ней. Что такое стачка, демонстрация? Ведь это тоже только звено в общей цепи революционной борьбы. Нам говорят, что братание ухудшило положение на других фронтах. Это неверно. Оно создало фактическое перемирие на нашем фронте и вызвало небольшие изменения на западном фронте. Но в чью пользу? В пользу Англии и Франции. Зато в Азии Англия достигла большого успеха: она скушала Багдад. Прекращение войны на нашем фронте вызвано революционным братанием, против которого Керенский ведет войну, против которого объявлено наступление, подписанное меньшевиками.

Надо сделать братание сознательным, надо добиться, чтобы оно превратилось в обмен идей, чтобы оно перенеслось на другие фронты, чтобы оно зажгло революцию по другую сторону окопов.

Перейдя к вопросу об урегулировании промышленности, оратор говорит: с 28 февраля правительство не сделало ни одного шага, чтобы урезать барыши промышленников. На днях мы читали об образовании комиссии из нескольких министров во главе со Скобелевым для выработки мер контроля. Но ведь комиссии существовали при царе, ведь это один обман. Оратор говорит о необходимости немедленного захвата помещичьих земель и заканчивает речь указанием, что Советы рабочих и солдатских депутатов должны получить всю власть или умереть бесславной смертью.

Оратору со всех сторон подают записки. В течение небольшого времени число их достигает 20. В первой предлагается вопрос, надо ли отправлять маршевые роты на фронт. Отвечая на этот вопрос, Ленин говорит: пока была царская власть, нам приходилось идти в армию и работать там. Либкнехт одел мундир, чтобы вести агитацию против войны. Думать, что отдельными анархическими выступлениями можно ликвидировать войну, наивно.


«Новая Жизнь» № 37, 1 (14) июня 1917 г.
Печатается по тексту газеты «Новая Жизнь»

  1. — существующее положение; в данном случае — положение до войны. Ред.