Рождество Христа (Дорошевич)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Рождество Христа : Мусульманская легенда
авторъ Власъ Михайловичъ Дорошевичъ
Изъ цикла «Сказки и легенды». Источникъ: Дорошевичъ В. М. Легенды и сказки Востока. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1902. — С. 196. Рождество Христа (Дорошевич)/ДО въ новой орѳографіи


Нѣтъ Бога, кромѣ Единаго Бога, и Іисусъ Пророкъ Его.

Такъ говорилъ Всемогущій, слава Его цвѣтетъ, какъ цвѣты на землѣ, и благоуханіе славы Его наполняетъ вселенную:

— Миръ и радость Моей землѣ! Миръ и радость Моимъ людямъ! Полна благочестіемъ земля Моя, и вѣрой въ Меня горятъ сердца людей. Вьется дымъ надъ землей и къ престолу Моему поднимается ароматъ молитвъ и куреній. Драгоцѣнными храмами блещетъ земля, въ честь Мою они воздвигаютъ драгоцѣнныя храмы, чтобы славить въ нихъ имя Мое. Радость и миръ возлюбленной землѣ! Радость н миръ возлюбленнымъ людямъ!

Такъ говорилъ Судія, Который судитъ и небо и землю:

— Счастье и радость землѣ! Счастье и радость людямъ Моимъ! Мое Имя имъ свято. Въ честь Меня горятъ на солнцѣ щиты и шлемы. Во славу Мою поднимаютъ они мечи и копья. И посылаютъ въ небо свои души.

Радость, радость и счастье землѣ! Благословляю Я Моихъ людей. Такъ говорилъ Всеблагой, посылающій къ намъ пророковъ:

— Но не въ храмахъ, не въ битвахъ Я. Я въ любви. Любовью ко Мнѣ и благочестіемъ полны ихъ сердца, — но нѣтъ въ нихъ любви другъ къ другу. Благословенна да будетъ земля и люди на ней. Миръ и любовь да процвѣтутъ на землѣ! Пошлю имъ пророка. Пусть откроетъ имъ завѣты Мои.

Такъ говорилъ Аллахъ, и было дыханіе Его, какъ дыханіе весны.

И предсталъ предъ Нимъ витязь витязей на бѣломъ конѣ Гавріилъ, любимый посланникъ Аллаха.

И предсталъ на бѣломъ крылатомъ конѣ среди снѣжнаго поля изъ серафимовъ, радостно трепетавшихъ маленькими бѣлыми крылышками.

И съ радостью внималъ онъ словамъ Единаго Бога, Имя Котораго да славится во вѣки вѣковъ.

— Иди на землю и отъ небеснаго огня, зажги въ сердцѣ новорожденнаго ребенка любовь къ людямъ. Пусть принесетъ онъ на землю миръ н любовь.

Такъ говорилъ Всемогущій и дунулъ дыханьемъ Своимъ, и отъ дыханья Его вспыхнулъ факелъ въ рукѣ Гавріила. И спустился Гавріилъ надъ домомъ самаго могучаго царя на землѣ.

На тронѣ лежалъ сынъ царя, первенецъ, только что рожденный царицей. И стояли передъ нимъ на колѣняхъ воіны и народъ, и клялпсь они въ вѣрности царскому первенцу.

И сказалъ Гавріилъ царю:

— Счастье и радость тебѣ! Сынъ твой избранъ Аллахомъ. Имъ воцарятся на землѣ миръ и любовь. Я зажгу въ его сердцѣ небесный огонь. Онъ будетъ кротость, онъ будетъ любовь. Онъ будетъ прощать своихъ враговъ, онъ не будетъ мстить за обиды, онъ никогда не подниметъ меча.

И упалъ царь ницъ передъ посланникомъ Божіимъ и разодралъ на себѣ одежды и сказалъ:

— Горе мнѣ, горе — за что прогнѣвалъ я Аллаха! За что долженъ я быть отцомъ труса! Сынъ могучаго царя, — будетъ лобызать руку враговъ! Онъ будетъ глотать обиды, какъ послѣдній изъ рабовъ. Сынъ, который никогда не будетъ держать въ рукахъ оружія. О, лучше бы ему не родиться. О, лучше бы его мать покрыла меня позоромъ, оставивъ бездѣтнымъ! О, лучше бы я умеръ до его зачатья, чѣмъ видѣть своими глазами это безславіе! Посланникъ неба! Да минуетъ меня столь великій гнѣвъ Божій! Сжалься! Отврати свой пылающій факелъ отъ моего дома.

И опечаленный архангелъ отлетѣлъ и постучалъ въ дверь богача.

Слава богача была громче славы царей. Она наполняла всѣ царства. По всѣмъ странамъ шли его караваны, по всѣмъ морямъ плыли его корабли, развозя во всѣ концы свѣта несмѣтныя богатства.

Все было у богача, и лишь одного сокровища молилъ благочестивый богачъ у Аллаха: наслѣдника-сына. И у него родился сынъ.

Въ этотъ радостный часъ и предсталъ предъ богачомъ посланникъ Аллаха:

— Счастье и радость тебѣ! Неизреченное счастье посѣщаетъ тебя. Твой сынъ избранъ Аллахомъ. Имя его будетъ Любовь, и любовью къ людямъ зажжется его сердце. Онъ утѣшитъ слезы, горе. Онъ раздастъ нищимъ свое достояніе. Онъ самъ будетъ ходить, какъ послѣдній бѣднякъ, счастливый и радостный любовью къ людямъ!

И упалъ богачъ ницъ передъ посланникомъ Аллаха и сорвалъ съ себя драгоцѣнныя украшенія, и зарыдалъ:

— О, горе мнѣ! За что меня посѣтило такое проклятье?! Въ наказаніе за корыстолюбіе казнитъ меня Аллахъ! Зачѣмъ я копилъ несмѣтныя богатства?! Мой сынъ будетъ нищимъ. Онъ раздастъ все, что скопилъ его отецъ! Сынъ-расточитель — какая казнь можетъ быть злѣе для богача-отца?! О, какими жертвами умилостивить мнѣ Аллаха, чтобъ онъ отвратилъ гибель отъ моего дома?! Какіе храмы воздвигнуть Ему, чтобы Онъ смилостивился надъ моимъ благочестіемъ и не губилъ моего ребенка?!

Такъ рыдалъ богачъ, и опечаленный посланникъ неба сжалился и отлетѣлъ отъ его дома.

Какъ орелъ спустился онъ въ холодную зимнюю ночь въ пещеру, гдѣ завывалъ вѣтеръ, и молодая мать склонилась надъ младенцемъ, который умиралъ отъ стужи.

Она родила Его здѣсь, не имѣя пріюта даже въ эту ночь.

И жаль стало архангелу умирающаго Младенца, и коснулся онъ Его своимъ пылающимъ факеломъ, чтобъ согрѣть, и улыбнулся Младенецъ.

И отъ улыбки Его радостно засмѣялись звѣзды.

И въ ужасѣ сказалъ Гавріилъ:

— Что я сдѣлалъ съ даннымъ мнѣ Аллахомъ огнемъ! Въ чьи слабыя руки отдалъ я даръ Аллаха?! Твой сынъ избранъ теперь Аллахомъ!

И упала ницъ Молодая Мать и сказала:

— Пусть будетъ, какъ угодно Богу!

И въ ужасѣ стоялъ Гавріилъ.

И раздался голосъ Аллаха и смѣхъ Всеблагого.

Отъ радости смѣялся Аллахъ, и смѣялись звѣзды, и смѣялась луна, и смѣялся Младенецъ.

— Гавріилъ! Гавріилъ! Такъ ли ты выполняешь волю Мою? Для Меня ль, Всемогущаго, есть цари? Предо Мною ли, Кто властенъ всѣмъ, есть богачи? Предъ Всесильнымъ ли сильные есть? Не всѣ ли равны предо Мной? И кто Мои цари? Мои цари въ лохмотьяхъ, Мои цари у храмовъ, на торжищахъ народныхъ, въ пыли, во прахѣ, въ ранахъ лежатъ Мои цари. Моимъ царямъ открыты всѣ помыслы Господни, Моимъ царямъ открыты объятія Мои. Мои цари богаты, несмѣтными дарами они надѣлены. Ихъ слезы — брильянты; рубины — ихъ сердца. Изъ ихъ сердецъ сплетаю Себѣ вѣнецъ въ весельѣ. Слезами убираю я мантію Свою. Мои цари могучи. Проклятье ихъ — приказъ Мнѣ. Приказъ ихъ исполняю. Слова — мечи стальные. Ихъ взгляды — стрѣлъ могучѣй. Войска же ихъ несмѣтны: всѣ ангелы надъ ними, бездомными, больными, крылами тихо вѣютъ, защитой служатъ имъ. Мои цари Мнѣ милы, и Я царю надъ ними. Я — бѣдныхъ Богъ.

Такъ пѣлъ Аллахъ со смѣхомъ, веселымъ смѣхомъ счастья, и пѣли звѣзды съ Нимъ, свѣтя бездомнымъ нищимъ.

И радостный отъ этихъ словъ, и радостный отъ улыбки Младенца, словно орелъ, взвился въ небо архангелъ Гавріилъ, и загорѣлся его факелъ среди звѣздъ, какъ новая звѣзда.

И увидали ее цари и богачи, и пришли они и поклонились Царю, рожденному въ пещерѣ въ холодную ночь.

Нѣтъ Бога, кромѣ Единаго Бога, и Іисусъ — Пророкъ Его.