Русские святые, чтимые всею церковию или местно/Январь/23

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Русскіе святые, чтимые всею церковію или мѣстно (Филаретъ)
23 января : Преп. Геннадій любимскій
Источник: Филаретъ Черниговскій. Русскіе святые, чтимые всею церковію или мѣстно: Опытъ описанія жизни ихъ. — 3-е изд. — СПб.: Изд. книгопродавца И. Л. Тузова, 1882. — Т. 1. Январь, февраль, мартъ, апрѣль. — С. 96—107.


[96]
23 ч. Преставленіе преподобнаго ГЕННА́ДЇѦ любимскаго.

Сынъ богатыхъ родителей югозападной Руси, жителей Могилева, Григорій, въ иночествѣ Геннадій[1], еще [97]въ молодости почувствовалъ влеченіе служить единому Господу: онъ соблюдалъ постъ и усердно ходилъ въ храмъ Божій. Родители, осуетясь жизнію, недовольны были такими поступками сына. Къ чему ты, говорила мать его, какъ церковникъ; то и дѣло ходишь въ церковь? Ты стыдишь и срамишь насъ. Григорій положилъ тайно оставить домъ родительскій. Снявъ съ себя богатую одежду, онъ отдалъ ее нищему, а у него выпросилъ его рубище, и въ этомъ рубищѣ отправился къ Москвѣ. Въ дремучихъ лѣсахъ, на неизвѣстной дорогѣ молодому человѣку пришлось испытать много разныхъ тревогъ, между прочимъ, и страха отъ звѣрей. Въ Москвѣ обошелъ онъ святыя мѣста ея, поклонился угодникамъ Божіимъ и искалъ, но не нашелъ, обители по духу своему, Встрѣтивъ здѣсь богобоязненнаго молодого человѣка, вмѣстѣ съ нимъ отправился на поклоненіе новгородскимъ угодникамъ; и потомъ на р. Свирь къ пр. Александру. Оба юноши просили св. старца принять ихъ въ обитель. Преподобный сказалъ: «ты, чадо Ѳеодоръ (спутникъ Григорія), будешь водить звѣря бѣлоглаваго; а ты чадо Григорій, пастырь словесныхъ овецъ, иди въ комельскій лѣсъ къ Корнилію и онъ наставитъ тебя на путь; у насъ же въ пустыни труды не по силамъ молодыхъ людей». Пробывъ двѣ недѣли въ свирской пустыни, странники отправились въ вологодскіе лѣса къ преподобному Корнилію. «Зачѣмъ вы пришли сюда, въ эту бѣдную пустынь?» спросилъ Корнилій. Желаемъ, отче, мо[98]нашескаго житія», отвѣчали оба. «Ты, чадо Григорій сказалъ Корнилій, войди въ эту убогую ксллію, а ты, Ѳеодоръ, будешь имѣть жену и дѣтей». Сказанное отцами о Ѳеодорѣ исполнилось. Григорій постриженъ и съ именемъ Геннадія удвоилъ подвиги свои. По случаю непріятностей, Геннадій вмѣстѣ съ старцемъ перешелъ въ костромскіе лѣса на Сурское озеро, и здѣсь, построивъ себѣ келлію, жили оба отшельнически; выпросивъ себѣ земли у сосѣднихъ жителей, сами пахали землю и рубили лѣсъ. — Въ 1529 году преподобный Корнилій возвратился въ комельскую обитель[2]; Геннадій съ шестью подвижниками остался на Сурскомъ озерѣ. Болотистая мѣстность заставляла много трудиться для нее, пустынники копали пруды. По просьбѣ пр. Корнилія, в. князь назначилъ для содержанія пустыни отпускать хлѣбъ. Число пустынниковъ умножилось. Геннадій построилъ храмъ преображенія Господня и другой во имя пр. Сергія радонежскаго. Преподобный подвизался неутомимо для братіи и для Господа: на тѣлѣ носилъ онъ тяжелыя вериги, и дѣлилъ съ братіею труды по обители; иногда рубилъ онъ дрова для братіи и ночью разносилъ ихъ по кельямъ; въ другое время трудился въ пекарнѣ или пекъ просфоры. Любимымъ занятіемъ его было, по преданію, писаніе св. иконъ, и онъ своими трудами украшалъ свои храмы[3]. Извѣстно наставленіе его, предложенное отъ имени духовнаго старца новоначальному иноку,[4] драгоцѣнное какъ плодъ духовной опытности и какъ картина древняго иноческаго житія.

[99]«Если пришелъ ты, братъ, ко мнѣ немощному, грѣшному, грубому и лѣнивому рабу, грѣшному болѣе всѣхъ въ мірѣ; если хочешь жить со мною грѣшнымъ, по благословенію настоятеля; если хочешь, братъ, быть у Бога и отдаешься въ послушаніе для Господа; если хочешь наслѣдовать царство небесное и подражать житію св. отцовъ: я грѣшный, окаянный и недостойный — не творецъ дѣлу, а слышалъ отъ св. отцовъ, какъ надобно жить иноку. Первое — надобно болѣе всего любить Бога и брата своего, какъ себя. Отличія и преимущество жизни твоей, братъ, таковы, не пещись тебѣ о суетномъ, ни о живыхъ, ни о мертвыхъ, ни о своемъ тѣлѣ, что ѣсть и пить, и чѣмъ одѣться; не имѣть ни золота, ни серебра, ни лошадей, ни работника, ни другаго имущества; не держать у себя ничего, кромѣ необходимой одежды; изъ монастыря не ѣздить и не ходить; не пить ни меда, ни пива, развѣ по нуждѣ и то по благословенію; не дружиться съ мірянами ни въ чѣмъ, не давать имъ, не брать и не просить у нихъ, не принимать ихъ въ келью. Если кто изъ мірскихъ захочетъ пострищись пли придетъ старецъ или братъ-странникъ: то по благословенію позвать его въ келью и говорить должное, а празднословія не допускать. Къ церковному пѣнію ходить къ началу и стоять со страхомъ до конца молитвы; если въ силахъ, не наклоняться къ стѣнѣ, ни къ крылосу, не лежать на посохѣ, не говорить праздныхъ словъ; кто къ чему призванъ, тѣмъ и занимайся. На все наука; а церковь есть земное небо. Если стоимъ на молитвѣ безъ [100]страха, не оберегаемся празднословія и смѣха: то больше прогнѣвляемъ Бога. Надобно стоять, гдѣ поютъ, и внимать чтенію и пѣнію. До обѣда, братъ, и послѣ эфимона не ѣсть и не пить; отъ молитвы не уходить для питья воды: пить, пока не начали молитвы. — Если на молитвѣ придетъ немощь тѣлесная, или нѣкоторая нужда: то по благословенію можно выдти, но сказать мнѣ, почему выходишь. Если не услышишь призыва къ молитвѣ или стоя на молитвѣ не поспѣешь къ началу: взять прощеніе въ томъ; а къ чему не поспѣешь, по окончанію пѣнія прочитать то и потомъ выполнять келейное правило. Стоя на молитвѣ съ братіею, говори: Господи помилуй», въ одно слово съ тѣмъ, съ кѣмъ стоишь сряду, — поклонъ класть также вмѣстѣ съ нимъ, — ибо такъ велитъ чинъ.... Послѣ литургіи идти изъ церкви за панагіею послѣ братіи, а не въ ряду и говорить псаломъ 144; если же проговорилъ его въ кельи, то говори молитву Іисусову. Изъ трапезы идти въ келью также за панагіею, послѣ братіи, одному за другимъ, въ молчаніи; на монастырѣ не оставаться, идя въ церковь, или въ трапезу; ни у дверей или окна старца или брата не стоять. Если у тебя есть дѣло до старца или брата: иди къ нему въ келью послѣ обѣда или послѣ вечерни, по благословенію, но скажи мнѣ, за чѣмъ идешь. — Придя послѣ молитвеннаго пѣнія въ келью или послѣ обѣда или ужина, долженъ ты положить 12 поклоновъ, также за умершаго брата; если же такой день, когда не положены поклоны, — то до пояса. Рукодѣльемъ занимайся, братъ, на монастырь, по силѣ, сколько можешь, для спасенія своего; а на себя или на иного кого не работай и не продавай никому и не нанимайся у мірянина или брата. Если же [101]кому придетъ особенная нужда и захочетъ послужить брату: то по благословенію можешь. Торговлею не заниматься ни съ кѣмъ, не продавать и не покупать, не брать у брата и не давать ему. Къ молодымъ братіямъ не приставать и не дружиться съ ними. Безъ благословенія не выходить изъ монастыря и не бродить праздно, не вести пустыхъ бесѣдъ сидя, или стоя на монастырѣ или за монастыремъ и не ходить по монастырю безъ нужды. Въ келліи, братъ, также не должно быть празднословія, ни споровъ и гнѣва не держи въ сердцѣ; если же что имѣешь противъ брата, то съ смиреніемъ скажи о томъ и примирись съ нимъ. Если услышишь отъ старца или брата о моемъ невѣжествѣ: то Бога ради сказывай мнѣ о томъ наединѣ въ кельѣ, безъ стыда, — я глупъ и безуменъ. Чужихъ вещей не бери на храненіе. Что между нами бываетъ въ кельѣ, того изъ кельи не выноси; но если что увидишь или услышишь худое внѣ кельи, того не вноси въ келью. Знай только церковь и трапезу да свою келью. — Какую работу поручатъ, или какую одежду дадутъ: ту и бери. Какую пищу и питье поставятъ на трапезѣ, ту и вкушай и пѣй. Не ропщи ни на что, для Бога, помня житія св. отцевъ.... Сказано: многими скорбьми подобаетъ въ царство небесное внити (Дѣян. 14, 22). — О мірскихъ дѣлахъ не распрашивай и о монастырскихъ не говори безъ нужды. О родственникахъ и друзьяхъ также не допытывайся. — Но ты, господинъ—братъ, знаешь болѣе меня.... Чѣмъ потѣшитъ тебя служащій или старецъ: то ѣшь и пей, не разсуждая.... Если за обѣдомъ или ужиномъ понездоровится тебѣ и тебѣ не хочется ѣсть то, что ѣдятъ другіе, а служащій братъ спроситъ: не хочешь ли [102]того или другаго: отвѣчай ему съ смиреніемъ: воля Божія и твоя да будетъ; по самъ не проси.... Если ты здоровъ тѣломъ: послѣ всенощной и утрени не спи; если вчерашній день былъ на монастырскомъ трудѣ, послѣ утрени усни, а послѣ всенощной не ложись, — на все опытъ, — отъ того бываетъ искушеніе; трудись въ молитвѣ и въ чтеніи книгъ, если не умѣешь граматѣ, — въ рукодѣліи.... — Если беретъ тебя дремота и лѣность: борись Бога ради; если не можетъ отогнать сна, прими благословеніе и иди въ поварню или хлѣбную и что велятъ, послужи въ томъ... Въ правилѣ келейномъ и церковномъ не ослабѣвай, за исключеніемъ великой нужды, да испытанный вѣнецъ примешь, который уготова Богъ любящимъ Его (Іак. 1, 12). Если упалъ какъ ни будь, не лги. Брата не осуждай за недостатокъ и не радуйся, чтобы самому не впасть въ тоже, или въ иную сѣть непріязненную. Таковъ союзъ любви. Безъ него не совершается никакая добродѣтель. Если придетъ тебѣ скорбь отъ кого: вини себя и терпи для небеснаго царствія. Если кто унизитъ тебя, или укоритъ и досадитъ или взведетъ что на тебя или причинитъ великое зло: возверзи на Господа печаль твою (Пса. 54, 23), — самъ не брани; самъ ты не долженъ досаждать другому, ни гнѣваться, ни помнить зла, ни завидовать. Такова любовь Божія. Господь сказалъ: любите враги ваша, добро творите ненавидящимъ васъ и молите за творящая вамъ пакость и изгонящая васъ (Мат. 5, 44).... Если найдетъ уныніе до обѣда, когда занимаешься рукодѣліемъ, или учишь на изустъ или читаешь книгу: то стань на молитву; если не сможешь побѣдить унынія, принявъ благословеніе, иди въ поварню или въ [103]пекарню, и тамъ по благословенію послужи съ молитвою, любовію и молчаніемъ. Если найдетъ уныніе послѣ обѣда или послѣ вечерни: читай книги или иди къ старцу, которому особенно довѣряешъ, посиди у него и за чѣмъ пришелъ, скажи безъ празднословія, только бездѣльнымъ не будь. — Если приходитъ блудный помыслъ или сонное мечтаніе или плотское разженіе: то спасайся постомъ, слезными молитвами, рукодѣліемъ, безмолвіемъ, — трудись по силѣ съ молитвою, но не твори своей воли. Если придетъ ночное страхованіе: то стой на молитвѣ неподвижно и воздѣвъ руки говори: Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго, помилуй мя созданіе твое... Если находятъ скверныя и хульныя мысли, когда стоишъ или сидишъ или лежишъ или идешъ: не обращай на нихъ вниманія, а молись Богу со смиреніемъ и усердіемъ... Съ братіями живи ровно, не кажись очень хорошимъ. Если и по Богѣ жизнь твоя: но чтобы не оказалось имя твое выше дѣлъ, будь въ сердцѣ твоемъ ниже всѣхъ и человѣколюбивый Богъ избавитъ тебя отъ бѣсовскаго навѣта. Если сохраненъ ты Богомъ отъ тѣлесной скверны: смотри, не плошай, — не считай себя въ сердцѣ праведникомъ, а повторяй со смиреніемъ пророческое слово: въ беззаконіяхъ зачатъ есмь и во грѣсѣхъ роди мя мати моя (Пс. 50, 7).

Такъ наставлялъ пр. Геннадій!

Подвигами самоотреченія и богомыслія духъ преп. Геннадія очистился до прозрѣнія тайнъ будущаго. Въ одно время случилось ему быть въ Москвѣ съ двумя учениками своими и посѣтить домъ боярыни Іуліаніи Ѳеодоровны, жены Романа Юрьевича Захарьева. Благочестивая бояры[104]ня съ любовію приняла его и просила благословить дѣтей ея: Даніила и Никиту и дщерь Анастасію. Преподобный, благословляя дѣтей, сказалъ Анастасіи: «ты, вѣтвь прекрасная, плодовитая, будешь намъ царицею». И Анастасія была супругою царя Грознаго, супругою въ самомъ лучшемъ значеніи. Въ 1549 году блаженный старецъ Геннадій былъ воспріемнымъ отцомъ первой дщери доброй Анастасіи[5]. Въ одно время стоялъ онъ въ придворной церкви, гдѣ много было боярскихъ женъ. Входитъ въ храмъ бѣдная женщина съ ребенкомъ на рукѣ и съ другимъ, котораго вела за руку. Одна боярыня, взглянувъ на нее, сказала: «вотъ какой нищетѣ даетъ Богъ дѣтей; у насъ есть, чѣмъ кормить дѣтей, а ихъ нѣтъ». Старецъ сказалъ въ слухъ: «не ропщите, боярыни! живите христіански и будутъ у васъ дѣти». Слова старца исполнились во всей точности, какъ для добрыхъ христіанокъ, такъ и для забывчивыхъ о вѣчности. Блаженный Геннадій еще при жизни прославился даромъ чудесъ. Князь Борисъ Палецкій больнымъ прибылъ въ обитель Геннадія. — Блаженный далъ ему свой посохъ, и — князь сталъ здоровъ. Домашній священникъ Василій, которому князь поручилъ доставить посохъ въ домъ, бросилъ посохъ въ воду съ гордымъ пренебреженіемъ, и — нашелъ жену свою умершую, а самъ сталъ болѣнъ. Почувствовавъ грѣхъ свой, далъ онъ обѣтъ — постричься въ обители Геннадія и — Геннадій съ любовію принялъ его. Вологодскій и пермскій епископъ Кипріанъ также испыталъ на себѣ цѣлебную силу преподобнаго, котораго любилъ и чтилъ онъ. Онъ долго не вставалъ съ постели: но по прибытіи св. старца могъ встать и вку[105]шалъ съ нимъ пищу. Когда же Кипріанъ просилъ Геннадія, чтобы помолился о совершенномъ исцѣленіи его, Геннадій отвѣчалъ: «нога твоя не исцѣлѣетъ до конца жизни, она — учитель тебѣ о смерти». Кипріанъ жилъ послѣ того 5 лѣтъ[6]. Предъ кончиною своею пр. Геннадій написалъ духовное завѣщаніе для своей обители.

«Духовные братія мои и спостники! говорилъ преподобный, день мой склоняется къ вечеру и сѣкира у корня; иду къ судилищу Христову. Для святой заповѣди Господа не забывайте меня въ молитвахъ! взирая на гробъ мой, поминайте любовь мою и молитесь Христу, да упокоитъ духъ мой съ праведными. Дѣти мои! бойтесь Бога и повинуйтесь во всемъ наставникамъ вашимъ, по слову апостола (Евр. 13, 17). Уважайте святителей, чтите царя православнаго. Всѣ игумены обязаны повиноваться царю по духовной совѣсти: а вы, братія, повинуйтесь со всею покорностію игумену, кому бы ни было поручено управленіе обителію Спаса. Особенно же прошу васъ не выходить изъ сего мѣста безъ благословенія настоятеля, во враждѣ. Не спорьте братъ съ братомъ, а угождайте одинъ другому; не творите дѣлъ тьмы; пусть жизнь ваша располагается по преданію св. отцевъ. Какъ написалъ отецъ нашъ Корнилій, такъ и должно быть все въ обители смиренія нашего. Тебя игумена Вассіана прошу не оставлять обители своимъ усердіемъ.

[106]«Братія мои и дѣти! не нарушайте ничѣмъ преданія нашего. Не оставляйте собранія церковнаго. Первая мерзость въ чернцахъ — не приходить въ церковь, или придя смѣяться, осуждать, а въ келейной молитвѣ быть лѣнивымъ. Отъ сего слабѣетъ тѣло и душа, и трудъ вашъ пропадетъ. Лукавый сатана готовъ живымъ свесть въ адъ чернеца. Прошу васъ, спостники мои, не быть лѣнивыми въ монастырскихъ службахъ, не отягчаться трудами. Вы питаетесь трудами рукъ вашихъ. Не ропщите на настоятеля: ропщущій чернецъ унижаетъ себя. Будьте внимательны къ поученіямъ, возбуждайте лѣнивыхъ, чтобы не уклонялись отъ службы Божіей. Чернецъ, не приступавшій къ св. причастію въ теченіи шести недѣль, уже не чернецъ. Не расхищайте ни орудія монастырскаго, ни хлѣба, ни овощей, не выносите за монастырь по своему произволу. Не держите пищи по келіямъ и не берите хлѣба изъ трапезы, развѣ только по болѣзни. Пусть для всѣхъ одинаковая будетъ одежда и пища. Не объѣдайтесь и не упивайтесь на трапезѣ: это мерзость предъ Богомъ и болѣзнь плоти. Не ссорьтесь между собою: по ученію писанія, творящіе вражду, хульники, клеветники не наслѣдуютъ царствія Божія. Нерадивые иноки близки къ пучинѣ ада. Праведные, мало потерпѣвъ и сохранивъ заповѣди Божіи, будутъ вѣчно радоваться. Христосъ вселяетъ единомысленныхъ въ домъ свой. Такъ, дѣти мои, старайтесь идти жесткимъ путемъ, сквозь тѣсныя врата, чтобы получить вѣчную жизнь.

«Служителямъ обители и работающимъ заповѣдаю не гнѣваться, не ссориться, повиноваться во всемъ настоятелю, не оскорблять братію ни словомъ, ни дѣломъ, береж[107]но хранить вещи обители, не касаться до чужаго. Грѣхъ предаетъ душу негасимому огню.

«Дѣти мои! берегите себя отъ всего неразумнаго и другимъ напоминайте о нашихъ словахъ. Трудитесь по послушаніямъ безъ ропота и волненія. Не будьте человѣкоугодниками, а работайте и заочно вѣрно и правдиво. Не обижайте крестьянъ насиліемъ. Не гордитесь посѣтителями; довольствуйтесь послѣднимъ мѣстомъ; не переносите ложныхъ словъ игумену и братіи. Будьте поспѣшны въ добрѣ. Учитесь добру изъ св. евангелія и апостольскихъ писаній. Пріобрѣтайте для обители книги, которыя очищали бы умъ вашъ и умножали познанія по ученію св. отцовъ. Соблюдающій заповѣди Божія и вѣру Божію будетъ веселиться вѣчно».

Блаженная кончина преподобнаго аввы Геннадія послѣдовала 23 января 1565 года[7]. Мощи его найдены нетлѣнными при копаніи рвовъ для каменнаго храма въ 1646 году, и нынѣ покоятся они въ придѣлѣ сего храма, подъ спудомъ[8]. Но служба ему составлена была ранѣе того времени[9].



  1. Ркп. житіе пр. Геннадія, опис. ученикомъ его Алексіемъ ок. 1585 г. въ Б-кѣ общ. ист. № 42, въ Сѵнод. В. № 929, въ Импер. Б. № 710. Извлеченіе изъ него въ прологѣ 23 января. Житіе пр. Геннадія, описанное ученикомъ его Алексіемъ, напеч. въ яросл. епарх. вѣдом. 1860 г. №. 31. Въ прологѣ янв. 23. съ нѣкоторыми дополненіями. Въ поздней редакціи житія сдѣланы еще дополненія. Въ имп. публичной б-кѣ № 710 кромѣ житія «наказаніе Геннадія».
  2. См. о Корнилія мая 19.
  3. «Сказаніе о св. иконописцахъ» въ подлиникѣ гр. Строганова.
  4. Наставленіе это напечатано по ркп. XVI и XVII в. г. Невоструевымъ въ матеріалахъ для исторіи церк. Харьк. 1862 г. въ ркп. оно безъ имени сочинителя. Но малорусскія выраженія встрѣчающіяся въ немъ — паробокъ, узимати, чи вмѣстѣ съ временемъ списковъ наставленія показываютъ, что оно принадлежитъ пр. Геннадію, урожденцу Могилева.
  5. Никон. л. 7, 65. Татищева кн. 4. стр. 272.
  6. По лѣтописямъ Кипріанъ, иначе Киріакъ, посвященъ въ янв. 1547 г. и былъ на соборахъ 1547 и 1551 г. (Карам. 8 пр. 197. 246. 9. пр. 87). Въ ист. іер. 1, 350 годъ кончины его не показанъ; а о преемникѣ его Іоасафѣ сказано, что упоминается въ 1560, 1562 и 1566 г. Если Кипріанъ скончался въ 1559 г., то Геннадій былъ у него въ 1555 г.
  7. Такъ показано время въ ркп. житіи и въ прологѣ. Ркп. святцы: «преп. Геннадій авва начальникъ монастыря, иже на Сурскомъ озерѣ, костромскій и любимоградскій чудотворецъ, преставися въ л. 7073 (1565) мѣс. января въ 23 день».
  8. Ист. Іер. 3, 686, 687. Свѣдѣн. о монас. 553.
  9. Ркп. служба преп. Геннадію — въ биб. общ. ист. № 42.