Симплициссимус I (Гейне; Вейнберг)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Симплициссимусъ I
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнбергъ (1831—1908)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Simplicissimus I. («Der eine kann das Unglück nicht…»), опубл. въ 1869[1]. — Источникъ: Полное собраніе сочиненій Генриха Гейне / Подъ редакціей и съ біографическимъ очеркомъ Петра Вейнберга — 2-е изд. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 169—172.. Симплициссимус I (Гейне; Вейнберг)/ДО въ новой орѳографіи


Симплициссимусъ I.


[169]

Одинъ несчастья не выноситъ,
Другому счастье просто казнь;
Тѣхъ губитъ ненависть мужская,
А этихъ — женская пріязнь.

Когда я впервые тебя увидалъ,
Ты чуждъ былъ галантныхъ ухватокъ:
Не знали плебейскія руки твои
Изъ лайки блестящей перчатокъ;


[170]

Носилъ ты тогда сюртучишко еще
10 Зеленый, истасканный, узкій;
По локоть рукавчики, фалды до пятъ —
Ну, вылитый хвостъ трясогузки.

Твой галстукъ былъ то, что́ мамашѣ твоей
Служило салфеткой когда-то;
15 Въ ту пору твоя не топорщилась грудь
Подъ шарфомъ, расшитымъ богато.

У обуви былъ видъ почтенный такой,
Какъ будто ты шилъ у Гансъ Сакса;
И чистило сало родное ее,
20 Какъ нынче — французская вакса.

Пачули не пахло еще отъ тебя,
Не пялилъ ты на носъ лорнетки,
Цѣпочки еще не имѣлъ золотой,
Жены и атласной жилетки.

25 Ты былъ равнодушенъ тогда вообще
Ко всѣмъ ухищреніямъ моды,
Жилъ просто; но годы были межъ тѣмъ —
Твои наилучшіе годы.

Имѣлъ волоса ты, подъ ними росли
30 Прекрасныя мысли; а нынѣ
Твой черепъ несчастный совсѣмъ оголенъ,
И пусто на немъ, какъ въ пустынѣ.

Исчезъ и лавровый вѣнокъ твой; прикрыть
Онъ плѣшь твою могъ бы немножко.
35 Кто такъ окарналъ тебя? Право, ты сталъ
Похожъ на обритую кошку.

И золото тестя пропало (его
Онъ нажилъ продажею шелка);
Старикъ все горюетъ, что нѣтъ ни на грошъ
40 Въ нѣмецкой поэзіи толка.

Ахъ, это ужели тотъ самый «Живой»,
Который сожрать собирался
Всю землю, и князя фонъ Пюклеръ-Мюскау
Спровадить къ Плутону пытался?

45 Ужли это рыцарь блуждающій тотъ,
Съ Ла-Манчскимъ столь схожій во многомъ,

[171]

Который вcе письма тиранамъ писалъ
Студенчески дерзостнымъ слогомъ?

Ужли это первый въ борьбѣ за прогрессъ,
50 Фельдмаршалъ нѣмецкой свободы,
Всегда впереди волонтеровъ своихъ
Скакавшій въ минувшіе годы?

Былъ конь его бѣлаго цвѣта (всегда
Герои и боги скакали
55 На бѣлыхъ)… Спасителя родины всѣ,
Въ восторгѣ ликуя, встрѣчали.

Онъ былъ виртуозъ, поскакавшій верхомъ,
Францъ Листъ на конѣ, лунатичный
Паяцъ, шарлатанъ, балаганный герой,
60 Филистеровъ другъ закадычный!

Съ нимъ рядомъ неслась и супруга его
Съ огромнѣйшимъ носомъ. Такъ смѣло
На шляпѣ перо развѣвалось! Въ глазахъ
Такая отвага блестѣла!

65 Преданіе есть, что супругу она
Дать бодрость старалась напрасно,
Когда отъ ружейной пальбы у него
Разстроились нервы ужасно.

Сказала: «Ну, полно быть зайцемъ! Откинь
70 Всю трусость! Подумай, что надо
Теперь побѣдить иль погибнуть; что здѣсь
Быть-можетъ, корона — награда.

«О горѣ родимой земли, о своихъ
Долгахъ и невзгодахъ подумай.
75 Во Франкфуртѣ я короную тебя,
И Ротшильдъ значительной суммой

«Тебя, какъ другихъ государей, ссудитъ…
О, милый, какъ плащъ горностайный
Къ лицу тебѣ будетъ! Повсюду ура,
80 Цвѣты и восторгъ чрезвычайный!..»

Вотще! Антипатій иныхъ побороть
Духъ самый высокій не воленъ:
Для Гёте былъ гадокъ табакъ; нашъ герой
Отъ запаха пороха боленъ.


[172]

85 Пальба все сильнѣе… блѣднѣетъ герой,
Нелѣпое что-то болтаетъ…
Онъ бредитъ какъ будто въ горячкѣ… Жена
Платкомъ длинный носъ закрываетъ.

Гласитъ такъ преданье. Правдиво-ль оно?
90 Кто знаетъ? Всѣ люди — творенья
Съ пороками. Славный Горацій — и тотъ
Постыдно бѣжалъ изъ сраженья.

Таковъ ужъ прекраснаго жребій: имѣть
Погибель конечною гранью;
95 Поэта стихи на обертку идутъ,
А самъ онъ становится дрянью.




Примѣчанія.

  1. Впервые опубликовано въ Letzte Gedichte und Gedanken von Heinrich Heine. — Hamburg: Hoffman und Campe, 1869. — С. 128—132..