Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/42: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
[непроверенная версия][непроверенная версия]
Нет описания правки
Статус страницыСтатус страницы
-
Вычитана
+
Проверена
Заголовок (не включается):Заголовок (не включается):
Строка 1: Строка 1:
<div class="oldspell-indent">
<div class="indent">
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
<section begin="Нехороший мальчик" />{{ВАР|{{Перенос2|ста|рику-поэту}} было такъ уютно и тепло возлѣ печки, гдѣ ярко горѣлъ огонекъ и, весело шипя, пеклись яблоки.
<section begin="Нехороший мальчик" />{{ВАР
|{{Перенос2|ста|рику-поэту}} было такъ уютно и тепло возлѣ печки, гдѣ ярко горѣлъ огонекъ и, весело шипя, пеклись яблоки.


— Плохо бѣднякамъ въ такую погоду; нитки сухой на тѣлѣ не останется!—сказалъ онъ.
— Плохо бѣднякамъ въ такую погоду; нитки сухой на тѣлѣ не останется!—сказалъ онъ.
Строка 27: Строка 28:
— Вотъ было бы горе!—сказалъ мальчуганъ, взялъ лукъ и сталъ его осматривать.—Онъ совсѣмъ высохъ, и ему ничего не сдѣлалось! Тетива натянута, какъ слѣдуетъ! Сейчасъ попробую.
— Вотъ было бы горе!—сказалъ мальчуганъ, взялъ лукъ и сталъ его осматривать.—Онъ совсѣмъ высохъ, и ему ничего не сдѣлалось! Тетива натянута, какъ слѣдуетъ! Сейчасъ попробую.


И онъ натянулъ лукъ, положилъ стрѣлу, прицѣлился и выстрѣлилъ старику-поэту прямо въ сердце!
<p>И онъ натянулъ лукъ, положилъ стрѣлу, прицѣлился и выстрѣлилъ старику-поэту прямо въ сердце!</p>
|{{Перенос2|ста|рику-поэту}} было так уютно и тепло возле печки, где ярко горел огонёк и, весело шипя, пеклись яблоки.
|{{Перенос2|ста|рику-поэту}} было так уютно и тепло возле печки, где ярко горел огонёк и, весело шипя, пеклись яблоки.


Строка 46: Строка 47:
Он и в самом деле был прехорошенький. Глазёнки у него блестели, как звёздочки, а мокрые золотистые волосы вились кудрями,{{нп}}— ну, совсем ангелочек! Только он весь посинел от холода и дрожал, как осиновый лист. В{{нп}}руках у него был чудесный лук; беда только, он весь испортился от дождя; краски на стрелах совсем полиняли.
Он и в самом деле был прехорошенький. Глазёнки у него блестели, как звёздочки, а мокрые золотистые волосы вились кудрями,{{нп}}— ну, совсем ангелочек! Только он весь посинел от холода и дрожал, как осиновый лист. В{{нп}}руках у него был чудесный лук; беда только, он весь испортился от дождя; краски на стрелах совсем полиняли.


Старик-поэт уселся к печке, взял малютку на колени, выжал его мокрые волосы, согрел ручёнки в своих руках и вскипятил ему сладкого вина. Мальчик оправился, щёчки у него зарумянились, он спрыгнул на пол и стал плясать вокруг старика-поэта.
Старик-поэт уселся к печке, взял малютку на колени, выжал его мокрые волосы, согрел ручонки в своих руках и вскипятил ему сладкого вина. Мальчик оправился, щёчки у него зарумянились, он спрыгнул на пол и стал плясать вокруг старика-поэта.


— Ишь, ты, какой весёлый мальчуган!{{нп}}— сказал старик-поэт.{{нп}}— А{{нп}}как тебя зовут?
— Ишь, ты, какой весёлый мальчуган!{{нп}}— сказал старик-поэт.{{нп}}— А{{нп}}как тебя зовут?
Строка 56: Строка 57:
— Вот было бы горе!{{нп}}— сказал мальчуган, взял лук и стал его осматривать.{{нп}}— Он совсем высох, и ему ничего не сделалось! Тетива натянута, как следует! Сейчас попробую.
— Вот было бы горе!{{нп}}— сказал мальчуган, взял лук и стал его осматривать.{{нп}}— Он совсем высох, и ему ничего не сделалось! Тетива натянута, как следует! Сейчас попробую.


И он натянул лук, положил стрелу, прицелился и выстрелил старику-поэту прямо в сердце!}}<section end="Нехороший мальчик" />
<p>И он натянул лук, положил стрелу, прицелился и выстрелил старику-поэту прямо в сердце!</p>}}<section end="Нехороший мальчик" />

Навигация