ЭСБЕ/Вавилония: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
363 байта добавлено ,  8 лет назад
нет описания правки
м (Робот: Автоматизированная замена текста (-({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИПЕДИЯ).)*)}} +\1|ВИКИПЕДИЯ=}}, -({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИТЕКА).)*)}} +\1|ВИКИТЕКА=}}, -({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИСКЛ…)
Нет описания правки
|СПИСОК=034
|ВИКИТЕКА=
|ВИКИСКЛАД=Category:Babylonia
|ВИКИСЛОВАРЬ=
|ВИКИЦИТАТНИК=
|БЭАН=
|НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ=
|КАЧЕСТВО=2
}}
 
'''Вавилония''' — так называлась у древних писателей южная часть [[ЭСБЕ/Месопотамия|Месопотамии]], т. е. область, простирающаяся от пункта, где [[../Тигр, река|Тигр]] и [[ЭСБЕ/Евфрат, река|Евфрат]] наиболее близко сходятся между собой (33° северной широты), до Персидского залива. Впоследствии название это, с расширением политического могущества Вавилонской монархии, захватывало гораздо большую площадь, далеко выходившую даже за пределы Месопотамии; но собственно зерно В. развилось и созрело в указанных пределах. Эта, в сущности, маленькая страна, имевшая в древности не более 400 верст в длину и 200 верст в ширину (в самом широком месте), имела огромное значение в истории человечества. Уже древнее сознание человечества, как оно выразилось в [[../Библия|библейских сказаниях]], здесь именно видело древнейший центр культурной и политической жизни, что все более находит себе подтверждений в научных исследованиях и открытиях новейшего времени. Историческая наука уже давно занимается разрешением вопроса: где собственно искать первобытный очаг культурно-исторической жизни человечества. До последнего времени этот очаг видели по преимуществу на берегах Нила, где перед лицом исследователей выступали поражавшие своею незапамятною древностью монументы, по-видимому, устранявшие всякую мысль о соперничестве с ними. Но новейшие научно-исторические исследования, имеющие возможность опираться на богатейший археологический материал, все более и более доставляемый раскопками, почти с несомненностью заставляют именно в В. видеть исходный пункт всемирной культуры. В самом деле, теперь уже почти бесспорно признано всеми, что древнейшие начинания математики и астрономии имели свой корень именно в В., в знаменитых школах ''халдеев''; наше разделение времени, с его семидневной неделей, с часами и минутами, как подразделениями дня — вавилонского происхождения. Даже магия и астрология средних веков носит на себе все признаки В. происхождения. Наш алфавит, изобретение которого до последнего времени приписывалось финикиянам, будто бы составившим его на основании египетского иероглифического письма, в действительности имеет свой источник в первобытных формах древневавилонского клинообразного письма. Таково мнение столь авторитетного новейшего исследователя, как Гоммель.
 
''Земля и люди''. По своему географическому положению В. представляла собой сплошную низменную равнину, по которой Тигр и Евфрат, с трудом пробившись через ассирийские утесы и скалы, катят свои воды по направлению к Персидскому заливу. Такой характер страны объясняется тем, что вся эта низменная равнина есть наслоение ила, который ежегодно отлагается обеими реками во время их весеннего разлива (от апреля до июня). Если Египет, по выражению Геродота, есть дар Нила, то и В. есть такой же дар Тигра и Евфрата. Процесс этого наслоения продолжается и доселе, и притом с такой быстротой, что страна весьма заметно расширяется за счет [[ЭСБЕ/Персидский залив|Персидского залива]]. Город Ур (новейший Мугейр), судя по сохранившимся в нем надписям, был приморским городом, ведшим обширную морскую торговлю, а между тем этот пункт в настоящее время отстоит от берега залива более чем на 70 верст. В то же время известно, что в древности Тигр и Евфрат вливались в залив отдельными руслами, а теперь они входят в него одним общим руслом, искусственно образовавшимся на мягкой илистой почве наслоения. Процесс наслоения идет в размере около одной английской мили (около 1½ версты) в 66 лет, а в древнее время он, по всем признакам, совершался быстрее. На такой жирной илистой почве развивалась богатая растительность, которая в древности делала Вавилонию синонимом изумительного плодородия. Геродот, описывая эту страну, считает нужным оговориться, что он воздерживается от подробного изображения ее плодородия в опасении, как бы не возбудить недоверия в читателе. Финиковая пальма давала неистощимый запас народного продовольствия. Хлебные злаки давали сам 200, а иногда и сам 300, а просо и кунжут доходили до необыкновенной высоты. Камыш, густыми зарослями покрывавший берега рек, достигал более двух саженей высоты, представляя для населения почти строевой материал. Богатая природа требовала, однако, со стороны человека некоторых мер для обеспечения его благосостояния. Обе реки после весеннего разлива оставляли обширные болота, которые распространяли убийственные для здоровья миазмы; с другой стороны, окружающая пустыня, в союзе со знойным климатом ведет вечную борьбу с благодатным оазисом Месопотамии. Отсюда необходимость земляных работ с целью осушения болот и оздоровления страны, а также проведения канав или каналов, с целью орошения иссушаемых пустыней местностей. И в этом отношении вавилоняне уже в древнейшее время отличались высоким искусством, которое в цветущие времена Вавилонской монархии достигло поразительной степени совершенства. Отсутствие строевого леса и камня, и напротив, изобилие глины и земляной смолы (битумен) рано приучили человека эксплуатировать этот естественный даровой материал; из него выделывались великолепные кирпичи, из которых по преимуществу и строились дома и храмы. Вот почему также В. уже в древнейшее время славилась своим глиняным производством.
 
Вопрос о первобытном ''населении'' В. до последнего времени оставался весьма темным. Судя по первому впечатлению, подтверждавшемуся и поверхностным знакомством с новооткрытыми клинообразными надписями, некоторые думали, что население В., равно как и Ассирии, было искони семитическим; но весьма многое заставило усомниться в семитизме первобытного населения В., тем более, что найдены были такие древние клинообразные надписи, которые, очевидно, написаны не на семитическом языке. Надписи этого рода впервые замечены были Оппертом в 1854 году, и он высказал догадку, что они принадлежат ''туранскому'' племени, которое, следовательно, и было первоначальным создателем вавилонской культуры, перешедшей в наследство новым, более поздним поселенцам-семитам. Теория ''туранизма'' нашла себе горячих защитников в лице таких известных ученых, как Фр. Ленорман и другие ориенталисты этого направления, и она, можно сказать, господствовала в течение последних десятилетий. Но в самое последнее время начали высказываться сомнения в непогрешимости этой теории, так как она далеко не соответствует известному в истории характеру туранского племени. Оставалось, значит, возвратиться к старому, еще в Библии заявленному воззрению, что первоначальными поселенцами В. и создателями ее культуры были ''кушиты'', т. е. ветвь того хамитского племени, к которому, между прочим, принадлежали и египтяне. И это воззрение находит себе подтверждение в той аналогии, которую представляют основные элементы вавилонской культуры с основными элементами культуры египетской. Указанное воззрение нашло себе в последнее время основательного поборника в лице такого ассириолога, как Бабелон, ученик и продолжатель курса «Истории древнего Востока» Фр. Ленормана (IX иллюстрированное издание, 1885 г., т. IV-й, стр. 56 и сл.). Подтверждением этого воззрения является и тот факт, что древнейшие начатки египетской культуры представляют собой явственное воспроизведение культуры вавилонской; так, например, оно особенно заметно в архитектурном типе уступообразных пирамид, находящих свой прототип в уступообразных храмах Вавилонии. Вавилонские кушиты известны в Библии под названием ''касдим'', в туземных надписях — ''калдаи'', откуда ведут свое происхождение названия ''Халдея'', ''халдеи''. Они распадались на два племени — сумиров и аккадов, из которых первые занимали южную часть страны, а вторые — северную. Халдеи и были первоначальными создателями вавилонской культуры, и «халдейская мудрость» — в виде клинообразного письма и заключенных в нем умственных сокровищ — сохраняла свое значение в течение всего исторического существования В. и [[ЭСБЕ/Ассирия|Ассирии]], как самостоятельных государств, хотя собственно создателями этих государств были новые, позже поселившиеся племена ''семитов''. Новые поселенцы вполне воспользовались готовой халдейской культурой, слились с аборигенами во всем, кроме языка, и из этого слияния выработался тот могучий семитско-кушитский тип, который и создал знаменитые монархии Вавилонии и Ассирии. Ассирия, несомненно, была колонией В., в культурном отношении постоянно находилась в зависимости от последней и никогда не вырабатывала самостоятельной культуры. В., благодаря преобладанию в ней кушитского элемента, никогда не переставала быть страной материальной культуры по преимуществу. Завоевательные стремления никогда не играли в ней первенствующей роли, и даже при Навуходоносоре, В. своими завоеваниями пользовалась по преимуществу для культурных целей.
 
''История''. Начало ''истории Вавилонии'' теряется в тумане мифологических сказаний. Они относят его непосредственно ко времени, следовавшему за потопом, о котором у вавилонян существовало предание, сходное даже в своих деталях с преданием библейским. Предание это сохранилось в знаменитой эпопее, открытой в ниневийской библиотеке Ассурбанипала и прочитанной известным английским ассириологом Джорджем Смитом. Главным героем эпопеи является Издубар (как это имя принято предположительно читать в не разобранной еще клинообразной формуле). По своему характеру он вполне напоминает библейского Нимрода, которому приписывается основание Вавилона, а вместе с ним и еще трех городов — Эрех, Аккад и Халне. Они составляют первооснову политической организации тетраполии, сохранившей свое значение до позднейшего времени и увековеченной в титуле вавилонских царей, называвших себя «царями четырех городов» или стран. Нимроду — называемому в Библии «сильным звероловом» (Быт., X, 9), изображаемому на одном вавилонском памятнике в виде исполина, держащего под мышкой левой руки бессильно борющегося льва (колоссальная статуя в Луврском музее), приписывается мысль об основании первой всемирной монархии, которая должна была объединить различные племена под одной сильной властью. Власть Нимрода простиралась, по-видимому, на всю Месопотамию до склонов гор [[../Армения|Армении]]. Этот период известен под названием первой Халдейской конфедерации. Она состояла из союза нескольких главнейших городов, из которых каждый в известный период имел гегемонию над другими, вследствие чего и царь его получал в некотором смысле значение царя всей Вавилонии.
 
Древнейшим представителем этой конфедеративной власти является знаменитый царь города Аккада (или Агаде) ''Саргон'' I (Сарру-кину). Царствование его относится ко времени за 3800 лет до Р. X. Он был одним из самых популярных царей Месопотамии, и имя его сохранялось в народной памяти до самого падения Вавилона. В клинообразных надписях Саргон I изображается как покровитель науки и литературы; по его повелению сделан был сборник текстов, относящихся к магии и науке священных предсказаний по небесным явлениям и другим способам гадания. Из надписей видно, что Саргон сумел сосредоточить в своих руках большую военную силу и делал далекие походы на восток — против эламитян, на запад — против сирийцев, причем доходил даже до берегов [[ЭСБЕ/Средиземное море|Средиземного моря]]. Саргон передал престол своему преемнику сыну ''Нарам-Сину''.
 
Из других центров Халдейской конфедерации того времени играл весьма существенную роль в образовании и развитии вавилонской культуры древний город Ур, на развалинах которого теперь стоить деревня Мугейр. Он находился на правом берегу Евфрата, в области Сумир. Гегемония этого города над Вавилонией относится уже к сравнительно позднему времени, около 2500 лет до Р. Х. Цари его почти самодержавно правили всей конфедерацией. Из них пользуется особенной известностью царь ''Лик-Баг'', который официально титуловался так: «Лик-Баг, могущественный муж, царь Ура, царь стран Сумира и Аккада». Он был, вместе с сыном своим Дунги, страстным строителем и им именно построен был в Уре величественный храм, посвященный Самасу, «могущественному светилу неба, старшему сыну владыки бездны» ([[../Солнце|солнцу]]), и Сину — «светилу ночи» (луне). Ко времени гегемонии Ура относится водворение семитизма в В. Из лингвистических данных видно, что когда семиты впервые пришли в соприкосновение с халдеями, они еще были простыми кочевниками. Но, обладая большой восприимчивостью, они быстро освоились с элементами халдейской культуры, и, в качестве предприимчивых торговцев, скоро сделались необходимыми для преданных земледелию халдеев. Они представляли из себя сильную торговую аристократию, располагавшую значительными богатствами (как это видно, между прочим, из истории патриарха Авраама, этого семитического уроженца города Ура [Быт., XI, 31]). Халдея в это время стояла уже на значительной высоте культурного развития. Цари Ура, на время сумевшие сосредоточить в своих руках власть над всей Халдеей, не были в состоянии окончательно подавить тенденцию к децентрализации. Вскоре после Дунги страна, по-видимому, опять распалась на отдельные области, ослаблявшие себя взаимным соперничеством. Между тем к востоку от В., на равнинах Элама, образовалось сильное государство, суровые цари которого завистливо смотрели на богатство и роскошь своих халдейских соседей. Воспользовавшись ослаблением Халдеи, эламитяне сделали нападение на эту богатую страну, без особенного труда покорили ее и захватили власть в свои руки. ''Эламитское нашествие'' составляет новую страницу в истории Вавилонии. Но с этими периодами связываются некоторые неясности, которые еще ждут разгадки от непрочитанных памятников и надписей. Из эламитских царей, составивших особую династию в Халдее, по надписям известны трое, а именно: Симти-Ситаргал, его сын Кудур-Мапук и внук Эри-Аку, которые все имели своей столицей халдейский город Ларсу. Завоеватели, очевидно, были подавлены высшей культурой, с которой они встретились в Халдее, и вследствие этого скоро восприняли ее до того, что мало отличались от туземных халдейских царей, усвоили халдейский язык и даже строили храмы халдейским божествам. Власть Кудур-Мапука, видимо, простиралась на всю Халдею и соседние страны. С именем его сына, Эри-Аку, связывается особый интерес, так как имя это, в форме Ариох, упоминается в знаменитом библейском месте (именно XIV гл. книги Бытия), которое до последнего времени представляло историческую загадку, но благодаря новейшим открытиям оказалось любопытным свидетельством по древней истории В. именно этого периода. Здесь рассказывается история нашествия на Палестину пяти союзных месопотамских царей, среди которых упоминаются Кедорлаомер Эламский и Ариох Эласарский, который есть, очевидно, Эри или Ари-Аку, царь Ларсы. Набег месопотамских царей на Палестину, как известно из библейского свидетельства, закончился катастрофой: союзное войско их потерпело полное поражение от Авраама, ставшего во главе палестинских князей, и поражение их нашло быстрый отголосок в Халдее. Туземные князья не преминули воспользоваться таким благоприятным для них обстоятельством и низвергли эламитское владычество, после чего образовалась вторая Халдейская конфедерация, которая во всех отношениях воспроизводила политический строй первой, и центры власти переходили из одного города в другой. Но мало-помалу между городами стал особенно выдвигаться ''Вавилон'', который в прежнее время заслонялся другими. Этот город (''Баб-Илу'' — «Врата Божии») находился в северной части страны, в области Аккад (между тем как прежние центры власти находились по преимуществу в южной области Сумир), и лежал на левом берегу Евфрата, раскинувшись впоследствии по обе его стороны. Из клинообразных надписей нам известны имена одиннадцати царей Вавилона, правивших страной в течение трехсот лет (с 1800 по 1500 гг. до Р. Х.). Среди них особенно известен ''Гаммураби'', истинный создатель величия Вавилона. Он царствовал в течение 55 лет (1700—1645 гг.), и от него дошло до нас множество надписей, отчасти на семитском и отчасти на халдейском (сумиро-аккадском) языке. Власть В. при нем распространялась на всю Халдею, и он поддерживал ее посредством крепостей. Гаммураби оставил по себе добрую память в народе своими заботами о его материальном благосостоянии. Им предприняты были большие работы по осушению и орошению страны, прорыто было несколько новых каналов и сделана одна огромная насыпь на реке Тигре, для предотвращения наводнений вроде того, которое при нем разрушило целый город Муллиас и погубило жатвы. После Гаммураби следовал ряд незначительных царей, которые не в состоянии были поддержать прежнее могущество В. Страна пришла в состояние политической безурядицы, вследствие чего легко сделалась добычей нового завоевателя — хищных ''коссеев'', или по-ассирийски ''касши'', занимавших гористую местность к северо-востоку от Месопотамии, за рекой Тигром. Коссеи без труда покорили Вавилонию. Но с ними повторилось то же самое, что было и с эламитами: вавилонская культура подчинила себе и этих победителей. Некоторые из царей коссейской династии, имевшей девять поколений (1518—1270 гг. до Р. Х.), оставили по себе добрую память. Владычество коссеев не было особенно тяжелым для вавилонян; но Вавилонии вскоре пришлось встретиться с новым могущественным врагом, с которым началась ужасная, полная кровопролитий борьба, длившаяся в течение многих веков. Этим новым врагом была родственная Вавилонии ''Ассирия'' ([[../Ассирия|см. это слово]]).
 
Впервые Ассирия заявила о себе, как о политической силе, во время коссейского владычества над Вавилонией, а именно к концу его. Чувствуя слабость этой чужеземной династии, ассирийские цари начали смело наступать на В., и некоторое время спустя отважные воители Ассирии появились уже под стенами самого Вавилона, а в 1270 году ассирийский царь Тиглат-Адар взял Вавилон и низверг Коссейскую династию. Власть Ассирии, впрочем, не сразу упрочилась над В.; до этого прошел значительный период времени, в течение которого отношения между двумя странами находились в весьма неопределенном состоянии. В Вавилонии были две партии: одна — состоявшая из приверженцев Ассирии, другая — из приверженцев старой Коссейской династии. Между ними завязалась ожесточенная борьба, которая внесла страшную смуту в страну. Но эта смута, тяжело отзывавшаяся на В., содействовала усилению и процветанию Ассирии. Масса мирных вавилонян, не вынося тягостного состояния и думая найти себе более обеспеченное положение в Ассирии, переселилась туда, перенося с собой сокровища вавилонской письменности и культуры. При Тиглат-пал-ассаре I взаимные отношения между Ассирией и В. уже вполне приняли тот характер, которым они отличались в течение всего периода владычества Ассирии, — именно характер мрачного недовольства со стороны В., пользовавшейся всяким случаем для того, чтобы выйти из унизительного для ее гордости положения, и характер непреклонной настойчивости со стороны Ассирии. Основатель так называемой второй Ассирийской монархии, Тиглат-пал-ассар II, с целью ослабить В., формально присоединил северную часть ее к Ассирии, обеспечив ее от нападения и восстания целой цепью крепостей, а затем, воспользовавшись новым восстанием в В., двинулся в самое сердце ее, разбил вавилонского царя Укин-Зиру, взял самый Вавилон (731 г. до Р. X.) и принял древний титул вавилонских царей, — а именно провозгласил себя «царем Сумира и Аккада». Один из его преемников, Саргон Ассирийский, для упрочения своего господства над В., а также и для того, чтобы польстить Вавилону, как древнейшей столице, и тем нравственно связать ее с Ассирией, торжественно короновался там. Эти меры, однако, не только не достигли своей цели, но еще больше уязвляли самолюбие Вавилона, и в последующее время мы опять видим целый ряд восстаний, причем вавилонские цари прибегали даже к союзу со своими историческими врагами: эламитянами и египтянами. Желая навсегда покончить с постоянными мятежами, истощавшими силы монархии, Сеннахирим с чисто ассирийской бессердечностью порешил сделать их невозможными, уничтожив самый очаг их происхождения, — а именно уничтожить Вавилон огнем и мечом так, чтобы не осталось и следа от него. Жители, какие только попали в руки победителя, были массами проданы в рабство. Сын Сеннахирима, Эсар-Гаддон, нашел необходимым исправить дело своего отца, и, насколько возможно, восстановил город и его святыни, сделав в то же время Вавилон второй столицей монархии. Эта мера оказалась более политичной и на время успокоила страну, так что следующий ассирийский царь, Ассурбанипал, мог спокойно предаваться литературным и художественным занятиям, с которыми связано его имя. Дни Ассирии были, однако, сочтены. Воспользовавшись ослаблением ее военного могущества, многие из подчиненных ей народов восстали против нее, и этим восстанием не преминула воспользоваться и В. Наученная горьким историческим опытом, она теперь приступила к делу с большой осторожностью и для обеспечения успеха завязала сношения с Египтом и Мидией. Во главе восстания стал ассирийский наместник Вавилона, полководец Набопалассар, задавшийся честолюбивой мыслью сделаться независимым царем. Союзники двинулись в Ассирию и заставили последнего ассирийского царя Ассур-Эдил-Илана запереться в твердынях своей столицы. В течение двух лет он с отчаянным мужеством отражал приступы неприятелей; наконец, не видя никакой возможности держаться долее, особенно когда наводнением Тигра разрушило и снесло значительную часть укреплений, он, чтобы не попасть живым в руки победителей, заперся вместе с женами и сокровищами в своем дворце и поджег его. Но это еще больше разъярило торжествующих врагов, и вавилоняне решили излить на Ниневию всю свою веками накопившуюся жажду мщения. Ассирийская столица была разрушена до основания (606 г. до Р. X.). Как бы повторяя жестокую решимость Сеннахирима по отношению к Вавилону, вавилоняне направили поток Тигра на улицы разрушенного города, так чтобы смыть самый пепел и покрыть его слоем наносного песку. На развалинах Ассирийской монархии основалась новая монархия, так называемая ''Нововавилонская'', которая расцвела пышно, но лишь на короткое время. Основателем этой монархии был разрушитель Ассирии ''Набопалассар'', не только отважный воин, но и дальновидный политик. Союз с Египтом он скрепил женитьбой на египетской царевне, прославившейся своим умом и энергией, Нитокрисе (Нет-Акер — «Победоносная ночь»), а Мидию сблизил с собой через женитьбу своего сына [[БЭАН/Навуходоносор|Навуходоносора]] на дочери мидийского царя Киаксара. Достигнув главной цели, Набопалассар занялся тем, чтобы придать Вавилону блеск, достойный столицы обширной монархии. С этой целью он предпринял большие работы по укреплению и благоустройству Вавилона.
 
Чувствуя приближение старости и ослабление сил, Набопалассар привлек к управлению страной своего сына Навуходоносора, который и был его соправителем до самой кончины, оказав государству важные военные услуги, особенно в войне против рассорившихся из-за дележа Ассирии прежних союзников. С его именем и связывается высший расцвет Вавилона и всей Нововавилонской монархии.
Магия, как предмет изучения, была своего рода знанием; но по своим причитаниям и формулам она прямо переходила в область ''искусства'', так как сила того или другого причитания находилась в тесной зависимости от его словесной выразительности или лирической восторженности. Поэтому длинные причитания суть своего рода поэмы, иногда достигающие большой силы. Тем же поэтическим характером отличаются и вообще литературные произведения Вавилонии. В области религиозной лирики выдаются гимны, которые по возвышенности и глубине чувства могут быть сопоставлены с подобными же гимнами или псалмами евреев. Рядом с поэзией у вавилонян была весьма развита ''музыка'', находившая широкое применение при богослужении, а также при общественных и частных пиршествах, особенно во дворцах и домах знати. На барельефах часто встречаются изображения музыкантов, которые целыми оркестрами играют на разных музыкальных инструментах — флейтах, цитрах, арфах, цимбалах и др. По большим городам ходили уличные труппы музыкантов, состоявшие иногда из более чем 20 человек, с женами и детьми, которые подпевали или хлопали в ладоши. Эти уличные труппы по преимуществу состояли из пленников, и между ними в позднейшее время особенно славились своей музыкой иудеи. Что касается, наконец, пластических искусств, то в этом отношении вавилоняне создали много замечательного. Хотя они и не достигли ясного сознания идеала художественной красоты, но все-таки у них нельзя отрицать художественного чутья, ясно проявившегося во многих произведениях архитектуры и скульптуры. Их архитектура, правда, отличалась известной тяжеловесностью и часто непропорциональностью частей, так что храмы и дворцы походили скорее на крепости с изумительными по толщине стенами и малыми просветами; но художественное чувство давало себя знать в детальной отделке, например, ворот и входов, украшенных часто колоннадами, стиль которых перешел в наследие к грекам. Внутренность дворцов и храмов богато орнаментировалась произведениями скульптуры и ваяния. На этих произведениях лежит печать здорового реализма, старавшегося воспроизводить явления окружающего мира в их неприкрашенной действительности. В позднейших произведениях нельзя не заметить некоторой наклонности к преувеличению, например, в скульптурных фигурах человекообразных крылатых быков, которые своей чрезмерной мускульностью производят впечатление неестественности, хотя и не лишенной мощного величия. Вообще нужно сказать, что вавилонским художникам фигуры животных удавались лучше, чем фигуры людей, которые отличаются монотонностью композиции. В целой скульптурной галерее ассиро-вавилонских царей трудно заметить какую-либо вариацию в типе или выражении, неизменно носящем на себе печать сурово-непреклонного величия. Скульптурное искусство находило себе особенно широкое применение в барельефных изображениях, которыми украшались стены храмов и дворцов. Вавилонянам известна была и живопись, к которой часто прибегали скульпторы с целью оживления своих произведений; затем, она находила себе также широкое применение при орнаментации внутренних стен. Живописные изображения, которых, к сожалению, сохранилось очень мало, естественнее и проще скульптурных.
 
''Литература предмета''. Источники по изучению В. распадаются на два класса, из которых к первому принадлежат древние свидетельства классических писателей, а ко второму — клинописная литература. Среди классических писателей первое место принадлежит ''Геродоту'', который посвятил В. первую из 9 книг своей истории. Здесь можно найти массу драгоценного материала для изучения бытовой стороны жизни вавилонян, хотя в то же время нельзя не заметить обычного у Геродота недостатка — отсутствия должной критической проверки сообщаемых с чужих слов сведений. Более существенное значение имеет сочинение вавилонского жреца ''Бероза'', написавшего историю В. на греческом языке для современников Александра Великого и пользовавшегося при ее составлении подлинными вавилонскими документами. К сожалению, сочинение его ({{lang|grc|Βαβυλωνικά}}) дошло до нас только в отрывках и извлечениях у позднейших писателей (И. Флавия, Евсевия и др.). Из этих отрывков видно, что Бероз особенно подробно излагал историю первобытных времен. Его сообщения подтверждаются новейшими открытиями. К этому же классу можно отнести Библию, в которой имеется много ценного материала для изучения как внешней истории Вавилонии в периоды соприкосновения ее с историей иудейского народа, так и особенно внутреннего быта вавилонских царей. К другому классу источников принадлежит вся богатейшая по своему разнообразию клинописная литература, которая дала возможность вполне восстановить историю В. во всех подробностях ее политической и культурной жизни и чрезвычайно усилила интерес к ней. Если в прежнее время, при скудости источников, история В. представляла лишь набор тощих и неправдоподобных сведений, то теперь она получила вполне научный характер, несмотря на то, что некоторые периоды еще нуждаются в дополнительном материале, который изобильно доставляется раскопками. Из новейших обработок истории В. (кроме указанных под словом Ассирия) можно указать следующие сочинения: G. Rawlinson, «The five great Monarchies of the Eastern world» (2-е изд., 1871 г., в I и II т.); G. Smith, «History of Babylonia» (1877 г.); IV и V тома F. Lenormant, «Histoire ancienne de l’Orient» (9-е иллюстрированное изд., 1885—87); Thiele, «Babylonisch-Assyrische Geschichte» (1886—1888); Hommel, «Geschichte Babyloniens-Assyriens» (Лейпциг, 1889 г.) и др. Сочинения Ленормана и Гоммеля богато иллюстрированы снимками с памятников. В нашей литературе история В. — еще непочатый край; есть несколько журнальных статей, но нельзя указать ни одного самостоятельного сочинения, если не считать небольшой книжки профессора Н. Астафьева: «Вавилоно-Ассирийские древности по новейшим открытиям» (СПб., 1882 г.). Из переводных сочинений можно указать на трактат Сэйса: «Ассиро-Вавилонская литература» (СПб., 1879 г.) и на соответствующие отделы в «Истории древнего Востока» Ленормана, в переводе Команина, (Киев, 1879 г.) и «Всеобщей истории» Г. Вебера (т. I, перевод Андреева-Чернышевского, [[Москва]], 1885). К сожалению, перевод Ленормана сделан с устарелого издания, а соответствующий отдел в истории Вебера даже в новых изданиях (а следовательно, и в русском) не идет дальше ассириологии 70-х годов, между тем как с того времени наука сделала большие успехи.
 
{{ЭСБЕ/Автор|А. Лопухин}}.

Навигация