На Мальтийский орден (Державин): различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
Обновление шаблона с помощью AWB
[непроверенная версия][досмотренная версия]
Нет описания правки
(Обновление шаблона с помощью AWB)
| АВТОР = [[Гавриил Романович Державин]] (1743—1816)
| ДАТАСОЗДАНИЯ = 1798
| ИСТОЧНИК = {{Державин:Грот|2|213—230}}
| ИСТОЧНИК = [http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=853 Сочинения под ред. Я. Грота. Т. 2. (1865)]
| КАЧЕСТВО = 4
| СОДЕРЖАНИЕ = [[Стихотворения Державина 1770-1799#1798|Стихотворения 1798]]
| ПРЕДЫДУЩИЙ = [[На брак графини Литты (Державин)|На брак графини Литты]]
}}
 
{{poempoemx|На Мальтийский орден|<poem>
[[Категория:Поэзия Гавриила Романовича Державина]]
[[Категория:Русская поэзия, малые формы]]
[[Категория:Литература 1798 года]]
 
{{poem|На Мальтийский орден|<poem>
{{indent|2}}Звучит труба, окрестны горы
Передают друг другу гром;
Как реки, рыцарей соборы
Лиются в знаменитый сонм.
{{nr|5}}Шумит по шлемам лес пернатый,
Сребром и златом светят латы,
Цвет радуг в мантиях горит:
Хор свыше зрит, как с Геликона
Синклит, царица, царь, средь трона
{{nr|10}}В порфире, в славе предстоит<ref>''В порфире, в славе предстоит.'' — Первые две строфы содержат картину великолепного торжества, бывшего в Зимнем дворце по случаю принятия государем титла великого магистра ордена (см. выше, стр. 210, примечание 1). Все наличные мальтийские кавалеры, предводимые графом Ю. П. Литтою, были в мантиях и в шляпах с перьями. Император, в черной бархатной мантии, подбитой горностаем, в короне гросмейстера, сидел рядом с императрицею на троне, близ которого лежали на столе царские регалии. Члены св. синода и пр. сената стояли на ступенях трона; толпы зрителей теснились на хорах. По улицам тянулись ряды войска, в котором поэт воображает не только Европейцев, Русских, но и представителей азиатских и американских областей, принадлежащих России. Под ''грифонами'' (гриф, баснословная четвероногая птица) разумеются окрыленные парусами корабли; под ''драконами'' — пушки; под ''Полканами''* — конница; под ''орлиными стадами'' — русский народ.<blockquote>______________<br />* Державин конечно еще с детства был знаком с русским сказочным миром. Впоследствии главным печатным источником его сведений в этой области народной литературы сделались изданные Чулковым в 4-х частях ''Русские сказки'', М. 1780, где можно найти многие имена, встречающиеся у Державина, как-то: ''Добрыня, Тороп, Добрада, Полкан'' (ч. I). Здесь же (ч. III) упоминается уже и ''Всемила'', дочь скифского царя (Ср. Том I, стр. 5). В другом сочинении Чулкова (''Абевега русских суеверий'', М. 1786, стр. 271) говорится про Полкана: «Славяне почитали его полубогом и приписывали ему чрезъестественную силу и невоображаемую прыткость в бегании: он имел с верху до половины тело и сложение человеческое, а от пояса коневье.» 1-е изд. этой книги, под заглавием'' Словарь р. с.'', вышло 1782 г.</blockquote></ref>.
 
{{indent|2}}Клейноды вкруг; в них власть и сила;
Стрел тучи Азия пустила,
Идут Американцы в бой,
{{nr|15}}Темнят крылами понт грифоны,
Льют огнь из медных жерл драконы,
Полканы вихрем пыль крутят;
Безмерные поля, долины
Обсели вкруг стада орлины,
{{nr|20}}И все на царский смотрят взгляд.
 
{{indent|2}}Миров владыке лучезарных
В могуществе ему нет равных.
Властитель душ, любимый царь
{{nr|25}}Речет — и флот сквозь волн несется!
Велит — и громом твердь трясется!
Тьма всадников чрез степь летит!
И гнев его есть гнев вселенной.
Но лишь с улыбкою священной
{{nr|30}}Прострет он длань, — и все молчит.
 
{{indent|2}}Кто сей, пред важным сим собором<ref>''Кто сей, пред важным сим собором'' и проч. — Граф Литта. См. о нем [[На брак графини Литты (Державин)|предыдущее стихотворение]].</ref>,
Предстал с унылым, кротким взором?
Сонм неких воев зрится мне:
{{nr|35}}На них кресты, а не эгиды<ref>''На них кресты, а не эгиды.'' — Мальтийские кавалеры на бронях своих и на щитах имели нашитые белые кресты, а не эгиды (''Об''. Д.). О мальтийском кресте см. ниже 2-е приложение к этой оде.</ref>!
Уж не Гаральды ль то, Готфриды?
Не тени ль витязей святых?
Их знамя! — Их остаток славный
Пришел к тебе, о царь державный!
{{nr|40}}И так вещал напасти их:
 
{{indent|2}}«Безверья гидра проявилась<ref>''Безверья гидра проявилась.'' — Все сказанное в этой и следующей строфе относится к разным известным явлениям французской революции. Выражение «присяжные враги злобе» означает рыцарские ордена, считавшие главным своим призванием вражду с магометанами (''Об''. Д.). Произносимый здесь Державиным приговор французской революции совершенно согласен с тем, что тогда вообще говорилось о французской нации и в официальных документах. Так напр. в рескрипте императора Павла адмиралу Ушакову (см. выше стр. 212) сказано: «Действуйте вместе с Турками и Англичанами против Французов, яко буйного народа, истребившего в пределах своих веру и Богом установленные законы» и проч. (''История войны в 1799 г.'', т. I, стр. 90).</ref>:
В груди его, в душе вселилась,
И весь чудовищем он стал!
{{nr|45}}Растет — и тысячью главами
С несчетных жал струит реками
Обманчивый по свету яд:
Народы, царства заразились,
Развратом, буйством помрачились
{{nr|50}}И Бога быть уже не мнят.
 
{{indent|2}}«Нет добродетели священной,
Не стало рыцарств во вселенной:
Присяжных злобе нет врагов,
{{nr|55}}Законы царств, обряды веры,
Святыня — почтены в химеры;
Попран Христос и скиптр царей;
Европа вся полна разбоев,
Цареубийц святят в героев:
{{nr|60}}Ты, Павел, будь спаситель ей!
 
{{indent|2}}«Мы гроб святый освободили,
Но нас наследия лишили,
И мы изгнанники теперь!
{{nr|65}}Прими ты нас в твое храненье!»
Рекли, — печать и жезл правленья
Царю, преклоншись, поднесли.
Как луч сквозь мрака пробегает,
Так речь их царску грудь пронзает:
{{nr|70}}Сердечны слезы потекли<ref>''Сердечны слезы потекли.'' — «Императору сие» (т. е. поднесение короны, печати и жезла Мальтийцев) «чрезвычайно приятно было, так что он от удовольствия заплакал» (''Об''. Д.).</ref>.
 
{{indent|2}}«Жив Бог!» царь рек — и меч полсвета,{{indent|6}}
Как быстры молньи, обнажил<ref>''… и меч полсвета, Как быстры молньи, обнажил'' и проч. — «Меч полусвета» — русский меч (см. Том I, стр. 289, примеч. 36). «Император, обнажа свой меч и ознаменовав себя оным крестообразно, присягнул, так сказать, в верности ордену, по каковому знаку и все мальтийские кавалеры, вынув свои мечи, в ознаменование своей верности преклонили к подножию престола его» (''Об''. Д.).</ref>;
Крестообразно, в знак обета,
К челу вознес и преклонил;
{{nr|75}}Мечи несчетны обнажились,
К престолу правды преклонились;
Разверзлось небо, и средь туч
Петра он, Павла, Иоанна<ref>''Петра он, Павла, Иоанна'' и проч. — «Автор, в восторге своем, смотря на сие великолепное зрелище, мечтал быть свидетелями оного: Петра апостола, держащего ключ, Павла апостола, держащего щит, и Иоанна Крестителя, держащего знамя, — яко их принадлежности». Провидение устроило, что эти же имена означают трех императоров, царствовавших лишь короткое время (''Об''. Д.). Видение апостолов: Петра — как протектора католиков, Павла — как соименника императору, и Иоанна крестителя — как покровителя мальтийского ордена (Остол. ''Кл. к с. Д.'', стр. 76).</ref>
Узрел звездами увенчанна,
{{nr|80}}Дающих знамя, щит и ключ!
 
{{indent|2}}Орел, судьбой рожденный к славе,
В полях как лев, как агнец в нраве,
Спокоен внутрь, вне все боряй,
{{nr|85}}Морей и бурей слышит свисты;
Он сносит зной и воздух льдистый,
Он выше всех себя вознес:
Так чьи ж поддержат неба плечи?
Кто станет против адской сечи?
{{nr|90}}Один бессмертный, твердый Росс!
 
{{indent|2}}Один! — Твоя лишь доблесть строга,
Отдать безверным могут Бога,
Христу алтарь, царям чертог<ref>''Христу алтарь, царям чертог.'' — «Автор думал, что некому другому привесть Французов на истинный разум, как одним Русским, … что бы в самом деле исполнилось, ежели бы продолжился век Екатерины, или император Павел не отозвал бы обратно своих войск, рассердяся на Австрийцев, посланных с Суворовым» (''Об''. Д.).</ref>:
{{nr|95}}Во громы облеченный ангел,
Во броню правды верный Павел
И с ним Господня благодать<ref>''И с ним Господня благодать.'' — Автор разумел обыкновенную благодать Божию, споспешествующую справедливым и благородным подвигам; но когда император приказал на знаменах и на касках написать это слово, то стали говорить, что под ним должно разуметь греческое название благодати (''Об''. Д.).</ref>
Удобны злобы стерть коварства,
Смятенны успокоить царства,
{{nr|100}}И славный подвиг твой венчать.
 
{{indent|2}}Дерзай! — Уж, свыше вдохновенный,
Стихии спутствуют смиренны,
Планеты счастливо текут;
{{nr|105}}Сквозь говор птиц, сквозь зверска рева,
На брак готовясь, плачет дева<ref>''… На брак готовясь, плачет дева.'' — «Накануне сражения с Мамаем некто Волынец, бывший в войске князя Дмитрия Иоанновича, с позволения его делал примечания ''(наблюдал приметы)'', отходя в уединенное место, где слышал говор птиц или клик воронов и вой волков, обыкновенно сбирающихся на снедь трупов, а сквозь их, в татарской стороне — плач женщины, подобной лишившейся мужа, а на российской — тихое рыдание, подобное девицы, идущей на брак, из каковых примечаний и предвестил великому князю победу» (''Об''. Д.). Здесь Державин не совсем точно припоминает место из ''Сказания о Мамаевом побоище'', в котором, описав явления грозы на стороне татарской, — тишину и свет на стороне русских полков, воевода Дмитрий Волынец объявляет, что у него есть еще примета. Затем, сойдя с коня и приложив ухо к земле, он говорит: «Едино есть на пользу, а другое скорбно: слышах бо, господине княже, землю на двое плачущуся, едина страна поганым языком плакася горько чад своих, аки вдова некая; другая же страна, аки некая девица, жалостно плачевный глас аки от свирели испущаше» и проч. … (''Синопсис'', Спб. 1785, глава ''О приметах Димитрия Волынского'', стр. 154).</ref>;
Сияет крест средь облаков ,
Конь белый всадником блистает<ref>''Сияет крест средь облаков, Конь белый всадником блистает.'' — ''Крест средь облаков'' с надписью: «Сим победишь твоих врагов» — известное видение Константина Великого. — Ко второму стиху в ''Объяснениях'' примечание: «Георгий победоносец пишется на белом коне: то в старинные годы, когда в вере Русские более тверды были и оною воспламенялись, рассказывали после сражения, что будто видали на белом коне скачущего воина, который им помогал одержать победу». По поводу победы Димитрия Донского в летописи сказано: «Видеша бо вернии, яко в сий час Ангели помогаху христианом, и свв. Мученик полки, Георгия победоносца и Димитрия мироточиваго» и проч. Легенда о каппадокийском князе Георгии, который при Диоклециане спас царевну убиением змея, чрезвычайно распространилась по всей Европе, особенно после крестовых походов, и он был признан покровителем целых корпораций и государств, наприм. Англии и Генуи. До сих пор, даже в протестанских странах, можно еще встретить во многих церквах, в ратушах, в музеях и т. п. скульптурное изображение того же всадника, попирающего дракона, который принят и в наш государственный герб (у Шведов St. Göran).</ref>,
На небе бард в звездах читает:
{{nr|110}}«Сим победишь твоих врагов!»
 
{{indent|2}}Не змей ли страшный, протяженный
Сомкнуты изгибая члены,
Чешуйчатым блестит хребтом?
{{nr|115}}Нет! полк твой так, сряженный к бою,
Сверкающей вдали грядою
Пойдет чрез горы и леса;
Столп огненный пред ним предыдет<ref>''Столп огненный пред ним предыдет'' и проч. — Подобно тому, что совершилось с Израильтянами при исходе их из Египта (''Об''. Д.).</ref>,
Пучина глубины раздвинет,
{{nr|120}}И обновятся чудеса.
 
{{indent|2}}В броню незриму облеченна.
Самсона мышца напряженна
Дерет зубасту челюсть льву;
{{nr|125}}Бег солнца Навин воспрещает,
Труб гласом грады сокрушает;
Багрит стан ночью Гедеон;
Давид из пращи мещет камень:
Трясяся, Голиаф туманен
{{nr|130}}Падет пред ним, как страшный холм<ref>''Падет пред ним, как страшный холм.'' — «Все сии библейские чудеса автор ввел, предсказывая, что когда помощь Божия будет вспомоществовать оружию Россиян, то они верно победят, что и исполнилось тогда под предводительством Суворова» (''Об''. Д.).</ref>.
 
{{indent|2}}Иль Пересвет с гигантом к бою<ref>''Иль Пересвет с гигантом к бою.'' — «Се лежаше храбрый витязь Пересвет чернец и близ его татарский Голиаф, от Пересвета побежденный» (''Синопсис'', гл. ''О поезде в. кн. Димитрия между трупами'', стр. 169; ср. ''Ист. Госуд. росс.'', т. V, гл. I).</ref>,
Крест в левой жмет, копье десною,
И раздробляет вражий щит.
{{nr|135}}Венцы нетленные плетутся<ref>''Венцы нетленные плетутся'' и проч. — Опять воспоминание из ''Сказания о Мамаевом побоище''. Преподобный Сергий, в беседе с великим князем Дмитрием Ивановичем, между прочим сказал ему: «… венец же тебе еще не готов, но иным многим венцы плетутся» (''Синопсис'', гл. ''О походе в. кн. Димитрия в монастырь св. Троищы'', стр. 135). Державин в своих ''Объяснениях'' ошибочно припоминает и при этих стихах предсказание Волынца (Ср. выше, стр. 220, примеч. 12).</ref>,
На челы верных воев вьются,
И райска их кропит роса;
Отступники, скрыпя зубами,
Кровь бледными из ран руками,
{{nr|140}}Отчаясь, мещут в небеса<ref>''… Отчаясь, мещут в небеса.'' — «Юлиан, император римский, в сражении с христианами ранен был стрелою и, увидев Христа (как повествуется в Четьей-минеи) на облаках, меща кровь на небо из раны, в ярости кричал: {{razr|Напейся, Галилеянин, крови моей!}} Эта картина относится к отчаянию богоотступников другого времени, Французов» (''Об''. Д.).</ref>.
 
{{indent|2}}И се, Марии под покровом,
Наш флот в стремленьи быстром, новом,
На гордый наступает Нил.
{{nr|145}}Со именем Цирцей волшебным<ref>''Со именем Цирцей волшебным.'' — «Некто генерал, называемый Цирцей, предводительствовал французским воинством, и как по баснословию Цирцея была волшебница, то и придано ему волшебство или искусство в ремесле его, не взирая на которое Россияне одержали победы» (''Об''. Д.). Настоящее имя этого генерала нашлось бы, может быть, в сочинении Француза Bellaire о военных действиях в Ионическом море, но этой книги мы достать не могли.</ref>
И с скопищем, Христу враждебным,
Противу нас не устоял.
Луна с крестом соединилась<ref>''Луна с крестом соединилась.'' — Турки были тогда в союзе с Римом (''Об''. Д.).</ref>!
Вселенна чуду удивилась:
{{nr|150}}Знать, всех нечестий свыше Галл!
 
{{indent|2}}Денницу зрели: мудр и славен,
Рек: «Вышнему я буду равен,
На западе воздвигну трон». —
{{nr|155}}Но гибельны пути лукавы…
Кто света царь? кто есть царь славы?
Кто велий Бог? — «Един трисвят»!
Воспела Херувимов сила,
И грозны громы Михаила<ref>''И грозны громы Михаила.'' — «Сим стихом предвещает стихотворец совершенную победу над Францией Михайле Павловичу. Бог только один ведает, сбудется ли это» (''Об''. Д.). Вся эта строфа основывается на одном месте пророка Исаии ([[Ис.#14:12|гл. 14, ст. 12]] и т. д.) о Деннице, с которою сравнивается царь вавилонский, говорящий: «… Взыду выше облак, буду подобен Вышнему» и проч., и на поветствовании Четиих-миней об архангеле Михаиле (см. под 8 ноября ''Слово на Собор св. Архистратига Михаила'').</ref>
{{nr|160}}Стремглав коварство свергли в ад.
 
{{indent|2}}Народы мира! вразумитесь,
И властолюбия страшитесь;
Власть свыше посылает Бог.
{{nr|165}}Нет счастия в сем мире чудном,
Прибытком, любочестьем бурном,
Где вервь от якоря снята<ref>''Где вервь от якоря снята.'' — «Коль скоро не утверждено сердце человеческое на христианских добродетелях, то никакими приобретениями не обретет себе покою» (''Об''. Д.). Это напоминает евангельское изречение: «Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит?» и проч. ([[Мф.#16:26|Мат. XVI, 26]]).</ref>;
В одной лишь вере есть блаженство,
В законах — вольность и равенство,
{{nr|170}}А братство — во любви Христа.
 
{{indent|2}}Я реки обращу к вершинам,
Велю молчать громам, пучинам,
Лучами с солнцем поделюсь;
{{nr|175}}Но где предел ума паренью,
Пристанище к отдохновенью?
Кто вшел небес на вышину?
Никто, — лишь только Богом званный:
И я, чрез происки коварны,
{{nr|180}}Ни шага к трону не шагну.
 
{{indent|2}}Доверенность! ты, столп правленья,
С тобой средь змей, стихиев пренья
Покойно спит великий муж!
{{nr|185}}Снесись, о дух, дух благотворный!
В сердца людей, на царски троны,
И воспрети лить смертных кровь.
Скажи: «Народ — безглавно тело;
Пещись о нем царей есть дело:
{{nr|190}}Живит взаимна их любовь».
 
{{indent|2}}Но кто же сей любви нелестной,
Научит нас? Отец небесной,
Наш Богочеловек Христос.
{{nr|195}}В трудах Он сущих успокоит,
Заблудшихся в пути устроит,
В болезнях призрит, исцелит,
Скорбящих посетит в темнице,
Последний лепт отдаст вдовице:
{{nr|200}}Сие сын веры совершит.
 
{{indent|2}}Кто ж горня Иерусалима
В ком доблесть благодати зрима
И соподвижник кто Петров?
{{nr|205}}Не тот ли, сердца нежна свойства
И чувства жалости, геройства
В святой душе что совместил,
Отверз отеческие длани,
Приемлет странников без дани<ref>''Приемлет странников без дани'' и проч. — «Павел император весьма милостиво принимал эмигрантов и давал им помощь без всякой от них заслуги, и хотел восстановить рыцарские и кавалерские ордена» (''Об''. Д.).</ref>
{{nr|210}}И душу рыцарств воскресил?
 
{{indent|2}}Да препояшет радость холмы,
Да водворится счастье в домы
Тобой, избранный из царей!
{{nr|215}}Да отдадут скалы кремнисты
Обратно песни голосисты,
И луч, преломшись от стекла,
Как в воздухе ярчей несется, —
Так от избытка сердца льется
{{nr|220}}И благодарность и хвала!|1798}}
</poem>|1798}}
 
== Варианты ==
{{poempoemx|&nbsp;|<poem>
* ''Ст. 4:''
За рядом ряд текут во сонм ''(Первонач. рукоп.)''.
* ''Ст. 219—220:''<ref>Поправка руки Державина в изд. 1808 г.</ref>
Да от избытка …
Так благодарность …|}}
</poem>|}}
 
== Примечание Я. Грота ==
Помещаем здесь найденную нами в бумагах Державина подлинную просьбу от имени ордена, поданную императору Павлу графом Литтою, о принятии государем звания великого магистра. Сколько нам известно, просьба эта нигде еще не была напечатана.
 
{{начало цитаты}}
{{cquote|
<div class="indent">
::«Sire,
 
«L’ordre souverain de St.-Jean de Jérusalem, fondé sur les principes de la bienfaisance et de l’honneur, a constamment rempli le but sacré de son institution. Sept siècles de prospérité et de gloire attestent la sagesse de ses loix et son dévouement à ses devoirs. Forcé jadis d’abandonner l’isle où il régnoit et qu’il rendit célèbre par tant de prodiges de valeur, il vit ses pertes réparées par la générosité d’un Souverain magnanime qui lui donna une nouvelle résidence et dont l’Europe entière admire le bienfait! Dépouillé une seconde fois de l’héritage de ses ancêtres et menacé d’une ruine totale par la dispersion de ses membres, l’Ordre de St.-Jean de Jérusalem vient se jeter dans les bras de l’Auguste Protecteur que la Providence éternelle lui avoit déjà accordé, pour sauver dans le péril le plus éminent son existence et sa gloire. Il supplie Votre Majesté Impériale de lui accorder le plus signalé des bienfaits, celui d’être son Chef et de le soutenir par Sa puissance. Il confie à Votre Majesté Impériale ses destinées et le dépôt sacré de ses institutions et de ses droits. La proclamation solemnelle que je porte au trône de Votre Majesté Impériale exprime les voeux de tous les chevaliers fidèles à la religion et à l’honneur : Votre acceptation, Sire, sera pour notre ordre le plus sûr garant de son rétablissement, de sa prospérité et de sa splendeur».}}
</div>{{конец цитаты}}
 
=== 2. ===
В рукописной книге сочинений Н. А. Львова находится очерк истории мальтийского ордена. Львов был сам кавалером его: он пользовался милостью императора Павла и жил в Гатчине (см. под 1804 г. стихотворение [[Память другу (Державин)|Память другу]]). Печатая для любопытных этот очерк, в котором мальтийские кавалеры названы ''Ивановскими'', мы предпосылаем ему и следующую собственноручную заметку Львова, объясняющую цель составления его: «Г. Обер-церемониймейстеру Валуеву, требовавшему от меня, что такое Мальтийский орден, ибо многие кавалеры называли его Ordre de Ste-Malte».
 
{{cquote|1=начало цитаты}}<div class="indent">
::«Мальтийские кавалеры имеют разные названия:
 
Кавалеры мальтийские носят крест золотой с белою финифтью на черной ленте в петлице.
 
Кавалеры большого креста носят белый холстинный крест на черном поле на супервесте, а финифтевый осмиконечный на шее и на такой же ленте».</div>}}
</div>{{конец цитаты}}
 
=== 3. ===
«Вздох Наместнического Мундира Ф. М., единого при дворе сущего, к едущим кавалерам 1799 сент. 20-го* в Гатчине.
 
{{poemx1||«Блаженны людие с крючками,
{{poem1||<poem>
«Блаженны людие с крючками,
Что могут полы застегнуть
И в дождь негрязными стопами
Помилуйте хоть раз меня:
Иль красную мне дайте ризу,
Иль посадите на коня.» —|}}
</poem>|}}
&#42; День рождения императора Павла.
 
== Комментарий Я. Грота ==
 
 
<references />
 
[[Категория:Поэзия Гавриила Романовича Державина]]
[[Категория:Русская поэзия, малые формы]]
[[Категория:Литература 1798 года]]

Навигация