Ворон (По; Брюсов): различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
Нет описания правки
Нет описания правки
| ПРЕДЫДУЩИЙ = [[Страна снов (По/Брюсов)|Страна снов]]
| СЛЕДУЮЩИЙ = [[Спящая (По/Брюсов)|Спящая]]
| ИСТОЧНИК = {{книга|автор=Эдгар По|заглавие= Полное собрание поэм и стихотворений. Перевод и предисловие Валерия Брюсова с критико-библографическим комментарием|ссылка=|место=Москва-Лениград|издательство= Государственное издательство "Всемирная литература". Ленинград. Моховая, № 36|год=MCMXXIV|страницы=57-60}}
| ДРУГОЕ = Перевод [[Валерий Яковлевич Брюсов|Валерия Яковлевича Брюсова]] осуществлён в 1905—1924 годах.
| ВИКИПЕДИЯ = Ворон (стихотворение, 1845)
По отвергнутой науке, и расслышал смутно звуки,
Вдруг у двери словно стуки,— стук у входа моего.
«Это — гость, — пробормотал я, — там, у входа моего.
{{indent|412}}Гость, — и больше ничего!»
 
Ах! мне помнится так ясно: был декабрь и день ненастный
Был как призрак — отсвет красный от камина моего.
Ждал зари я в нетерпеньи, в книгах тщетно утешенье
Я искал в ту ночь мученья, — бденья ночь, без той, кого
Звали здесь Линор. То имя… Шепчут ангелы его,
{{indent|412}}На земле же — нет его.
 
Шелковистый и не резкий, шорох алой занавески
Я твердил: «То — посещенье просто друга одного».
Повторял: «То — посещенье просто друга одного,
{{indent|412}}Друга, — больше ничего!»
 
Наконец, владея волей, я сказал, не медля боле:
Слабый стук не разобрал я, стук у входа моего».
Говоря, открыл я настежь двери дома моего.
{{indent|412}}Тьма, — и больше ничего.
 
И, смотря во мрак глубокий, долго ждал я, одинокий,
Раздалось одно лишь слово: шепчут ангелы его.
Я шепнул: «Линор», и эхо — повторило мне его,
{{indent|412}}Эхо, — больше ничего.
 
Лишь вернулся я несмело (вся душа во мне горела),
Он и вызвал страх недавний, ветер, только и всего,
Будь спокойно, сердце! Это — ветер, только и всего.
{{indent|412}}Ветер, — больше ничего!»
 
Растворил свое окно я, и влетел во глубь покоя
Словно лорд иль лэди, сел он, сел у входа моего,
Там, на белый бюст Паллады, сел у входа моего,
{{indent|412}}Сел, — и больше ничего.
 
Я с улыбкой мог дивиться, как эбеновая птица,
Древний, мрачный Ворон, странник с берегов, где ночь всегда!
Как же царственно ты прозван у Плутона?» Он тогда
{{indent|412}}Каркнул: «Больше никогда!»
 
Птица ясно прокричала, изумив меня сначала.
Птицы, что над входом сядет, величава и горда,
Что на белом бюсте сядет, чернокрыла и горда,
{{indent|412}}С кличкой «Больше никогда!»
 
Одинокий, Ворон черный, сев на бюст, бросал, упорный,
Наконец, я птице кинул: «Раньше скрылись без следа
Все друзья; ты завтра сгинешь безнадежно!..» Он тогда
{{indent|412}}Каркнул: «Больше никогда!»
 
Вздрогнул я, в волненьи мрачном, при ответе столь удачном.
Гнали в даль и дальше гнали неудачи и нужда.
К песням скорби о надеждах лишь один припев нужда
{{indent|412}}Знала: больше никогда!»
 
Я с улыбкой мог дивиться, как глядит мне в душу птица.
Сны за снами, как в тумане, думал я: «Он жил года,
Что ж пророчит, вещий, тощий, живший в старые года,
{{indent|412}}Криком: больше никогда?»
 
Это думал я с тревогой, но не смел шепнуть ни слога
К бархату; мы, прежде, двое так сидели иногда…
Ах! при лампе, не склоняться ей на бархат иногда
{{indent|412}}Больше, больше никогда!
 
И, казалось, клубы дыма льет курильница незримо,
Шаг чуть слышен серафима, с ней вошедшего сюда.
«Бедный! — я вскричал, — то богом послан отдых всем тревогам,
Отдых, мир! чтоб хоть немного ты вкусил забвенье, — да?
Пей! о, пей тот сладкий отдых! позабудь Линор, — о, да?
{{indent|412}}Ворон: «Больше никогда!»
 
«Вещий, — я вскричал, — зачем он прибыл, птица или демон?
Искусителем ли послан, бурей пригнан ли сюда?
Я не пал, хоть полн уныний! В этой заклятой пустыне,
Здесь, где правит ужас ныне, отвечай, молю, когда
В Галааде мир найду я? обрету бальзам когда?»
{{indent|412}}Ворон: «Больше никогда!»
 
«Вещий, — я вскричал, — зачем он прибыл, птица или демон?
Ради неба, что над нами, часа страшного суда,
Отвечай душе печальной: я в раю, в отчизне дальней,
Встречу ль образ идеальный, что меж ангелов всегда?
Ту мою Линор, чье имя шепчут ангелы всегда?»
{{indent|412}}Ворон: «Больше никогда!»
 
«Это слово — знак разлуки! — крикнул я, ломая руки.
Не хочу друзей тлетворных! С бюста — прочь, и навсегда!
Прочь — из сердца клюв, и с двери — прочь виденье навсегда!»
{{indent|412}}Ворон: «Больше никогда!»
 
И, как будто с бюстом слит он, все сидит он, все сидит он,
Там, над входом. Ворон черный, с белым бюстом слит всегда!
Светом лампы озаренный, смотрит, словно демон сонный.
Тень ложится удлиненно, на полу лежит года,
И душе не встать из тени, пусть идут, идут года,
{{indent|412}}Знаю, — больше никогда!|1905—1924}}
----
''Ворон''. Поэма была написана осенью 1844 г.; Эдг. По долго предлагал ее разным журналам, но безуспешно; впервые она была напечатана в «Evening Mirror», 20 января 1845 г.; позднее перепечатана в [[Сборники стихов Эдгара По, изданные при его жизни (Брюсов)#IV. Сборник 1845 г.|изд. 1845 г.]], в его повторениях и многих других. Эта поэма сразу получила огромную популярность, и Эдгара По стали называть «певцом Ворона». По другим известиям наброски «Ворона» восходят еще в 1843 или даже 1842 г. ''[[Примечания к отдельным стихотворениям (Брюсов)#1844 г.|(Прим. перев.)]]''

Навигация