ЕЭБЕ/Италия: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
30 байт добавлено ,  6 лет назад
м
→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB
м (→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB)
м (→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB)
''Источники и литература.'' — Neubauer, The early settlements of the jews in Southern Italy, Jew. Quart. Rev., IV, 606; Ascoli, Iscrizioni inedite о mal note, greche, latine, ebraiche, d. antichi sepolcri giudaici nel Napolitano, Firenze, 1879; Lenormant, La catacombe juive de Venosa, Rev. Etudes Juiv., VI, 200; Schürer, Gesch., II2, 504; Vogelstein-Rieger, Gesch. der Jud. in Rom; Berliner, Geschichte der Juden in Rom; Neubauer, Med. Jew. Chron.; Вениамин из Туделы, {{lang|he|מםעות}}‎, Jew. Quart. Review, XVI; Josef ha-Kohen, Emek ha-Bachah, passim; Simone Luzzatto, Discorso circa il stato degl’hebrei, 1638; Marx, The expulsion of the jews from Spain, Jew. Quart. Review, XX; Ravа, Gli ebrei in Bologna, Educatore israelita, XX, XXI, XXII, passim; idem, Ebrei in Venezia, ibidem, XIX et XX, passim; Schiavi, Gli ebrei in Venezia e nelle suo colonie, в Nuova Antologia, 1893, р. 309; Osimo, Narrazione della strage… contro gli ebrei d’Asolo, Casale, 1875; Kaufmann, Die Chronik des Achimaaz von Oria, Monatsschrift, XL (ср. также Byzantinische Zeitschrift, VI, 100); idem, Die Vertreibung der Marranen aus Venedig, Jew. Quart. Rev., XIII, 520: id., Contributions а l’histoire des juifs en Italie, Rev. Et. Juives, XX, 34; idem, Les Martyrs d’Ancone, ibid., XI, 124 (ср. также XXI, 222); id., Les Marranes de Pesaro, ibid., XVI, 61 (также XXXI, 231); Guerrieri, Gli ebrei а Brindisi e а Lecce, 1901; Pesaro, Memorie storiche sulla com. isr. Ferrarese, 1870; Carnerali, Gl’israeliti di Mantova, 1878; id., Il ghetto а Mantova, 1884; Ciscato, Gli ebrei in Padova, 1901; Spano Bolano, Archivio storico per le province napolitane, VI, 335 (для Калабрии); Spano, Gli ebrei in Sardegna, Vessillo isr., XXVII, passim; Volino, Condizioni giuridiche degli ebrei in Piemonte, 1904 (ср. также Vessillo israel., 1901, 24 и Riv. Isr. 1904, 226); Fortis, Gli ebrei di Verona, Educatore isr., XI et XII, passim; Luzzatto G., Banchieri ebrei in Urbino, 1902; Ciardini, Banchieri ebrei in Firenze, 1907; Cassuto, Parlata ebraica, Vessillo isr., LVII, 254; Güdemann, Gesch. des Erziehungswesens, II, Wien, 1884; Stern, Urkundliche Beiträge über die Stellung der Päpste zu den Juden, 1893; Graetz, Gesch., passim. — Более подробная библиография в статьях об общинах и целых областях (Сицилия, Сардиния, Корсика, Милан, Флоренция и т. д.).
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|Умберто Кассуто.|5.}}
 
Раздел5.
 
''Духовно-культурная жизнь.'' — После Греции И. была первой европейской страной, в значительной степени населенной евреями, которые с самого начала достигли здесь большого влияния. Особенно в Риме евреи еще ранее христианской эры играли видную роль в политической, социальной, экономической и культурной жизни, как ни боролось против этого языческое население. Римляне были по отношению к евреям проникнуты любопытством, удивлением и ненавистью. Благодаря вторжению восточных культов и религиозных обрядов в Риме в последнюю эпоху республики и в период господства императоров развилась своеобразная форма культа. В сущности, классическое греко-римское язычество находилось под сильным влиянием западно-азиатских религиозных понятий. Но в то время как более древнее, восточное язычество постепенно укоренялось в Риме, который в состоянии был приноровить к нему свои религиозные идеи, еврейство оставалось для римлян загадкой, которую они напрасно старались разрешить. И характер евреев остался чуждым для них, несмотря на частое общение. Римляне не могли отделаться от евреев презрительной кличкой «barbari», потому что евреи составляли в Риме важный и влиятельный культурный фактор. С другой стороны, евреи приобщались к римской культуре, и с течением времени выработалось своеобразное явление римско-еврейской культурной жизни, единственное в Европе в столь раннее время. Многое из того, что происходило тогда в Риме, напоминает современные нам явления из жизни в больших городах: евреи приноровились к социальным условиям языческого населения, но, наряду с этим, придерживались своих религиозных обрядов и отчасти быта. К этому еще присоединялся все охватывающий универсализм, в каковом евреи соперничали с греками, хотя и представляли иную культурную силу, чем греки. — Евреи стали селиться в Риме при последних князьях-Маккавеях. Посольство, отправленное туда Симоном Маккавеем (140—39), пыталось пропагандировать евр. религию, однако встретило отпор со стороны претора Гиспала (Valerius Maximus, I, 3, 2). Римляне впервые тогда услышали о Боге Цебаот (Саваофе), которого они отождествили с фригийским богом Юпитером Сабазием. Позже, когда евр. колония в Риме увеличилась, римские правители стали все яснее сознавать, что классическое язычество некогда будет побеждено еврейством. Иногда они пытались противодействовать этому строгими мерами против евреев, изгнанием или запрещением религиозного культа (император Клавдий). Все это, однако, не было в состоянии замедлить победоносный прогресс монотеизма и упадок язычества. Дион Кассий (XXXVII, 17) замечает поэтому правильно: «Часто притесняемые, они (евреи) сильно возросли, так что могли даже добиться, чтобы им разрешили свободное отправление обрядов». Именно свобода культа была очень важным приобретением в древнем Риме, где все было делом государства. Для получения гарантии свободы религии необходимо было пробить брешь в его крепкой стене. Еврейство впервые в истории боролось за свободу религии и совести и таким образом провозгласило новую идею. Отношение евреев к окружающему языческому населению определялось различными, часто противоречащими друг другу обстоятельствами. Римлянин был в высшей степени суеверен, и каждый чужеземный культ вызывал в нем страх. Искавший наслаждений римский патриций питал отвращение к религии целомудрия и воздержания, которые регулировали нравственность. Суровый римский государственный деятель был недоволен евреями, которые не признавали государственной религии и совершенно не скрывали своей антипатии к ней. Римляне завидовали способностям евр. расы, которые проявлялись на разных поприщах — в экономической области, в искусстве и науках, в литературе и даже в государственной жизни. Свободные от предрассудков, государственные деятели вроде Юлия Цезаря учитывали значение еврейского элемента и поэтому охотно даровали ему религиозную свободу. Среди евреев Италии, особенно Рима, было много бедняков (Martial, I, 41, 3; X, 5, 3; Juvenal, 4, 116; 5, 8; 14, 134). Римские писатели презирали их, но с еще большим озлоблением они нападали на богатых и образованных евреев. Были евреи чиновники и военные (Jos., Antiquit., XX, 5, 2), ученые, как, напр., ритор Цецилий, Иосиф Флавий и Юстус из Тивериады, поэты (ср. Martial, 11, 94), рецензенты (там же), артисты (Jos., Vita, 3) и певцы (Mart., 7, 82). Еврейскими артистами восхищались в высших кругах общества и при Императорском дворе (Jos., ib.). На литературном поприще евреи быстро подвигались вперед. Степенный римлянин немало был удивлен умственной живостью евреев. Римский товарищ евр. художника, писателя или ученого следил за его деятельностью с завистью (Martial, 11, 94) и жаловался на конкуренцию, римское же общество часто увлекалось литературными произведениями талантливых еврейск. писателей. Образованные евреи Рима и И. вообще говорили преимущественно по-гречески, на космополитическом яз. тогдашнего мира. Это засвидетельствовано, между прочим, надписями на старых евр. кладбищах; римские писатели высмеивали образованных евреев и часто критиковали их греческое произношение, хотя сами римляне так же плохо усвоили классическое произношение. Вообще римские писатели пытались представлять нравы, обычаи и религиозные обряды евреев в смешном виде. Евреи служили темой для грубых острот, для развлечения черни. В литературе того времени встречаются неуклюжие выпады против еврейства. Банальность и пошлость соединялись, когда надо было уронить престиж евреев в общественном мнении. Какими нелепыми шутками развлекали чернь, об этом рассказывает р. Аббагу: вывели на сцену верблюда, покрытого траурным покровом; потом произошел следующий диалог: «Почему верблюд в трауре?» «Потому, что евреи строго соблюдают шемиту (седьмой год), даже не едят травы, и отнимают у верблюда волчцы». Или выступал скоморох с подстриженными волосами и начинался диалог: «Почему печалится проказник? Потому что масло так дорого! Почему масло так дорого? Из-за евреев. Они съедают по субботам все, что заработали в течение недели; у них даже не остается дров для стряпни (так толковали обычай не приготовлять по субботам пищи); они тогда должны сжигать свои кровати и спать на земле, валяясь в пыли; вследствие этого они становятся грязными и, дабы удалить грязь, нуждаются в большем количестве масла — потому-то масло так дорого» (Echa rabb., введение и III, 12). Печальные последствия такого отношения были неминуемы. Низшие слои населения нападали на евреев и христиан (последние пострадали даже больше). Несмотря на все это, пропаганда еврейства усиливалась. Еврейство находило многих приверженцев в высших слоях общества, даже при дворе (в их числе Поппею, жену Нерона). Новая религия особенно привлекала женщин, что объясняется лучшим положением евр. женщины в семейной жизни и вообще интимностью этой жизни. Среди прозелиток нередко встречаются имена римских аристократок. Одна надгробная надпись сообщает, что благородная Paula Venturia перешла на 76-м году жизни в еврейство (со всеми ее рабами), приняв имя Сарры. Консул Флавий Климент и его жена Домицилла, по всей вероятности, приняли еврейство, а не христианство, как это утверждают христианские исследователи (Grätz, Gesch. d. Jud., IV, 435—37). Еще значительнее было число римлян, соблюдавших евр. обряды без принятия еврейства. Вследствие войны 70 г. отношения римлян к евреям стали натянутыми, но вследствие этой же войны усилился евр. элемент в И. и увеличилось культурное его влияние. Видные евреи занимали высокое положение в обществе. В Риме жил историк Флавий. Римское общество, правда, было раздражено евр. принцессой Береникой, которая надеялась стать женой Тита; она должна была оставить Рим, а брак под влиянием общественного мнения не состоялся. События в эпоху Траяна и Адриана не могли не усилить вражды к еврейству (что внешнее положение евреев в И. не изменилось к худшему вследствие этих событий, было указано выше). Усиление христианства вызвало ряд строгих законов; сначала евреи подвергались тем же нападкам, что и христиане; того, что между ними существовало различие, язычники не знали или не хотели знать. Поэт Клавдий Рутилий Наматиан еще в начале 5 в. жаловался, «что побежденный народ покоряет своих победителей». Со введением христианства в качестве государственной религии положение евреев изменилось не только в политическом, но и в социальном отношении. Политические бури, в связи с нашествиями германских народов на И., не были благоприятным моментом для развития культуры. Всякие следы ее пропадают. От этого периода сохранились только надгробные надписи и ограничительные законы об евреях. Если порою и проявлялось более гуманное отношение к евреям, то умственная их жизнь не могла пробудиться под влиянием этого. — Наступили «средние века». Отношения других народов к евреям стали менее дружелюбными. Но все-таки в И. евреи не были вполне отделены от окружающего мира. Итал. еврейство выступило на литературное поприще ранее немецких и испанских евреев. Центрами образованности евреев служили Бари и Отранто в Южной Италии, где развилось наиболее интенсивное умственное движение. Старое изречение гласит: «Из Бари исходит учение, а слово Божие из Отранто». Рим на некоторое время отступил на задний план. Талмудическая наука была перенесена из Лукки в Германию благодаря переселению туда Мешуллама Калонимоса (при Карле Вел. или Карле Лысом; вопрос этот еще не выяснен). Известен литургический поэт Соломон га-Бабли (т. е. «римлянин»; ср. Zunz, Literaturgesch., 101). В Риме появилось в первой половине 10 в. мидрашитское сочинение «Tanna de be Elijahu»; к тому же времени относится популярная историческая книга «Иосиппон». Общим образованием обладал Саббатай Донноло (см.) из Ории (вблизи Отранто), живший в середине 10 века, врач, астроном и астролог. Он находился в сношениях со св. Нилом, с которым вел религиозные диспуты. Из города Бари отправились, по преданию, четыре евр. ученых из Вавилонии, которые по пути попали в плен и которые распространили впоследствии среди западных евреев знание Талмуда. — В 11 в. умственная жизнь итал. евреев отличается уже большим богатством, и «ученые Италии» пользуются в еврействе большим уважением. Наиболее выдающимся в то время ученым был р. Натан из Рима, автор известного талмудического лексикона «Aruch». К тому же времени относится литургический поэт Саббатай бен-Моисей, глава талмудической школы в Риме. Когда Авраам ибн-Эзра посетил этот город, он нашел здесь большую евр. общину; таковая же была в Салерно, где жил ученик знаменитого экзегета, грамматик Соломон ибн-Пархон.
— Ср.: Rignano, Della unguaglianza civile e della libertб dei culti secondo il diritto publico del regno d’Italia, 2-е изд., Ливорно, 1868; Cattaneo, Ricerche economiche sulle interdizioni importe dalla lege civile al’israeliti, 1876; D’Azeglio, Dell’emancipazione civile degl’israeliti, Флоренция, 1848; Berliner, Aus den letzten Tagen des römischen Ghetto, Берлин, 1886; Vogelstein-Rieger, Geschichte der Juden in Rom, II, стр. 360 и сл., Берлин, 1895; Philippson, Neueste Gesch. des jüdisch. Volkes, I—II, 1907—1910 (passim).
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|Умберто Кассуто.|6.}}
 
Раздел6.
 
''Статистические данные об евреях И.'' — Характерно распределение евреев во второй половине 19 в. по отдельным провинциям:

Навигация